План исправленный и дополненный

Вера Холмогорова
8 сентября 2008, 20:16

В подмосковном замке с романтическим названием Майендорф завершились переговоры между представителями Евросоюза и российским президентом Дмитрием Медведевым. Москва подтвердила свою готовность вывести наконец все войска с грузинской территории, а ЕС заявил о возможности начала переговоров касательно будущего статуса Абхазии и Южной Осетии.

Переговоры между Дмитрием Медведевым, президентом Франции Николя Саркози, председателем Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу и верховным представителем по внешней политике и безопасности ЕС Хавьером Соланой затянулись почти на четыре часа. Как и в предыдущий приезд французского президента, закончившийся, напомним, выработкой шести принципов урегулирования конфликта на Кавказе, разговор получился непростым.

Главным итогом переговоров, как сообщил на брифинге по их окончании российский лидер, стало принятие дополнительных мер по реализации «плана Медведева–Сакози». Первый пункт исправленного и дополненного плана «предусматривает вывод всех российских миротворческих сил и наблюдательных постов на линии от Поти до Сенаки включительно, максимум в течение семи дней, принимая во внимание подписание 8 сентября 2008 года юридически обязывающих документов с гарантией неприменения силы против Абхазии». Именно сомнения в выполнении российской стороной этого требования, не раз звучавшие из уст самых различных европейских политиков, заставили представителей ЕС вновь прилететь в Москву на переговоры.

И хотя наш МИД до последнего подчеркивал, что все требования плана неукоснительно выполняются, доступу гуманитарных миссий не оказывается никакого противодействия, а войска постепенно уходят, согласившись на этот пункт, Москва фактически признала, что российские войска действительно все еще присутствуют на грузинской территории. По информации источников «Эксперта Online» в российских военных кругах, в районе Поти на суше находятся российские военные на двух блокпостах, «оборудованных в инженерном отношении, что предусматривает укрытия, окопы для БТР и минные поля». По сообщению официальных лиц, блокпосты поставлены на территории Грузии для наблюдения над тем, что за гуманитарную помощь привозят туда суда ВМФ США.

Впрочем, в том, что российское военные продолжали оставаться на территории Грузии, европейские лидеры усмотрели и свою ошибку. Так, по заявлению главы французского МИДа Бернара Кушнера, сделанному перед началом переговоров в Москве, разночтения происходят, «как всегда, из-за проблем перевода». Во французском варианте «плана Медведева–Саркози», под которым поставил свою подпись и Михаил Саакашвили, в шестом пункте фигурирует предлог «en», что означает обеспечение безопасности непосредственно «в Южной Осетии и Абхазии». В русском варианте никакого предлога нет, а в английском вместо «en» стоит «for», то есть «для». Эта путаница во многом и явилась основным камнем преткновения в переговорах между Евросоюзом и Россией по ситуации на Кавказе.

Теперь, однако, похоже, понятно, что мир будут поддерживать непосредственно в самих республиках – принуждать к миру соседей никто пока больше не собирается. Москва согласилась, что после вывода всех российских миротворческих сил «на линию, предшествовавшую началу боевых действий», в эту зону смогут спокойно прийти иностранные миротворцы, «включая 200 наблюдателей от Евросоюза». По словам Николя Саркози, произойдет это примерно через месяц. «То, что мы решили с президентом Медведевым, означает, что через неделю максимум будут сняты блокпосты между Сенаки и Поти, – сообщил французский лидер. – Через месяц – полный вывод российских вооруженных сил с грузинских территорий, которые находятся вне Абхазии и Южной Осетии».

Правда, смогут ли прийти иностранные миротворцы в Южную Осетию и Абхазию – на этом настаивал ряд представителей ЕС, а также, естественно, грузинское руководство, – остается вопросом. «Это было сегодня специально подчеркнуто – дальнейший диалог с Сухуми и Цхинвалом возможен только как с отдельными субъектами международного права», – заявил по окончании переговоров Медведев. «Естественно, есть темы, по которым мы расходимся, – вопрос о признании независимости Южной Осетии и Абхазии», – не смог не заметить он, добавив, что при этом вопрос о признании «является окончательным и бесповоротным». «Наше решение носит безотзывный характер», – резюмировал Медведев.

Николя Саркози итогом переговоров остался доволен. «Нас подталкивали к крайней позиции», – напомнил он, вместе с тем признав, что эта позиция лишила бы ЕС возможности действовать как миротворец. «Я думаю, что нужно поддерживать контакт на самом высоком уровне с российскими властями, никогда не терять контакта с грузинскими властями, чтобы попытаться прийти к какому-то видению и не поддаваться искушению, все решить в момент кризиса», – сказал французский президент, добавив, что «надо все делать поэтапно – прекращение огня, вывод сил, международное обсуждение. Я думаю, это единственно мудрая, благоразумная позиция».

Вслед за окончательным выводом российских войск еще одним важным итогом завершившихся переговоров стало согласие представителей ЕС начать в ближайшее время международные переговоры о будущем статусе Абхазии и Южной Осетии. По словам Медведева, они откроются 15 октября в Женеве. И хотя эти переговоры совершенно не означают признания (Саркози во время пресс-конференции не преминул заметить, что осуждает признание Россией двух кавказских республик), тем не менее факт их начала крайне важен. «Процесс признания пошел, и он будет набирать обороты, в какой момент к этому процессу присоединятся страны Евросоюза – зависит от их позиции. Не бывает вечных решений, в этом мире все меняется, в том числе и позиция, касающаяся признания новых государств», – намекнул европейским коллегам Дмитрий Медведев.

Начало переговоров, правда, было записано еще в первой версии плана, шестым, последним пунктом, но тогда против него высказался президент Грузии Михаил Саакашвили. Теперь обсуждать его с грузинским президентом вновь придется Николя Саркози – как и в прошлый раз, из Москвы его самолет летит в Тбилиси.