Погружение в овраг

28 октября 2008, 17:20

Российская электроэнергетика стоит на грани серьезного кризиса из-за остановки роста потребления, удорожания стоимости инвестиционных проектов и проблем с привлечением кредитных ресурсов. Об этом заявил сегодня в Совете федерации РФ президент крупнейшей в России частной энергокомпании «КЭС-холдинг» Михаил Слободин. Некоторые из участников рынка оценивают ситуацию еще жестче: радужные перспективы, заложенные командой Анатолия Чубайса в инвестиционные планы развития электроэнергетики, изначально содержали в себе слишком оптимистичные цифры.

Прогнозы развития российской энергетики (и соответствующие планы по увеличению мощности генерирующих станций) РАО «ЕЭС России» рассчитывало исходя из увеличения спроса на электроэнергию на уровне 4–5% в год. Правда, до 2006 года рост электропотребления на среднесрочную перспективу прогнозировался скромнее — на уровне 2% в год («Энергетическая стратегия России до 2020 года», «Прогнозный баланс РАО “ЕЭС России” на 2005–2009 годы»). Но начиная с 2006 года прогнозы спроса на электроэнергию как на краткосрочную, так и на средне- и долгосрочную перспективу повысили в два раза. В базовом варианте генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики средний ежегодный прирост потребления до 2020 года был принят на уровне 4,1%, а в максимальном варианте — 5,2%. Причем в краткосрочной перспективе, с 2007 по 2010 год, средние темпы прироста энергопотребления должны составлять около 5,1% ежегодно (максимум 6,5%).

Но уже в прошлом году прирост энергопотребления составил всего 2,2%. Это означает, что для достижения целевого показателя 2010 года в следующие три года энергопотребление должно ежегодно прирастать более чем на 5,2%, то есть в соответствии с максимальным сценарием. Очевидно, что ситуация развивается по совершенно другому сценарию. «Темпы роста спроса серьезно упали, и во второй-третьей декадах октября мы фиксируем почти нулевой рост потребления по сравнению с 2007 годом», — заявил сегодня Слободин, выступая на «круглом столе» в Совете федерации. «При этом надо понимать, — подчеркнул господин Слободин, — что если на рынке появится большой запас невостребованной мощности (в результате выполнения инвестпрограмм новыми собственниками генерации. — Прим. “Эксперт Online”), то его будут оплачивать потребители».

Глава «КЭС-холдинга» сообщил также, что серьезные проблемы существуют и с финансированием самих инвестиционных программ генерирующих компаний: деньги, привлеченные от размещения допэмиссий акций ОГК и ТГК, на первом этапе обеспечивали примерно 50% потребности в инвестициях, но тогда и стоимость строительства новых мощностей была значительно ниже — порядка 800 долларов за 1 кВт. «За этот период цена убежала до 1500–1800 долларов», — сказал Михаил Слободин. «Значит, теперь привлеченные ранее средства позволяют покрыть только 28–30% потребностей, а еще 70% компаниям необходимо привлекать на рынке», — констатировал он. По мнению главы КЭС, если не решить эту проблему, то «уже в 2009 году мы можем получить предприятия-банкроты и недостроенные объекты, потому что деньги закончились».

Глава «КЭС-холдинга» считает, что решить проблемы с текущей ликвидностью в энергетике необходимо в течение полумесяца, а оптимальный срок решения долгосрочных проблем, связанных со спросом и выполнением инвестпроектов, — полтора-два месяца. «Нам, к сожалению, надо готовиться к реальному ручному, серьезному кризисному управлению электроэнергетикой», — резюмировал Михаил Слободин.

Ничего нового, по идее, глава крупнейшей частной энергокомпании не сказал. По сути, происходящие в энергетике процессы сейчас ставят федеральное правительство перед выбором — или перенести срок строительства уже утвержденных и включенных в Генеральную схему развития энергетики новых объектов на более позднее время. Или найти возможность помочь энергокомпаниям деньгами. Некоммерческое партнерство «Совет производителей энергии» уже обратилось к вице-премьеру Игорю Сечину просьбой выделить средства в размере 50 млрд долларов. Слободин лишь обозначил, что времени для раздумий у правительства осталось немного — до конца года.