Конец двухпартийной системы

Александр Кокшаров
12 мая 2010, 15:47

Британия получила не только нового премьера, но и новую политическую систему, в которой партиям приходится договариваться о коалициях, чтобы сформировать правительство.

Вчера вечером, спустя пять дней после парламентских выборов, британцы узнали имя нового премьер-министра. Как и ожидалось, им стал лидер косерваторов Дэвид Кэмерон. Его партия получила больше всего депутатских мандатов в Палате общин – 306 из 650, чего, впрочем, не хватило для формирования правительства большинства (для этого требуется 326 депутатов или более). Уже на следующий день после выборов Кэмерон объявил о начале переговоров с третьей ведущей партией, либерал-демократами, которые получили 57 депутатских мандатов, о возможности формирования коалиции. Переговоры продолжались все выходные, и в начале недели некоторые консерваторы высказывали недовольство тем, что Ник Клегг, лидер либерал-демократов, все никак не может определиться. Однако в итоге соглашения о коалиции удалось достигнуть – в правительстве консерваторов и либерал-демократов Клегг займет пост вице-премьера.

43-летний Кэмерон стал самым молодым премьером Британии за последние почти 200 лет. Получивший образование в Итоне и Оксфорде, он является представителем британской аристократии. Одним из его предков является король Уильям IV, дядя королевы Виктории. Кэмерон заинтересовался политикой еще в юности. Сразу после окончания университета он стал работать в центральном комитете партии, по некоторым данным, благодаря звонку из Букингемского дворца. Его партнер по правительству, 43-летний Клегг, происходит из верхнего среднего класса (хотя в его роду есть представители российской аристократии, бежавшие из страны после революции 1917 года). Клегг учился в Кембридже, университетах США и Бельгии, а политическую карьеру начал с выборов в Европарламент.

Сразу после выборов возможностей для формирования правительства было несколько. Во-первых, консерваторы могли сформировать правительство меньшинства (по аналогу регионального правительства Шотландии, где Шотландская национальная партия с 2007 года правит в меньшинстве). Во-вторых, коалиция тори и либерал-демократов. В-третьих, альянс лейбористов, правивших с 1997 года, и либерал-демократов. Чтобы создать коалицию, лейбористы, получившие всего 258 мандатов на последних выборах (на 91 меньше, чем в 2005 году), были готовы пойти на серьезные уступки. В частности, в понедельник 10 мая Гордон Браун заявил о своей отставке с поста премьер-министра, который он занимал с 2007 года, после ухода Тони Блэра, премьер-министра в 1997-2007 годах, из британской политики. Лейбористы надеялись, что «жертвоприношение» в виде отставки Брауна позволит создать коалицию с либерал-демократами, ведь платформы партий довольно близки. Однако такая коалиция потребовала бы еще дополнительных партнеров из числа мелких партий – суммарно лейбористы и либерал-демократы имеют в парламенте 315 мандатов, на 11 меньше, чем необходимо для формирования правительства.

Новое правительство означает для Британии серьезные перемены. Во-первых, под 13-летним правлением лейбористов была подведена жирная черта. Модель «нового лейборизма», разработанная в начале 1990-х годов Блэром и Брауном, партия сдвинулась в политический центр, а по некоторым вопросам, в частности бизнеса и экономики, даже вправо, оказалась исчерпанной.

«Эта модель позволила лейбористам прийти к власти в 1997 году и победить на еще двух выборах, в 2001 и 2005 годах. Однако сейчас изменились и экономическая ситуация, и политические предпочтения британцев. Лейбористской партии придется искать новую модель, чтобы заинтересовать избирателей. Сможет ли она найти новый подход к ним – пока открытый вопрос. Равно как и то, кто станет новым лидером партии, ведь политическая карьера Гордона Брауна завершена. Он, хотя и остается членом парламента, серьезной роли в британской политике больше играть не будет. Скорее можно ждать написания его мемуаров», – рассказал «Эксперту Online» Джонатан Хопкин, политолог из Лондонской школы экономики. Временным и.о. лидера лейбористов стала заместитель Брауна Харриет Харман. Однако она, по мнению большинства наблюдателей, не будет претендовать на пост лидера. Скорее всего, на партийной конференции в сентябре за эту должность поборется кто-то из молодых политиков. В числе возможных кандидатов называют братьев Дэвида и Эда Милибэндов, а также Эда Боллза.

Во-вторых, новое правительство стало первым коалиционным кабинетом в Британии за последние 70 лет. А также первым случаем, когда консерваторы и либерал-демократы договорились участвовать в коалиции на национальном уровне (прежние прецеденты касались лишь местных советов). «Очевидно, это хоронит двухпартийную систему, характерную для британской политики, где правит то одна, то другая ведущая партия. Политический ландшафт фрагментируется и усложняется, что отражает предпочтения избирателей. Они не хотят, чтобы доступ к власти имели лишь две группы истеблишмента», – рассказал «Эксперту Online» Джонатан Клифтон, научный сотрудник Института исследований общественной политики в Лондоне. На протяжении десятилетий в Британии попеременно правили то консерваторы, то лейбористы, причем часто продолжительные периоды. Так, с 1979 по 1997 год страной правили тори (вначале Маргарет Тэтчер, потом Джон Мейджор), а затем – лейбористы.

Одним из ключевых условий альянса консерваторов и либерал-демократов стал вопрос реформы избирательной системы, который, как ожидается, новый кабинет вынесет на референдум. Используемая в Британии мажоритарная система не отражает реальных политических предпочтений британцев, поскольку от каждого округа избирается депутат, получивший самое большое число голосов. Это выгодно доминантным партиям, однако играет против партий второстепенных. Так, на последних выборах консерваторы получили всего 36% голосов избирателей, однако при этом обеспечили 47% депутатских мандатов. За либерал-демократов проголосовали 23% британцев, однако это дало партии лишь 9% мест в Палате общин. Либерал-демократы выступают за введение гибридной системы, которая бы сочетала в себе мажоритарный и пропорциональные принципы, что позволило бы лучше отражать результаты выборов в политической системе.

Пока не известен полный состав нового британского кабинета, хотя предполагается, что либерал-демократы получат в нем четыре портфеля (и еще 15 должностей «младших министров», что соответствует уровню заместителя министра в других странах). Кроме премьера Кэмерона и вице-премьера Клегга уже назначены новый глава МИДа – Уильям Хейг, и министерства финансов – Джордж Осборн. Хейг был лидером консерваторов в 1997-2001 годах и известен своими скептическими взглядами на евроинтеграцию и иностранных мигрантов. А Осборн является давним соратником Кэмерона и сторонником жестких экономических мер. Новый глава казначейства собирается срочно пересматривать бюджет, чтобы как можно быстрее сократить дефицит, который оценивается в 250 млрд долларов в 2010-2011 годах. Пост министра бизнеса и банков получит либерал-демократ Винс Кейбл, министром энергетики станет еще один либерал-демократ – Крис Хьюн.

Насколько эффективным будет новое коалиционное правительство Британии, покажет лишь время. Многие наблюдатели отмечают, что новый кабинет может оказаться краткосрочным. Премьер-министр имеет право распустить парламент до окончания пятилетнего срока и назначить новые выборы. Этим правом британские премьеры пользовались неоднократно, чтобы провести выборы в наиболее удачный для своей партии момент. Если Кэмерон пойдет на новые досрочные выборы до проведения реформы избирательной системы, то он может попытаться получить большинство в парламенте и избавиться от своих партнеров по коалиции.