Безработица падает, страх остается

Ольга Горелик
9 июня 2010, 20:28

Уровень безработицы в России падает. За последнюю неделю число официальных безработных сократилось на 1,72% – до 2,01 млн человек. Между тем Россия остается страной, где очень боятся потерять рабочее место.

Численность безработных граждан, зарегистрированных в органах службы занятости, на начало июня составила 2,01 млн человек, говорится в сообщении Минздравсоцразвития России. Неделей ранее уровень зарегистрированной безработицы в России был равен 2,046 млн человек. По мнению чиновников, при сохранении таких темпов снижения официальная безработица может составить менее 2 млн человек уже в ближайший месяц.

Уменьшение количества незанятых граждан наблюдалось в 80 из 83 регионах, а вот рост безработицы был зафиксирован в трех субъектах: в Ингушетии, республике Марий Эл и в Амурской области.

По данным Минздравсоцразвития, с начала кризиса, то есть с октября 2008 года, общая численность официально уволенных работников достигла 1,144 млн человек. Из них было трудоустроено почти 350 тыс., в том числе около 200 тыс. – в прежних организациях.

По данным руководителя аналитического направления Исследовательского центра портала SuperJob.ru Валерии Чернецовой, с начала мая на рынке труда отмечается прирост вакансий и одновременное сокращение количества резюме. Это вызвано отчасти тем, что летом многие люди временно прекращают искать работу, однако в целом рынок по числу вакансий демонстрирует положительные тенденции, и напряженность на нем снижается.

По данным SuperJob.ru, самыми востребованными работниками на российском рынке труда в мае 2010 года являлись менеджеры по продажам, квалифицированные рабочие и инженеры. За ними следовали бухгалтеры, водители и продавцы. Почти в самом конце списка оказались программисты, экономисты и юристы. Самой же невостребованной в мае оказалась профессия маркетолога.

Экономика растет, и появление новых рабочих мест закономерно, говорит директор Центра трудовых исследований Владимир Гимпельсон. Однако майское сокращение безработицы он связывает скорее с сезонным фактором и началом посадочных работ. После завершения уборочного сезона мы снова сможем столкнуться с ростом числа незанятых россиян. «Спрос на труд сейчас очень слабый», – констатирует экономист.

В майском мониторинге Минэкономразвития говорится, что общее число безработных граждан в России составляет 6,14 млн человек, то есть 8,2% экономически активного населения страны. Этот уровень безработицы превышает докризисный, отмечают в МЭР.

Вот эту системную безработицу, по мнению Гимпельсона, в России очень сложно победить, так как отсутствует среда для появления новых рабочих мест. Их может создавать либо государство, либо бизнес, поясняет Гимпельсон. Но госаппарат у нас и без того раздут, его можно только сокращать, а условия для выхода на рынок новых частных компаний одни из самых жестких в мире.

По данным руководителя Центра социальной политики Института экономики РАН Евгения Гонтмахера, в России отсутствует система переучивания кадров. Это происходит, в частности, потому, что государство не знает, какими специальностями владеют 4 млн безработных, не зарегистрированных в службе занятости, и, соответственно, не может составить программу по их переподготовке. «Проблема с социальной статистикой катастрофическая, и в этих условиях проводить эффективную политику, связанную с рынком труда, не представляется возможным», – поясняет Гонтмахер.

Неудивительно, что потеря работы – один из самых сильных страхов россиян, о чем свидетельствуют результаты Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения, проводимого при участии Высшей школы экономики.

Причем если не брать в расчет последние кризисные годы, то за истекшее десятилетие безработица в России шла на убыль – с 14% в начале 1999 года до 7,2%, отмечает Гимпельсон в своем исследовании «Страх безработицы». Однако при этом наша страна как была, так и остается одним из мировых лидеров по уровню страха потери рабочего места и по данному показателю стоит в одном ряду со странами Латинской Америки. «Страх безработицы в нашей стране всегда был силен и мало соотносился с реальной ситуацией на рынке труда», – говорит Гимпельсон.

Еще одна особенность нашей боязни безработицы заключается в том, что страхом парализованы поголовно все. К примеру, в Германии и Швеции за свои рабочие места больше переживают молодые, а в Канаде и Франции – пожилые люди. В странах Северной Америки за работу больше держатся мужчины. На Кипре и в Германии по поводу увольнения практически не беспокоятся работники бюджетной сферы. В странах Западной Европы боязнь остаться не у дел преследует в основном людей, не имеющих высшего образования.

В России же безработицы боятся все. От этих опасений не застрахованы ни женщины, ни начинающие, ни опытные сотрудники, ни специалисты с дипломом, ни состоящие на госслужбе. По словам Гимпельсона, это вызвано неверием людей в социальную защиту государства, а кроме того, отсутствием механизмов для снижения безработицы, используемых в более благополучных странах мира.