Президенты уходят, интересы остаются

Евгений Уткин
13 мая 2011, 13:26

В Италии сменились президенты крупнейших энергетических компаний. Что это означает для России?

Фото: Евгений Уткин
Фульвио Конти и Паоло Андреа Коломбо

В связи с войной в Ливии, нашествием эмигрантов из Северной Африки в Италию, ужесточением визового режима в Европе, ставящим под сомнение все Шенгенские соглашения, а также бесконечными процессами над Сильвио Берлускони (самый громкий из них — об изнасиловании несовершеннолетней Каримы Эль Махруг), и, наконец, ненастоящим землетрясением в Риме и настоящим извержением вулкана Этны (аэропорт города Катании был закрыт вчера из-за большого количества пепла) маленькие «революции» в крупнейших энергетических компаниях Италии остались незаметными.

А президенты сменились и в ENI, и в Enel, и в Edison.

Попробуем представить, чем это обернется для России, ведь Италия это крупнейший экспортер российского газа после Германии, а энергогигант Enel владеет контрольным пакетом акций ОГК-5.

Итак, на смену Пьеро Ньуди президентом Enel был выбран Паоло Андреа Коломбо, родившийся ровно за год до первого полета в космос Юрия Гагарина. Отличник из миланского Университета Боккони, кузнице всей бизнес элиты Италии (не только потому, что Сильвио Берлускони его закончил, но просто потому, что почти все топ- и менеджеры среднего звена итальянской экономики и политики оттуда). Профессор там же, основатель и глава консалтингового бюро Borghesi Colombo & Associati, известен тем, что входит в совет директоров холдинга Берлускони Mediaset, а также ENI и Versace. Очень скромный и незаметный, доверенное лицо Сильвио Берлускони, позавчера совершил первое появление «на людях», открыв новый магазин-флагман компании Enel в Италии, вместе с гендиректором Фульвио Конти, который сохранил свой пост, и 9-кратным чемпионом мира по мотогонкам, идолом всех итальянцев Валентино Росси. В связи с либерализацией итальянского энергетического рынка пользователи могут выбрать себе любого поставщика, и даже экс-монополистам, таким как Enel, приходится завлекать покупателей всякими современными штучками, 3D, голограммами и т.д. Например, доля компании Enel в производстве электроэнергии в Италии упала с 70% в 2000 году до 30% в 2009 году, в то время как доля ENI на газовом рынке Италии сократилась с 67 % в 2004 году до 54 % в 2009-м, но все таки ENI сохраняет доминирующее положение на рынке.

Пожалуй, стратегия Enel в отношении России не должна сильно измениться. Россия останется приоритетным рынком для компании.

С другой стороны, может немного измениться отношение к России компании ENI. Эта компания делит газопроводный проект «Южный поток» с «Газпромом». Нейтрального, лояльного к России пожилого Роберто Поли сменил 47-летний менеджер Джузеппе Рекки, президент и гендиректор General Electric по региону Южная Европа. Паоло Скарони, который сохранил свой пост гендиректора, заявил, что «энтузиазм и свежесть Рекки позволят нам хорошо работать вместе». Кстати, независимым директором избрали и экс главу банка UniCredit Group Алессандро Профумо, ставшего советником Германа Грефа. Многие аналитики сходятся во мнении, что Рекки будет продвигать американские интересы в ущерб российским, и неизбежно отдаление ENI от «Газпрома». Впрочем, несмотря на теснейшие деловые связи, отношения между двумя компаниями не всегда складывались гладко. Например, Паоло Скарони заявлял о целесообразности объединения двух «неконкурирующих» проектов, таких как Sоuth Stream и Nabucco. Кроме этого, постоянное затягивание сроков проекта заставило российскую сторону искать партнеров среди немцев и французов, уменьшая долю итальянцев. Жестко Скарони воевал с «Газпромом» и за цены на долгосрочные контракты на газ в прошлом году. Теперь, в тандеме с Рекки, позиция его в противостоянии с российским монополистом может только усилиться.

Сменился президент и в старейшей энергокомпании Италии Edison. Умберто Куадрино ушел в отставку как с президентского поста, так и с поста ген. директора. Президентом стал Джулиано Дзукколи, а ген. директором стал француз Бруно Лескер. Это стало следствием давления французского партнера, компании EDF, которая владеет 50% акций Edison, а потому хотела поставить своего человека. Для России ничего серьезного не должно произойти. Судебный спор с дочкой «Газпрома» продолжается, и будет продолжаться до тех пор, пока цены на спотовом рынке не превысят цен на долгосрочные контракты.

И, наконец, на итальянском либерализованном рынке появился еще один серьезный и очень агрессивный игрок, компания GDF Suez S.A. Глава компании, Жерар Местралле, вчера в Милане сообщил, что не собирается отказываться от ядерной энергетики и намерен удвоить долю клиентов в Италии (сейчас их 1200000) за 4 года, став по всем показателям третьим игроком на итальянском рынке. Кроме этого, он рассказал «Эксперту Online», что доволен «Газпромом» («российская компания является нашим надежным поставщиком в течении 35 лет»), «Северным потоком» («он снизит зависимость от стран-транзитеров, что позволит избежать конфликтов, как например с Украиной»). Он считает что долгосрочные контракты нужны, они являются гарантией как для поставщиков газа, так и для его покупателей («я же не могу сказать своим клиентам, которые готовят на кухне — извините, у нас кончился газ, так как его нет, или он слишком дорог на спотовом рынке!»), а также считает, что «этот век будет веком газа». Сланцевый газ если и будет играть заметную роль в Европе, то не раньше чем через 5-10 лет.

Кроме того, он сказал, что покупка итальянской генерирующей компании Sorgenia «не стоит на повестке дня» (деловые газеты Италии написали об интересе к этой компании со стороны российской «Интер РАО ЕЭС»).