Кавказское бремя

Москва, 09.08.2011
Спустя три года после августовской войны между Россией и Грузией отношения официального Тбилиси с Москвой не улучшаются, скорее наоборот. С 4 по 8 августа была приостановлена работа секции интересов Грузии при швейцарском посольстве, расположенной в бизнес-центре на Остоженке. Причина банальна: ей отключил свет владелец здания за долги по коммунальным платежам. 8 августа свет включили (хотя долги так и остались неоплаченными), однако владелец здания заявил, что секция должна покинуть занимаемые ею помещения в месячный срок. Напряжения добавляет и тот факт, что грузинское руководство обвиняет Москву в организации взрывов возле посольства США в Тбилиси. По словам Дмитрия Медведева, все это «чушь, вранье и провокация».

В стратегическом плане ситуация уже почти три года находится в тупике. Отторгнутые от Грузии территории Южной Осетии и Абхазии находятся под контролем Москвы, и у Грузии нет никаких рычагов для возврата этих территорий. С другой стороны, Россия не знает, что с ними делать: ни западные государства, ни даже союзники России по ОДКБ не намерены применить к ним «косовский прецедент» и продолжают признавать их составной частью Грузии.

В Тбилиси всячески пытаются доказать, что сложившийся статус-кво играет в их пользу. «Призываю грузинских журналистов обращать мало внимания на те заявления или решения, которые принимают в Москве относительно Грузии. Россия оторвана от реальности и не понимает, что Грузия является страной-реформатором номер один, — заявляет министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе. — Россия, как наркоман, сидит на газе и нефти, грузинская же экономика достигла больших результатов и без всего этого». Однако в реальности преимущество у российской стороны. Мы не только контролируем территории, но и стали принимать грузинских оппозиционных политиков, которые все чаще наведываются в Москву. Кроме того, западные политики и журналисты все реже и реже пеняют России за «оккупацию грузинских территорий» — на повестке дня серьезные экономические и торговые вопросы, да и вина Михаила Саакашвили в развязывании войны уже не вызывает особых сомнений.

И поскольку нынешний статус-кво скорее в пользу России, Москва имеет все основания быть великодушной. Российские официальные лица заявляют, что готовы идти на сближение с Грузией. От Тбилиси требуют не признать сложившийся статус-кво в Южной Осетии и Абхазии, а всего лишь изменить позицию относительно переговоров по вступлению России в ВТО. Напомним, что главными требованиями Грузии к России является «легализация» таможенных постов на абхазском и южноосетинском участках границы (на реке Псоу и у Рокского тоннеля). Для Москвы эти условия неприемлемы. «Наша позиция простая: если вы хотите знать о движении товаров, в том числе транзитных товаров через территорию Осетии Южной, Абхазии, мы готовы такую информацию давать, причем в электронном виде, самым современным образом... Но если под марку вступления в ВТО нам пытаются протолкнуть изменения существующих политических реалий, то мы, конечно, на это не пойдем. И здесь даже ВТО не будет той ценой, которая может быть заплачена», — заявил Дмитрий Медведев.

Очередной, пятый раунд российско-грузинских переговоров о вступлении России в ВТО состоится в сентябре, однако участники не ждут от него какого-либо прорыва. До сентября «таможенные эксперты будут обсуждать технические детали для того, чтобы сблизить наши позиции. А вот как это закончится, трудно сказать. С точностью невозможно сказать, сможем мы найти компромисс или нет. Все зависит от того, хочет ли Россия всерьез вступить в ВТО», заявил заместитель главы грузинского МИД Серги Капанадзе. Грузинская сторона понимает, что это ее единственный по-настоящему серьезный козырь в диалоге с Москвой, и не готова от него отказываться просто так.

Между тем единственное действительно слабое место Москвы находится не в сфере переговоров по ВТО (всем участникам процесса очевидно, что Грузия не является серьезным препятствием для вхождения России в эту организацию — Михаил Саакашвили вынужден будет подчиниться указанию Брюсселя и Вашингтона, если Москве удастся с ними договориться), а в вопросе признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Признав эти территории независимыми государствами, Россия теперь не знает, что с ними делать.

Напомним, что кроме Москвы Южную Осетию и Абхазию признали Никарагуа, Венесуэла и небольшое островное государство Науру. По некоторым данным, в обмен на щедрые пожертвования или кредиты со стороны России. Признала бы и Белоруссия — однако не договорились о сумме (по слухам, Александр Лукашенко требовал сумму не меньше той, что дали Уго Чавесу). Весь остальной мир эти государства не признал и считает их частью Грузии.

Ситуация очень напоминает Северный Кипр. Государство, не признанное никем, кроме основного спонсора и защитника — Турции. Причем это спонсорство и защита стоят Анкаре весьма дорого: на острове шутят, что денег, потраченных Турцией на помощь Северному Кипру, хватило бы для того, чтобы несколько раз купить весь остров на бирже.

Весьма вероятно, что Россию ждет такая же судьба. Если Абхазия при соответствующих вложениях сможет сама себя кормить (как минимум за счет сельского хозяйства и туризма), то Южная Осетия по крайней мере в среднесрочной перспективе обречена быть дотационным регионом. И жить за счет российской финансовой помощи. Москва, конечно, пытается извлечь всю возможную пользу от своего присутствия на этих территориях (недавно президент России Дмитрий Медведев внес в Государственную думу на ратификацию соглашения об объединенных российских военных базах на территории Южной Осетии и Абхазии), однако расходы на их содержание по крайней мере в ближайшее время будут превышать все практические выгоды от них.

Но если признание Москвой Южной Осетии и Абхазии до сих пор рассматривается как минимум весьма неоднозначно, то решение Москвы о защите Южной Осетии являлось не только правильным, но и крайне необходимым для стабилизации ситуации на Кавказе.

Прежде всего на Северном. Отказ России защитить Южную Осетию от грузинской агрессии вызвал бы усиление антимосковских настроений среди северокавказских народов, а также приток военизированных формирований северокавказских ополченцев в Южную Осетию и Абхазию (как это было во время гражданской войны в Грузии). После окончания конфликта в Южной Осетии эти группы, безусловно, стали бы очередным фактором дестабилизации в северокавказских республиках (многие полевые командиры чеченских террористов участвовали в Абхазской войне). Кроме того, успешное завершение грузинской операции в Южной Осетии вызвало бы размораживание других кавказских конфликтов, прежде всего карабахского. Не секрет, что азербайджанское руководство давно готовится к силовому разрешению территориального спора с Арменией. Значительная часть доходов от экспорта энергоносителей шла на закупки вооружения, в результате чего затраты Азербайджана на оборонные нужды к 2008 году были сопоставимы со всем государственным бюджетом Армении (на сегодняшний день они его превысили). Некоторые аналитики считают, что если бы Россия не помешала Грузии захватить Южную Осетию, то это стало бы сигналом для Баку, что Москва не вмешается и в другие конфликты на Кавказе. Что, в свою очередь, привело бы к большой войне и дестабилизации всего южного подбрюшья России.

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: следующая неделя может стать самой важной в этом году
      Инвесторов тревожит состояние торговли и намеки на слабость американской экономики. Результат – ослабление американской валюты и худшая с октября неделя.
    2. Может статься, России не нужен газовый контракт с Украиной
      В прогнозе о заключении соглашения с Украиной премьер-министр Дмитрий Медведев сослался на Ильфа и Петрова
    3. Курс евро сильно удивит
      Единая европейская валюта может удивить высокими темпами восстановления в следующем году.
    Реклама