Бремя белого человека

Москва, 14.02.2012

Кадр из фильма "Пленница"

На Берлинском фестивале в нынешнем году как никогда много фильмов о различных войнах и их невинных жертвах. Стороны вооруженного конфликта на экране поливают друг дружку огнем, однако пули и страдания настигают все больше не противоборствующиих, а мирных граждан. Тем, кому повезло выжить, предоставляется шанс либо стать героями, либо сломаться под ударами судьбы. Военный материал дает богатую почву для создания ярких характеров. Поэтому не приходится удивляться, что кинематографисты вдруг, словно сговорившись, решили оседлать «конфликтного» конька.

Один из таких примеров — внеконкурсная картина «Цветы войны» выдающегося китайского режиссера Чжана Имоу. Наш зритель неплохо его знает по феерическим сагам о мастерах боевых искусств с поединками на мечах: «Герой», «Дом летающих кинжалов»... В новой ленте Имоу мечи без надобности. Действие происходит в ХХ веке во время нападения милитаристской Японии на Китай, в городе Нанкин. Перешедшие на огнестрельное оружие и бронетехнику потомки самураев устроили в Нанкине резню, в ходе которой полегло по меньшей мере 200 тыс. человек.

Поначалу режиссер, славящийся постановкой боевых сцен, не отказывает себе в желании устроить зрелищный взрыв или дать эстетскую замедленную съемку пулеметной очереди. Но вскоре, к счастью, Чжан Имоу перестает злоупотреблять упражнениями в области громких разрушительных спецэффектов и запирает все происходящее в замкнутом пространстве  католического собора. Круг персонажей сужается до горстки учениц религиозной школы, до смерти напуганных японцами, и нескольких беженцев, укрывшихся в стенах храма. Точнее, беженок: вместе с религозными девочками прячутся от японцев расфуфыренные красотки из публичного дома. Строго воспитанных школьниц поначалу отталкивает вид и поведение незваных гостий, но общая участь побежденных мало-помалу их сплотит. Не в последнюю очередь благодаря единственному мужчине в убежище — пастырю. Подлинный настоятель собора, правда, погиб еще до начала фильма, а тот священник, что на экране, — самозванец. В сутану оделся проходимец, зашедший под шумок боев ограбить церковную кассу. Вор оказался джентльменом — не смог бросить девушек в беде. Заодно и сам замаскировался. Японские оккупанты проявят некоторое уважение к служителю культа. Тем более что псевдопастырь — белый, американец, а на тот момент Америка еще не воевала. Ситуация наверняка напомнит российскому зрителю бессмертный образ товарища Сухова, вынужденного защищать гарем Абдуллы в «Белом солнце пустыни».

kinofest450.jpg
Кадр из фильма "Цветы войны"

Главную мужскую роль в «Цветах войны» играет британец Кристиан Бейл. Чжан Имоу, надо признать, не ошибся с выбором. Дело не только в том, что нынешний Бэтмен не боится ничего и смело берется за трудные роли. Бейл как хамелеон: оставаясь собой, умеет вписаться в любой пейзаж, в данном случае — нанкинский. Бэйл также едва ли не единственный актер, в чье моментальное преображение из труса в героя поверишь без вопросов. Не станешь разбираться, как это: был только что дрянь-человек, сирот готов ограбить и церковное вино все выпить, пьяница. Но увидел, как льется кровь невинных, и тут же превратился в ответственного отца-хозяина. Режиссера «Цветов войны» можно обвинять и в самоповторах, и в излишних красивостях, не вполне уместных в такой суровой военной обстановке, и даже в почивании на лаврах с эксплуатацией собственных же ранних находок. Но правда характеров во главе с героем Кристиана Бейла искупает если не все, то многие несовершенства проекта.

Еще одно попадание европейца в самую гущу вооруженного конфликта живо описано в ленте филиппинца Брилианте Мендосы «Пленница». Тут уже не канун Второй мировой, а почти что наши дни. Европейская миссионерка-волонтер в исполнении Изабель Юппер плюс несколько иностранных туристов становятся на Филиппинах заложниками боевиков, кричащих то и дело «Аллах акбар». Боевики воюют с правительством, заложники для них — и источник заработка, и прикрытие. Как только против группировки затевается армейская или полицейская операция, исламисты вручают кому-нибудь из пленников спутниковый телефон и заставляют просить посольство или СМИ, чтобы прекратили стрельбу.

Фильм основан на реальных событиях. Год спустя после захвата заложников все же освободят, но не все пленники доживут до спасения. Некоторых заставят принять ислам и насильно выдадут замуж. Мысль режиссера о том, что для тех, у кого в руках автомат, человеческая жизнь измеряется разве что суммой выкупа, не нова. Привлекает, впрочем, манера Мендосы не забывать за человеческими страстями о матери-природе: заложников держат в джунглях, и постановщик не забывает показать крупным планом экзотическую флору и фауну. То скорпион в кадр заползет, то змея, то разноцветный попугай прилетит. А уж как солнечный свет играет в кронах деревьев, так этим и заложники в фильме откровенно любуются. Всюду жизнь, даже в окружении смерти.

Когда-то Изабель Юппер возглавляла жюри в Каннах и награждала фильм Мендосы. Премируют ли их совместный проект в Берлине, станет известно на закрытии фестиваля 18 февраля. 

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Конец сланцевой революции
    Сланцевый сектор США в этом году получил сокрушительный удар, от которого оправиться не может до сих пор. Однако значит ли это, что 2020 год ознаменуется окончанием сланцевого бума?
  2. Клан Шеффлеров потерял три четверти состояния
    За два с половиной года семья производителей автомобильных шин и компонентов потеряла около 30 миллиардов долларов.
  3. Большая ошибка Лукашенко
    Отношения между Москвой и Минском находятся, пожалуй, на самом низком уровне за все последнее время. Причиной тому стала история с арестом белорусскими властями российских граждан – а точнее то, как Александр Лукашенко обставил этот арест и какими смыслами его наполнил. Сейчас же у Лукашенко появилась уникальная возможность хоть как-то исправить ситуацию.
Реклама