Перестройки не будет

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
17 июня 2013, 14:59

Победа Хасана Рухани на президентских выборах в Иране приведет к тому, что иранская внешняя политика станет менее провокационной и более прагматичной. Однако никаких резких изменений ожидать не стоит — в Иране так не принято.

Фото: AP
После победы Хасана Рухани на президентских выборах резких изменений во внешней политике Ирана ожидать не стоит

«Враги Исламской Республики должны принять тот факт, что в Иране прошли самые демократичные выборы в мире», — заявил бывший президент страны и один из лидеров иранской «оппозиции» Али Акбар Хашеми Рафсанджани. Враги особо и не спорят — итоги президентских выборов в Иране действительно оказались неожиданными. Победу на них — причем в первом туре, с результатом чуть больше 50% голосов — одержал относительно умеренный кандидат Хасан Рухани (его иногда называют «либеральным», что не соответствует действительности), тогда как верховный правитель Ирана Али Хаменеи поддерживал совсем другого кандидата, Саида Джалили. Хаменеи не стал ни фальсифицировать результаты, ни оспаривать их ради второго тура (что было несложно, учитывая, что Рухани от второго тура отделяло менее 1% голосов), а признал его победу. По вполне прагматичным причинам — занятие поста президента Хасаном Рухани для Хаменеи является куда меньшим злом, чем повторение попытки «зеленой революции» образца 2009 года. Для нынешнего Ирана, серьезно страдающего от санкций и ведущего жизненно важную для сохранения своего режима войну в Сирии, подобные беспорядки вполне могли бы закончиться плачевно.

Изначально Хасан Рухани фактически являлся «запасным кандидатом» для Хашеми Рафсанджани. И когда последнего сняли с выборов Рухани стал чуть ли не единственной реальной альтернативой целому спектру консервативных кандидатов, прежде всего Мохаммаду Багеру Галибафу и Саиду Джалили. Вплоть до 10 июня Рухани не входил даже в тройку фаворитов, однако в последнюю неделю перед выборам его рейтинг резко вырос. По целому ряду причин — консолидации всего умеренного лагеря вокруг его кандидатуры (Рухани официально поддержали бывший президент-реформатор Мохаммад Хаттами, Али Акбар Хашеми Рафсанджани а также дочь и внук основателя Исламской республики Рухоллы Хомейни, после чего другой «либеральный» кандидат, Мохаммад Реза Ареф, снял свою кандидатуру в пользу Рухани), а также успешным выступлениям на теледебатах. Кроме того, в пользу Рухани сыграла и решимость его сторонников. Как известно, выборы выигрывает не самый популярный кандидат, а тот, кто сможет привести своих избирателей на участки, и нынешние выборы стали едва ли не рекордными по уровню явки — более 70%. Очереди на избирательные участки были такими длинными, что власти вынуждены были несколько раз продлевать сроки голосования.

Рухани уже заявил о том, что готов идти на переговоры с США по ядерной программе (в том числе и прямые), а также в целом на нормализацию отношений с Западом и вывод Ирана из политико-экономической изоляции. Однако ожидать каких-то радикальных изменений по этим направлениям все же не стоит — и даже не потому, что формально президент является вторым лицом в государстве и подчиняется Верховному лидеру. По ядерному вопросу в иранской элите существует жесткий консенсус, отказываться от ядерного оружия Иран не собирается. Речь может идти максимум о гарантиях и каких-то мерах контроля со стороны международных организаций. «Либерализм» иранского президента не приведет к изменению и политики Ирана в Сирии. Местные оппозиционеры, конечно,  уже призвали Рухани пересмотреть позицию Тегерана в этом конфликте. «Несмотря на то, что с начала сирийской революции прошло два года, Иран продолжает оказывать поддержку режиму Башара Асада в военной, экономической и политической сферах. Призываем нового президента Ирана Хасана Рухани не повторять ошибок своего предшественника. Поддерживая деспота в боях в Сирии, Иран наносит вред по доверию к самому себе», — говорится в их заявлении. Однако поддержка Ираном президента Башара Асада является не ошибкой, а весьма прагматичной линией по защите национальных интересов Ирана. Тегерану нужна лояльная Сирия, через которую он выходит к Леванту и оказывает влияние на палестино-израильские дела.

Впрочем, не исключено, что избрание Рухани все же приведет к изменениям на сирийских фронтах. В частности, окажет отрезвляющее влияние на политику Соединенных Штатов и удержит их от слишком активной помощи оппозиции, не говоря уже о создании бесполетной зоны или вторжении. Один раз американцы уже ошиблись, когда не поддержали пришедшего к власти в 1997 году президента-реформатора Мухаммада Хаттами и продолжили агрессивную политику в отношении Ирана, вследствие чего в 2005 году получили Махмуда Ахмадинежада и резкое обострение американо-иранских отношений. Вряд ли Барак Обама готов повторить эту ошибку сейчас, идя на резкое обострение отношений с Ираном (который за Сирию будет стоять до конца) и уничтожая тем самым все шансы на переговорные прорывы с президентом Хасаном Рухани.