Кредиторы заменят государство

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
7 июня 2013, 14:01
Фото: ИТАР-ТАСС
Заместитель председателя Банка России Михаил Сухов считает, что спасать банки в проблемных ситуациях наряду с акционерами должны крупнейшие кредиторы

Как заявил на Международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге заместитель председателя Банка России Михаил Сухов, регулятор считает целесообразным привлекать к спасению проблемных кредитных организаций кредиторов наряду с акционерами, которые и так несут ответственность за ситуацию в банке. Государство же, уверены в ЦБ, должно или совсем не участвовать в подобных процессах, или помогать в самую последнюю очередь.

«Надо дополнить законодательство дополнительными полномочиями органа надзора – в отношении тех кредиторов, которые готовы принимать на себя риски и конвертировать средства в капитал, заключив соглашение с банком», – считает Михаил Сухов. Суть предложения заключается в том, что кредиторы банка, испытывающего сложности из-за нехватки капитала, смогут конвертировать долг банка перед ними в капитал, став его собственниками. В таких случаях, акцентировал чиновник, ЦБ может ввести специальное надзорное действие, позволив проблемному банку на время нарушать обязательные нормативы. Конвертация долга в акции, по мнению Сухова, станут своеобразным «буфером, чтобы госсредства не были источником преодоления финансовых проблем»

Выходит, что спасением себя от финансовых неурядиц банки будут заниматься самостоятельно. «Возможно заключение мирового соглашения с кредиторами, по которому они сохранят свои средства в случае сложностей, в то время как орган надзора вместе с новыми акционерами и старыми кредиторами создает программу финансового оздоровления», – заявил зампред ЦБ. Таким образом, по сути, Банк России предлагает использовать схему, предложенную европейскими властями своим кредитным организациям, когда государство и налогоплательщики будут оказывать финансовую помощь проблемным банкам в последнюю очередь – сейчас данный законопроект ЕС уже обсуждается национальными парламентами. На это указал и Михаил Сухов, отметив, что сейчас международное сообщество идет по пути недопущения использования государственных средств на урегулирование финансовых проблем банков.

Тем не менее будет и ряд условий, которые придется соблюдать спасителям. Так, участвовать в схеме конвертации смогут юрлица, перед которыми банк имеет долг, тогда как на физлиц данная практика распространяться не будет. «В соответствии с ГК РФ граждане имеют право забрать свои средства из кредитной организации в любое время», – объяснил Михаил Сухов. Субординированные кредиторы также не смогут принять участие в процедуре спасения кредитных организаций – в отношении них и так применяется достаточно жесткое регулирование, в частности, в договорах о предоставлении субординированного финансирования прописана возможность  конвертации долга в капитал банка при возникновении у банка проблем. Кроме того, все спасители должны будут представить Центробанку план оздоровления кредитной организации, разработанный всеми заинтересованными сторонами.

Предложение ЦБ понравилось не всем. Один из банкиров, пожелавший остаться неизвестным, считает, что мало кто из кредиторов добровольно согласится на такую операцию: «Какой разумный человек (компания) захочет входить в капитал банка, испытывающего проблемы? Единственное, если они будут знать, что эти доли – максимум из того, что они вообще могут получить. На сегодняшний день при банкротстве банков юрлица получают в среднем до 10% от вложенных средств. Смысл инициативы заключается в том, что государство хочет как можно меньше средств выделять на санацию проблемных банков и пока нигде в мире такой инициативы, за исключением разве что Кипра, нет».

Но в целом это распространенная практика в других странах, когда государство постепенно отходит от функции спасения утопающих банков, возражает старший аналитик ИФК «Солид» Артур Ахметов. Тем более данная практика в отношении банков не раз критиковалась, так как создавала условия для функционирования неэффективных банков. Сейчас же, по сути, банки будут предоставлены рыночному механизму, который и определит целесообразность их дальнейшего существования. А властям удалось снять с себя ответственность за возможные потери вкладов.

Впрочем, ограничение роли государства в решении тех или иных задач является рациональной мерой, поскольку основные задачи власти – поддержание правопорядка, защита границ и экономическая безопасность, соглашается партнер компании «Налоговик» Сергей Варламов. Банкротство отдельного банка еще не означает угрозы экономической безопасности. А когда это явление распространяется системно, можно говорить о необходимости государственного вмешательства. Однако предложение ЦБ выглядит не как оптимизация, а как попытка решать проблемы финансового сектора. В судебной практике, рассказывает эксперт, очень мало уголовных дел по обвинению банкиров в преднамеренном банкротстве, да и законодательство не предусматривает суровой специальной ответственности за такие деяния. Получается, что кредиторы банков могут остаться один на один со своими проблемами. Спасение банков, заключает эксперт, актуально в кризисные времена, как это было в 2009 году, например. Но когда речь идет о банкротстве единичных банков в отсутствие негативных макроэкономических предпосылок, нельзя говорить об актуальности спасения кредитных организаций. Скорее всего, ЦБ просто желает подготовиться к возможному новому кризису.

Впрочем, и сам кризис – явление пока непонятное. Сейчас в российской банковской системе есть несколько тревожных сигналов, говорит управляющий активами TNO Capital Александра Лозовая. Это рост проблемной задолженности в розничном портфеле, стагнация на рынке коммерческого кредитования и тенденция к снижению банковской маржи. Количество частных банков неуклонно сокращается в посткризисные годы, как из-за повышения требований к банкам со стороны регуляторов, так и из-за снижения доходности бизнеса. В настоящий момент действующих кредитных организаций в России – 955, в то время как в начале 2008 года их было 1136 (-16%). «Я вижу ухудшение условий для банковского бизнеса, но предпосылок для банковского кризиса пока, на мой взгляд, недостаточно, – говорит эксперт. – Если же говорить о глобальном кризисе, то сейчас зарождается тренд на рост кредитных ставок. По мере его развития часть заемщиков может оказаться под давлением в условиях стагнации доходов. Кризисные явления в этом случае могут иметь место при резком росте ставок, что в условиях высоколиквидного рынка пока выглядит маловероятным».