«Правда — здесь»

Москва, 02.03.2014
Что сейчас происходит в Севастополе: репортаж «Эксперт Online»

— Молодые люди, а это что за партия стоит? — пожилая женщина обращается к компании из четырех-пяти мужчин и указывает на лестницу у городской доски почета, где собрались люди с полосатыми оранжево-черными знаменами. Издалека они больше всего похожи на болельщиков донецкого «Шахтера».

— Это же георгиевская ленточка! Что же вы, не патриот? — укоризненно отвечают мужчины.

— Ну слава богу, пусть георгиевская ленточка. Главное, чтобы черно-красных флагов не было!

Черно-красные флаги принадлежат Организации украинских националистов, или «бандеровцам», которых в Севастополе никогда не любили. В свете последних событий на Украине эта нелюбовь приобретает все более агрессивные формы.

Флаги цветов георгиевской ленточки смутили не только пожилую женщину. Мальчик лет пяти с российским флажком в руках спрашивает у родительницы: «Мама, а Бандера хороший?» и тоже показывает на человека с черно-оранжевым знаменем. «Это не Бандера, это… наши гвардейцы», — неуверенно отвечает мать.

За спиной у беседующих севастопольцев, на площади Нахимова, тем временем становится очень многолюдно. На первый день весны (он же — последний день Масленицы) в городе назначен очередной митинг противников новой украинской власти. Неделю назад в Севастополе прошло «народное вече», в котором приняли участие порядка 20 тысяч человек. Говорят, оно стало самой массовой политической акцией в истории города. 23 февраля люди заявили о неподчинении Киеву и прямо на площади выбрали «народного мэра». Они попросили Россию защитить их интересы. За неделю расклад сил в борьбе за установление власти в Крыму несколько изменился, трансформировались и требования митингующих. Предоставление Крыму и Севастополю широкой автономии и самоуправления уже не кажется им достаточным. Пришедшие на площадь скандируют: «Севастополь — Крым — Россия!» Популярный в 90-е годы лозунг, который в Севастополе писали на стенах и заборах, сегодня вновь в тренде.

О митинге 1 марта говорили всю неделю, но во сколько он начнется, никто в точности не знал. По слухам, его начало было намечено на полдень по киевскому времени (два часа дня по Москве). Однако ждать речей собравшимся пришлось еще целый час после полуденного залпа с Константиновской батареи. В ожидании начала действа люди сбивались в небольшие компании и митинговали внутри них. Молодежь восхищенно цитировала сомнительную остроту Жириновского про Майдан и Магадан. Столичные журналисты жаловались, что им поручили узнать, правда ли, что над флагманом украинского флота «Гетманом Сагайдачным» сегодня утром подняли Андреевский флаг. «"Сагайдачный" четыре месяца назад ушел в Сомали! Но я же не в Сомали! Как я узнаю?!» — горячился коллега.

Одна женщина, рассуждая о зверствах Евросоюза, в ужасе пересказывала своей подруге трагическую судьбу жирафа Мариуса из датского зоопарка. В толпе звучали обрывки фраз: «Украину уже 20 лет разрывает центробежная сила…», «…аэропорты, вокзалы, телеграф — все по классике сделали». «Соседи спрашивают, что происходит на площади. А я им говорю: придите на Нахимова и сами посмотрите. Они мне: мол, правду искажают в новостях. А я отвечаю: правда — здесь», — делилась секретами агитаторского мастерства женщина с российским флагом на длинном древке.

Чуть поодаль ароматно дымила полевая кухня. Молодой человек раздавал антиамериканские листовки. У передвижной кофейни шла бойкая торговля. Над обелиском в честь обороны Севастополя 1941–1942 годов, со стороны центрального городского холма, развернулся небольшой пикник с горячительными напитками. Мужчина в камуфляжной куртке лепил наклейку со словами «Отстаивайте же Севастополь!» на заднее стекло своей «девятки». Группа активных старушек хором пела казачьи песни. «А давайте "Легендарный Севастополь" споем!» — крикнули им из соседней компании, и уже через мгновение добрая половина площади тянула главную севастопольскую песню, неофициальный гимн города. Проезжающие мимо площади Нахимова машины приветственно гудели митингующим. Те махали автомобилистам в ответ. У памятника адмиралу внезапно нарисовались молодожены и возложили букет. Их встретили и проводили аплодисментами и криками: «По-здра-вля-ем!»

Все происходящее напоминало скорее народные гуляния, а не революцию. Революционный запал ощущался лишь в непосредственной близости от сцены. Сюда стекались самые активные граждане и продолжали разогревать себя лозунгами. «В единстве наша сила!» — заводили одни. «Фашисты, вон из Крыма!» — отвечали другие (на минуту показалось, что толпа кричит: «Туристы, вон из Крыма!», что было бы очень странно). «Долой НАТО!» — зачем-то добавляла старушка. «Рос-си-я! Рос-си-я!» — наконец, накрывал площадь всеобщий призыв.

Наконец, к моменту начала митинга толпа уже достаточно себя разогрела и бурно реагировала на все, что говорили со сцены. Звукоусиливающую аппаратуру рабочие так и наладили, поэтому выступающим приходилось кричать сразу в два мегафона. И все равно даже стоящим рядом со сценой было не до конца понятно, кто выступает и что говорит. Начальник местной самообороны объявил о наборе в гвардию для обеспечения порядка на площади Нахимова и защиты административных зданий. Неизвестный оратор потребовал провести референдум о статусе Крыма и Севастополя не 25 мая, а как можно раньше, и поставить на нем «жесткие вопросы» — быть полуострову независимым, в составе России или Украины, — чтобы «с нашим мнением считались во всем мире». Народ оратора поддержал. Хэдлайнером митинга стал депутат Госдумы РФ Константин Затулин. Он поздравил севастопольцев с тем, что «их мечта сбылась». «Вы наши близкие и родные люди. Вся Россия с вами», — сказал парламентарий. Площадь устроила Затулину овацию.

Митинг, которого ждали больше часа, продлился всего 20 минут. В шесть часов вечера со сцены пообещали концерт в поддержку Севастополя. Люди с чувством выполненного долга заторопились домой — читать и смотреть новости. Константин Затулин отправился на крыльцо Дома Москвы фотографироваться с юными поклонницами.

Апофеозом «антибандеровского» митинга стал проезд по площади Нахимова байкера в черной коже и заклепках. Следом за его мотоциклом по земле волочился украинский флаг. Участники митинга, абсолютное большинство которых — украинские граждане, встретили выходку байкера безудержным ликованием.

***

В паре сотен метров от митинга о нем уже почти ничего не напоминало. Вот рыжеволосая девушка понесла в сторону площади обернутый вокруг древка российский флаг. Вот целая семья с маленьким ребенком у папы на шее поспешила туда же, громко обсуждая последние новости.

В остальном город живет обычной жизнью. Рабочие драмтеатра вешают на фасад новую афишу: политика политикой, а искусство по расписанию. Пожилой уличный музыкант в бескозырке отставил в сторону гармонь и меланхолично лузгает семечки. Женщина моет окна в магазине модной одежды. Скейтеры оттачивают свои навыки на гранитных плитах набережной. Бабушка в вязанной шапочке присела на скамейку к двум девушкам и повествует им о свидетелях Иеговы. Те слушают с безразличным видом.

На Графской пристани, вплотную примыкающей к площади Нахимова, женщина с тростью без особой надежды зазывает «севастопольцев и гостей города» на морскую прогулку. На вопрос, ездит ли кто-то сейчас на экскурсии по бухте, женщина устало машет рукой. «Ездят, но мало. Мы дешевле сейчас берем, и все равно», — говорит она. Ей звонят знакомые из Сум и Трускавца, интересуются, что на самом деле происходит в Севастополе и не началась ли еще война. Все боятся, никто в Крым ехать не хочет, сетует женщина. «Господи, лишь бы не война!» — заключает она и предпринимает очередную попытку заманить людей на прогулочный катер.

Возле здания городской администрации, где всю неделю сторонники «народного мэра» Алексея Чалого устраивали сходки, чтобы обеспечить ему доступ на новое рабочее место, несколько активистов дают интервью немецким тележурналистам. «Я простая продавщица, и то все понимаю! — кричит в микрофон женщина с табличкой «Отстаивайте же Севастополь!» на груди. — Они рушат памятники, скоро будут убивать русских и поляков (!). Америка Россию не возьмет, так и скажите. Вот их Обама… — начала было ораторша, но быстро сбилась с мысли: — Говорят, нельзя другим плохого желать, а то тебе это вернется, так что пусть у Обамы все будет хорошо, дай ему Бог здоровья!» Рядом пожилой мужчина интеллигентного вида рассказывает репортерам, как он разоблачил «бандеровцев», разобрав видеозапись с киевским снайпером по кадрам: «У него оружие старого образца и форма другая».

У дверей администрации выстроились крепкие парни в бронежилетах. По соседству работает что-то вроде координационного центра самообороны. Женщины составляют списки, в чем нуждаются защитники города. Тут же в кучу свалено добро, принесенное сердобольными горожанами: спальные мешки, какие-то свертки, пакеты с продуктами, коробки, баллоны с питьевой водой. На стене мэрии висит листик, на котором написано: «Банк идей, предложений Севастопольцев. Запись важных сообщений» (орфография и пунктуация авторская). Брейнсторминг пока, судя по всему, проходит не слишком результативно: помимо крупного плаката «Киев нам не указ» особо и вспомнить нечего.

У входа в штаб «Севастопольской обороны», который открылся на улице Советской, стоят два-три десятка суровых мужчин. Один из них записывает чьи-то имена в разлинованные бланки. На прохожих ополченцы мотрят с подозрением, да и общаться с посторонними явно не горят желанием.

В других районах Севастополя даже разговоры не сводятся только к событиям в Киеве и в Крыму. Инородным телом в городском пейзаже выглядит лишь съемочная группа LifeNews на остановке общественного транспорта. О том, что жизнь в городе все же вышла из обычного русла, вспоминаешь только на выезде из города. Вооруженные люди в масках и камуфляже несут дозор на импровизированных блокпостах. По шоссе в сторону города движется колонна российской военной техники.

Вечером на площади Нахимова вновь собралась толпа — не столько боевой дух поднять, сколько музыку послушать, потанцевать, проводить Масленицу, встретить приход тепла. Война-то еще неизвестно будет ли вообще, а лето наступит при любой власти.

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: следующая неделя может стать самой важной в этом году
      Инвесторов тревожит состояние торговли и намеки на слабость американской экономики. Результат – ослабление американской валюты и худшая с октября неделя.
    2. Экспериментальый налог платят четверть миллиона человек
      Госдума РФ распространила эксперимент по взиманию налога с самозанятых еще на 19 регионов России. До сих пор он проходил в четырех, включая Москву
    3. IPO Saudi Aramco: эйфория быстро закончится
      Государственная нефтяная компания Саудовской Аравии провела долгожданное IPO. Только перспективы акций не кажутся экспертам радужными.
    Реклама