Омовение души

Владимир Громковский
экономист, предприниматель, инвестор
7 января 2015, 17:24

«Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину ее собственного будущего». Написано Марксом в 1867 году, в предисловии к первому изданию «Капитала». Впрочем, под этим легко подпишутся наши либералы. Правда, Маркс не знал их взаимно-опознавательного знака, слова «институты»: институциональной экономике ещё только предстояло возникнуть

Однако если сообразить, что институты  – лишь иное наименование экономических и прочих общественных отношений, как говорил сам Маркс, даже видимость различия между марксистской и либеральной риторикой исчезает. (Либералы используют неправильное слово: надо говорить институции [institutions], или, по-русски, установления, в противоположность институтам [institutes], которые суть учреждения).

«Во всех остальных областях мы, как и другие континентальные страны Западной Европы, - продолжает Маркс, имея в виду Германию середины 19 века - страдаем не только от развития капиталистического производства, но и от недостатка его развития. …  нас гнетет целый ряд унаследованных бедствий, существующих вследствие того, что продолжают прозябать стародавние, изжившие себя способы производства и сопутствующие им устарелые общественные и политические отношения”.

Чем отличается сказанное от непрерывных страданий либералов по “правильным институтам” и неизжитости “пережитков прошлого”? Да ничем. Та же самая мысль, выраженная слегка иными словами.

Заметьте, однако: ни Маркс, ни современные либералы ни слова не говорят о том, что производственные и иные общественные отношения, они же “институты”, существуют не сами по себе, но во вполне определёном историческом виде. В том числе – виде национальном, культурном, религиозном. Они норовят выдернуть из всего многообразия общественных отношений некие всеобщие экономические и социальные вещи (не “общечеловеческие” ли?), и объявить их “главными”.

Маркс их объявляет главными явно: у него производственные отношения - базис, основа, а всё прочее – мало значащая “надстройка”. Либералы указывают, что традиционные “институты”, включая национальные, культурные и религиозные особенности, препятствуют торжеству институтов “правильных”, то бишь либеральных. Любопытствующих отошлю к манифесту этого подхода, книге Лоуренса Харрисона “Главная истина либерализма”, изданной ясинским фондом “Либеральная миссия”. Тем же духом проникнута передача самого профессора Ясина “Тектонический сдвиг”на радиостанции “Йеху Москвы“. Собственно, сдвиг имеется в виду культурный: слом традиционных “институтов”, без которого утверждение либеральных “институтов” невозможно. (Подобие марксовой смене старых производственных отношений новыми налицо).

Будущее в марксистской и вообще социалистической парадигме также национально не окрашено. Мы знаем о нём исключительно общие экономические вещи (смотри “Критику Готской программы” Маркса и являющееся развёрнутым комментарием к ней “Государство и революция” Ленина). У либералов с будущим ещё проще:  это принадлежность к развитым или развивающимся странам, включая способность страны перейти из второй группы в первую (так называемая “проблема исторической колеи”).

Таким образом, марксисты и либералы едины в своём равнодушии к национально-культурным особенностям стран. Во-первых, в том смысле, что эти особенности не играют в их учениях никакой существенной роли: Латинская Америка, Китай и Россия оказываются всего лишь носителями единого качества, “отсталости”. Во-вторых, они равно пренебрегают этими особенностями, полагая закономерным, допустимым и полезным их уничтожение ради узко-экономических целей: коммунизма или скорости экономического роста (то и другое – не что иное, как высокий уровень потребления).

Однако! Безразличие это – только с виду. На деле оно оказывается чем-то иным. Маркс описывает в качестве образца и всеобщего будущего капитализм Англии и Голландии. Но ведь это страны протестантские! Приходило ли ему самому в голову, что именно протестантизм мог быть причиной рыночного устройства экономики и её быстрого экономического роста, неизвестно: позднее ему сильно помог в этом отношении Макс Вебер. Для нас здесь важно, что образцом выставляется, на самом деле, вполне определённый “культурно-исторический тип”, по выражению Данилевского (то же самое, что и “цивилизация”, в понятиях Тойнби или Хантингтона).

Современные либералы благодаря Веберу всё понимают – и совсем не стесняются. Вот что трубит трубадур либерализма Познер: “Если оттолкнуться от таких определений, как демократия, качество жизни, и распределить страны по этим показателям, то на первом месте будут именно протестантские страны, все. Потом католические. И лишь потом такие, как Россия, Греция, Болгария и т.д. И это совершенно не случайные вещи, потому что более темной и закрытой религией является православие”.

Таким образом, марксисты и либералы превозносят, на самом деле, не отвлечённый,  но именно протестантский образец, и презирают, с его “высоты”, образец православный (католический, исламский, и так далее, от чего для краткости отвлекаюсь). “Презрение” большевиков принимало вид прямого уничтожения русской Церкви, вероучения и  верующих. Либералы пока ограничиваются ложью, клеветой, оскорблениями: припомним, хотя бы, выставку “Осторожно, Православие” или “музыкальный” шабаш, учинённый проститутками в Храме Христа Спасителя - при полной поддержке идейных хулиганов “либеральной общественностью”! Однако важно понимать: подобное отношение к национально-культурно-религиозным особенностям - не случайность. Оно коренится в самой сущности названных мировоззрений, в их философских и социально-экономических основах. И более того: оно и есть сама эта суть. (Коммунизм и либерализм – ближайшие идеологические родственники, при всей видимости их противоположности мысленному взору профана).

Поможет ли России отказ от Православия и иных культурно-исторических русских особенностей (подставьте сюда любую страну, народ и веру)? Обеспечит ли “перескок” из “колеи” обычного развития в “колею” ускоренного экономического роста, в которой “едут” Великобритания, США, Германия, Япония и прочие из небольшого числа “счастливчиков” – производителей “экономического чуда”?

Поручиться за это никто не берётся. Очевидно, однако, и простецу, что потеря собственной “идентичности”, утрата образующего русскую цивилизацию религиозно-национально-культурного начала произойдёт в случае подобного отказа наверняка:  мы заведомо перестанем быть русскими. А в кого превратимся? Ничего лучше слова “манкурт”, раб без памяти, во всём послушный хозяину, не приходит на ум.  

Не готов утверждать, что все лица, придерживающиеся либерального мировоззрения, в том числе и с виду хорошо образованные, осознают отмеченные выше связи. И уж тем более, что все они имеют своей осознанной целью расчеловечивание народов России, да и вообще мира за пределами “золотого миллиарда”. Ведь не отдавали себе отчёта в истинном смысле деятельности коммунистов десятки и сотни миллионов обманутых их привлекательной с виду фразеологией людей. В конце концов, как показал итальянский историк-экономист Карло Мария Чиполла, доля наивных людей и глупцов в любой выборке из человечества, включая нобелевских лауреатов, постоянна. (От себя добавлю: по-видимому, эта доля очень велика). Однако нет никаких сомнений, что часть из них действует вполне сознательно. И имеет целью вовсе не переход всё большего числа стран и народов в число экономических “счастливчиков”, а их государств – в число “право имеющих”, но обеспечение мировому капиталу послушных работников-покупателей. И точно так же – заботит их не сила и процветание независимой суверенной России, но её включение на третьих ролях в систему господства лидеров “цивилизованного мира”, чем неудача перескакивания в колею быстрого роста вполне соответствует.

Всем давно уже видно, что протестанская (она же англосаксонская) рыночная цивилизация завела мир в бессмысленное, расточительное, бездуховное потребительство. Она обусловила исчерпание полезных ископаемых и утрату экосистемой планеты способности к самовосстановлению, вследствие отравления природы. Соответственно, задача мыслителей и политиков – вовсе не поиск способов перехода всё большего числа стран к этой явно порочной модели. Они, напротив, обязаны предложить принципиально новую, и скорее всего - нерыночную в основе модель экономики и жизни человечества и отдельных народов.  Однако и в рамках узко взятого вопроса – о переходе России на более быструю “колею” экономического роста - ответ следует искать в сохранении и развитии свойств, ценностей и особенностей нашего народа, а не в замене их чужими. (И ещё большой вопрос, должна ли это быть колея Англии и США?).

Предоставляю читателю самому судить, каким словом наименовать учение, подводящее “научную” основу под превозношение одних наций перед другими на религиозно-культурно-национальной почве, и предлагающее “отсталым” нациям отказаться от своих основополагающих национально-культурных особенностей и веры. Добавлю лишь, что желание помыть руки и прополоскать рот будет для нравственно здорового человека вполне естественным. А душу омыть можно молитвой. 

Читайте мнения экспертов, прогнозы и аналитические материалы в социальных сетях:  ВКонтакте, Twitter,  Одноклассники Facebook, Livejournal и на страницах Эксперт-Онлайн