Наука в Армении жива, только мало кто об этом знает

1 апреля 2016, 15:12

Сотрудник экспериментального отделения Ереванского физического института Вартан не чувствует себя оторванным от международного научного сообщества

16:12, Национальная научная лаборатория имени Алиханьяна

— В каждом из нас есть, конечно, национальная гордость. И у меня тоже. Но я лично не чувствую себя оторванным от научного сообщества, находясь здесь, в Ереване. Я учёный, и в науке я свободен, — говорит Вартан, научный сотрудник экспериментального отделения Ереванского физического института (ЕРФИ) и Национальной научной лаборатории им. Алиханьяна. 

В корпусе лаборатории тихо, может показаться, что тут ничего не происходит и нет никакой бурной научной деятельности. Однако за закрытыми дверями кабинетов кипит жизнь — все сотрудники института не торопятся домой, несмотря на то, что рабочий день уже почти закончился. Вартан, скорее всего, тоже задержится тут до глубокой ночи.  

Отвечая на вопросы, Вартан иногда переходит на английский. Это связано со спецификой его работы: каждый год он проводит по несколько месяцев то в Германии, то на границе Франции и Швейцарии в ЦЕРНе — Европейской организации по ядерным исследованиям — работает там на большом адронном коллайдере (БАК). 

— Здесь в институте тоже есть ускоритель. Конечно, не БАК, но работа ведется серьезная, — объясняет учёный. — У нас и с Объединённым институтом ядерных исследований, что в Дубне есть совместные проекты. 

— Вы работаете именно в той области физики, которая сейчас наиболее популярна...  

— Конечно. Честно, я даже не помню, где я был в 2012 году, когда зарегистрировали бозон Хиггса — в Ереване или нет, — после минутной паузы признаётся физик. — Но да, после этого события в физике изменилось всё. Знаете, до открытия бозона Хиггса в среде физиков, занимающихся элементарными частицами, было чёткое разделение: 80% учёных занимались дифракционной физикой, и я ей занимался. А на тех, кто искал бозон, смотрели с лёгкой иронией. Но сразу же после открытия... всё перевернулось.

Однако в родной стране Вартана мало кто следит за научными трендами.

— Знаете, когда я был на открытии БАКа в 2008, там было множество журналистов, включая российских. А когда приехал в Ереван, только два человека: мой брат и его дочь знали о коллайдере. 

Иван Шунин