На разных волнах

Геворг Мирзаян
15 июля 2016, 12:32

Прошедшее 13 июля заседание Совета Россия-НАТО не привело к сколько-нибудь значимым результатам. Все же некоторое снижение общей напряженности констатировать можно. А что касается Украины, то пока Альянс не признает очевидного – то есть срыва Минска со стороны Киева – серьезного продвижения в этом вопросе не будет. Все это очень мешает главному: выстраиванию стратегии для борьбы с совершенно очевидными общими угрозами.

ИТАР-ТАСС Автор: Сергей Савостьянов
На военную активизацию НАТО Россия вынуждена отвечать "Искандерами" и стремлением донести свою точку зрения

 

Война и Украина

 

«У нас не было сближения позиций. Не могу сказать, что мы находились на одной волне», - это заявление по итогам Совета, сделанное генеральным секретарем Альянса Йенсом Столтенбергом, лучше всего резюмирует суть и значение достигнутых договоренностей.

Конечно же, встреча проходила на фоне завершившегося Варшавского саммита Альянса, главной темой которого была борьба с российской угрозой. Поэтому на Совет было вынесено, грубо говоря, два основных вопроса. Во-первых, как сделать так, чтобы меры по противостоянию с Россией не привели к реальному противостоянию с Россией. И, во-вторых, как сторонам избежать углубления конфликта вокруг Украины.

Судя по всему, в первом вопросе удалось достичь минимального компромисса. И в Москве, и в Брюсселе понимают, что бряцание оружием и военные демонстрации могут привести к вооруженным инцидентам. Поэтому стороны, в частности, достигли договоренности о правилах полета авиации над Балтикой, дабы российские и натовские летчики не провоцировали опасные ситуации, грозящие столкновением самолетов друг с другом или кораблями. Не исключено, что Москва и Брюссель будут и дальше продвигаться в направлении минимизации рисков. «За такой договоренностью должны последовать и другие — о взаимном снижении военной активности в соответствующих районах и о снижении там на взаимной основе военного присутствия в принципе», - считает глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. Насчет снижения военного присутствия сенатор, конечно, погорячился – на саммите НАТО шла как раз речь об увеличении военного присутствия Альянса в Польше и в Прибалтике – однако сокращение военной активности вполне возможно. Что, впрочем, лишь поможет снизить риск военных инцидентов, но не приведет к прекращению самого политического конфликта между Россией и НАТО и не остановит его углубление.

Что же касается Украины, то тут, на первый взгляд, не было ничего сложного. «Мы должны работать над дипломатическими и мирными путями разрешения конфликта на востоке Украины… Это будет способствовать улучшению отношений между Россией и НАТО», - заявил Йенс Столтенберг. Однако при этом страны Запада как заговоренные произносят мантру о том, что Россия не выполняет Минские соглашения и не способствует «мирному урегулированию конфликта». У российских чиновников уже нет сил на то, чтобы опровергать эти заявления, в которые, по всей видимости, не верят даже те, кто их делает. Если взглянуть на Минские соглашения, то нельзя найти ни одного пункта, которые выполнила Украина, но не выполнила Россия. Обратных же ситуаций более чем достаточно. И пока Альянс не признает очевидного – то есть срыва Минска со стороны Киева – серьезного продвижения в украинском вопросе не будет.

 

Общие реальные угрозы

 

Печальная ирония в том, что Совет Россия-НАТО мог бы решать другие, более важные задачи. Для этого главам стран-членов Альянса нужно лишь продрать глаза и внимательно посмотреть на реальный мир, в котором они живут.

Да, на сегодня НАТО и Россия являются соперниками. Более того, это соперничество выгодно для определенных сил внутри обеих сторон. Лидеры Альянса позиционируют Москву как угрозу всей защищаемой им западной цивилизации (и тем самым фактически оправдывают смысл существования НАТО, а также укрепляют контроль США за Европой), а кому-то из российских политиков удобно использовать откровенно антироссийскую позицию НАТО для разжигания антизападных настроений в российском обществе. Грустная ирония в том, что искусственный конфликт между Москвой и Брюсселем мешает Альянсу и России увидеть наличие значительного количества общих задач и интересов. И прежде всего угрозу со стороны исламского радикализма, который не только укрепился на периферии западной цивилизации, но и (как показал, в частности, произошедший 14 июля в Ницце теракт) уже наносит удары изнутри. Для Москвы этот исламизм тоже несет угрозу – как прямую, так и косвенную (радикализация жителей мусульманских регионов РФ, а также граждан среднеазиатских государств). Поэтому было бы вполне логично, если бы на заседании Совета России-НАТО стороны не грызлись и не обменивались обвинениями, а выстраивали общую стратегию для борьбы с общими угрозами.

Однако они не могут. Причем не могут не то что согласовать проведение совместной операции по наведению порядка в Ливии или борьбы с запрещенным в России ИГ в Сирии, но и даже выстроить сколько-нибудь значимое сотрудничество по линии спецслужб. Слишком уж сильно недоверие между сторонами, слишком много противоречий у них в восточноевропейском регионе. И исправлять ситуацию тут должна не Москва (она и без того ведет себя в примирительном ключе, который ей уже начинает надоедать), а Брюссель, с чьих действий и нужно начинать создавать атмосферу доверия. Лидеры крупнейших стран-членов НАТО должны приструнить безответственных восточноевропейских ястребов, свернуть бессмысленные и, мягко говоря, нелогичные обвинения России в стремлении напасть на Альянс (Кремль пока не страдает суицидальными наклонностями), а также начать уважать российские интересы в Восточной Европе. «Все, что мы хотим, – это чтобы нас оставили в покое и дали заниматься самими собой, и на равных развивать отношения со всеми странами мира на основе международного права и взаимного уважения», - отмечает представитель МИД Мария Захарова.

Только после того, как на его тайгу перестанут покушаться, медведь будет готов начать серьезный и конструктивный диалог о сотрудничестве. Проблема в том, что на сегодняшний день США, как крупнейшая страна-член НАТО, не готова к таким действиям, а Франция и Германия не готовы перечить Соединенным Штатам.