Первая страна Евросоюза под его санкциями

Москва, 21.12.2017
Решением Еврокомиссии в отношении Польши вводится в действие седьмая статья соглашения о Евросоюзе, предусматривающая меры воздействия для члена ЕС, чья политика серьезно противоречит ценностям, на которых базируется эта организация. Давно тлевший конфликт Варшавы и Брюсселя переходит в активную стадию.

Zuma\TASS Автор: Mateusz Wlodarczyk

Польша войдет в историю Евросоюза как первая входящая в него страна, против которой им будут предприняты санкции. Ни строптивая Венгрия с ее тяготеющим к авторитарным методам лидером Виктором Орбаном, ни мятежная Великобритания, собирающаяся распрощаться с объединенной Европой, подобной сомнительной «чести» не удостаивалась. А Польша удостоилась. И всё благодаря правящей партии «Право и справедливость» и лично президенту Анджею Дуде.

Судебный спор

С маниакальным упорством, вопреки открытому неудовольствию Брюсселя и оппозиции, они проталкивали через сейм совершенно недопустимые, по меркам Евросоюза, законы, всерьез ограничивающие судебную ветвь власти.

Почти два года длится эпопея вокруг затеянной без ясного, видимого повода судебной реформы. За это время Дуда, отступив от своей позиции по некоторым из 13 спорных законов, не уступил в главном. Подписанные им 20 декабря законопроекты (а точнее, теперь уж законы) о Национальном судебном совете и Верховном суде, даже в измененном под давлением массовых акций протеста в Польше и угроз ЕС виде превращают судейский корпус в послушную марионетку в руках «Права и справедливости».

Национальный судебный совет (орган, выбирающий судей) будет фактически формироваться парламентским большинством – читай, «Правом и справедливостью». А Верховный суд, не раз проявлявший характер во взаимоотношениях с президентом, ждет основательная чистка: его состав обновится на сорок процентов.

Что и говорить, нарушение базовых демократических принципов Евросоюза налицо. Проигнорировать подобный выпад в Брюсселе не могли никак, что Дуда, конечно, понял. И всё равно пошел на принцип.

Польский бунт, осмысленный и щадящий

Едва ли всё дело только лишь во властолюбии польского президента. В конце концов, он понимает, что времена Пилсудского давно прошли, скатиться в авторитаризм стране не позволит не Брюссель, не Вашингтон, а само польское общество. Отыграть назад ему так или иначе придется. Так не проще ли было не начинать игру?

Тут впору, конечно, порассуждать о польском национальном характере, польском гоноре и польских державных амбициях. Что ж, в споре вокруг судебной реформы без всего этого не обошлось. С первых лет своего членства в Евросоюзе Польша всячески демонстрировала, что она – не бедный родственник в этом «клубе белых джентльменов» и готова иметь особое мнение буквально по любому вопросу, который обсуждается в ЕС.

Всяческие жесты, призванные подчеркнуть независимость позиции Варшавы, неизменно пользовались поддержкой польского избирателя, не забывшего времена «вечной дружбы» со своим восточным соседом. Не случайно тема борьбы с «диктатом Брюсселя» была взята на вооружение «Правом и справедливостью» и стала одним из важных составляющих успеха этой партии.

К настороженному отношению к ЕС поляков подталкивали и те же причины, что подпитывают евроскептицизм по всей Объединенной Европе. Решения, принимаемые в Брюсселе, вроде бы, в интересах всего ЕС, кажутся чем-то далеким от нужд одной отдельно взятой страны. Очень сложно объяснить обычному, среднестатистическому поляку, скажем, почему Польша должна принимать беженцев из Северной Африки, когда в стране итак полно мигрантов из соседней Украины.

Причем, трудоустройству украинцев, приносящих зримую пользу польской экономике (они занимают рабочие места, освобождающиеся из-за демографического кризиса и отъезда молодежи за рубеж), коварный Брюссель норовит помешать, подчеркивая, что безвиз давался Незалежной для поездок туристов, а не миграции гастарбайтеров. А когда речь заходит о спорах Польши что с Украиной, об оценке роли бандеровского движения, что с Россией, о проекте «Северный поток», в Варшаве и вовсе остаются в недоумении относительно позиции своих союзников по ЕС. Ведь эта позиция оказывается то невнятной, то прямо идущей в разрез с польской.

Финансовый вопрос

И всё же бунтовать против Евросоюза Польша вряд ли бы стала, не перейди в Брюсселе грань, за которой, как представляется из Варшавы, у Дуды просто не осталось выбора. Дело в том, что под влиянием различных причин (в числе которых немалую роль играет усиление евроскептиков) Западная Европа стала постепенно отходить от политики финансовой подпитки «новой» Европы. Это ярко проявилось в бюджете ЕС на 2018 год. В нем расходы на программы финансовой поддержки восточно-европейских стран существенно сокращаются. А ведь Польша планирует до 2020 года получить 82 млрд евро из казны ЕС, став крупнейшим получателем такой поддержки.

Вот с вкладом в общеевропейскую «копилку» обстоит дело значительно хуже. Этим Польша отличается от нынешних чемпионов по субсидиям в ЕС – Франции и Италии: они много берут, но очень много и отдают. Одной из решающих причин, заставляющих Брюссель пойти на урезание помощи Восточной Европе, является желание заставить ее жить по средствам. А к этому в Варшаве не готовы. Потому и принялись нарушать базовые принципы ЕС.

Если в битве за установление диктатуры Дуда обречен на поражение, то в схватке с Брюсселем за сохранение прежних объемов финансовой подпитки его шансы на победу высоки. Своей судебной реформой он уже в какой-то мере выиграл, заставив Евросоюз заниматься самым сложным для этой организации делом – выработкой общей позиции. Перспектива того, что ЕС будет карать своих непокорных членов, пугает там многих. Венгрия уже дала понять, что наказания Польши не допустит, во избежание прецедента.

Таким образом, Дуду и руководство ЕС ожидает «война нервов»: кто кого пересидит и кто раньше пойдет на попятную. Учитывая, что к легендарным чертам польского характера причисляют не только гордость, но и упрямство, «война» явно будет не из легких.

У партнеров




    «Киберзащите промышленности нужны глобальные решения»

    Директор департамента защиты информации и IT-инфраструктуры «Норникеля» Дмитрий Григорьев — о применении информационных технологий и коммуникаций в мирных целях

    Маркировка товаров: что делать и чего ожидать бизнесу

    с 1 июля стала обязательной маркировка табака, в декабре 2019 года добавят еще четыре товарные группы. Штраф за нарушение закона о маркировке будет достигать 300 тысяч рублей

    "Персонализация каналов продаж в ритейле"

    Компания «Той.ру» одна из первых внедрила в рознице омниканальную систему обслуживания клиентов. Учредитель сети Алиса Лобанова поясняет, чем этот опыт может быть полезен другим ритейлерам

    ММК признан одной из самых прибыльных для инвесторов металлургических компаний в мире

    Флагман отечественной металлургии вошел в топ-5 лидеров отрасли по показателю совокупной акционерной прибыли

    Продается завод металлоконструкций в Красноярском крае

    Действующее предприятие с многолетней историей - Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкрн Промышленный узел, 8) выставлен на торги.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Ангела Меркель имеет право держать в тайне состояние здоровья
      Проблемы со здоровьем бундесканцлера могут иметь серьезные последствия для всего континента
    2. Борцы за климат не остановятся ни перед чем
      Россия в Осаке на саммите «Большой двадцатки» пообещала ратифицировать Парижское соглашение по климату. Уклониться от этого было бы весьма сложно, истеричность западной климатической политики возрастает, хотя при нынешнем уровне развития человеческих технологий Парижское соглашение — это предложение заменить потенциальную климатическую катастрофу реальными энергетической, финансовой и экономической катастрофами в одном флаконе. Но уж если мы в этом театре абсурда окажемся, то нужно сделать все, чтобы быть там среди режиссеров, а не среди актеров. И выработать свою позицию по климатическому вопросу
    3. «Шок и трепет»: финансовые власти США готовят сюрприз
    Реклама