Уроки иранского бунта

Москва, 11.01.2018

Протесты в Иране, неожиданно вспыхнувшие накануне Нового года, и почти прекратившиеся после него, дали обильную пищу для апокалиптических прогнозов о начале великих потрясений в одной из самых влиятельных стран Ближнего Востока. Прогнозы, похоже, оказались безосновательными. Но логика революционных событий, начинающихся как столкновение внутриэлитных группировок и превращающихся в неуправляемый ими стихийный процесс, оказалась продемонстрирована весьма ярко.

Нижняя палата конгресса США в минувшую среду приняла резолюцию о поддержке антипрезидентских массовых выступлений в Исламской республике Иран. Сделано это было тогда, когда протесты явно выдыхались. Во вторую декаду января из Ирана приходят лишь неясные сообщения о немногочисленных акциях, явно имеющих локальный характер. Демонстративная американская поддержка рискует их добить окончательно, и надежнее, чем дубинки иранских полицейских. Собственно, за окончание короткой смуты  президент Ирана Хасан Рухани и должен сказать огромное спасибо руководству США. Плюс – главе Израиля Биньямину Нетаньяху, конечно. Не выскажи они свои симпатии протестующим, тысячи обычных иранцев, вышедших на улицы высказать свое негодование, не стали бы спешно расходиться по домам. Одно дело – митинговать против властей своей страны. Другое –митинговать против властей своей страны под благословение ее врагов, каковыми США и Израиль безусловно считает большинство иранцев.

Президент против мулл

События в Иране стали следствием двойственной природы сложившейся там системы управления. В стране есть вполне демократически избранные органы власти, есть президент, на бумаге являющийся высшим должностным лицом, с такими же полномочиями, что и у президента любой западной державы. А есть и другая власть и другая властная вертикаль – духовная, во главе с верховным лидером. Она вроде бы не всемогуща (по крайней мере, в том, что касается внутренней политики), и потому диктатором, сравнимым, скажем, с Саддамом Хуссейном или Ким Чен Ыном, аятоллу Али Хаменеи назвать язык не повернется. Однако ограничить активность или по-отечески одернуть всенародно избранного президента он вполне может – особенно когда тот лезет не туда, куда ему полагается (с точки зрения верховного лидера или его окружения, естественно). В результате соперничество двух специфических иранских властных вертикалей превращается в постоянно действующий фактор местной политики. Так произошло и на этот раз.

Цена снятия санкций

Добившись почти полного снятия, в результате ядерной сделки, санкций, ложившихся тяжким бременем на народное хозяйство страны, Рухани оказался перед необходимостью приспособить экономику к новым условиям. В Иране начались жесткие реформы, призванные привлечь зарубежные инвестиции и оживить частный бизнес. Цены на топливо и продовольствие были отпущены, госрасходы сокращены. Бюджет на новый год, представленный президентом парламенту в середине декабря и, соответственно, ставший непосредственной причиной массовых протестов, предусматривал снятие субсидий и дотаций на ряд товаров. А самое главное, интересы экономики столкнулись с интересами внешней политики, которую духовная власть традиционно считает своей епархией.

Рухани осторожно попробовал поднять вопрос о слишком больших расходах на активность Ирана за рубежом — в Сирии, Ираке, Йемене. Только финансирование режима Башара Асада обходится тощему иранскому госбюджету в 8-9 млрд долларов ежегодно. Еще столько же уходит на содержание Корпуса стражей исламской революции, этого государства в государстве с собственными бизнес-интересами и глобальными амбициями. Идущие от президента намеки на причастность высшего духовенства к сомнительным финансовым операциям, видимо, оказались последней каплей, переполнившей чашу терпения его консервативных противников.

Опасные игры

В результате в Мешхеде, священном городе шиитов, начались первые манифестации, направленные против Рухани. Их вдохновителем стала вовсе не прозападная оппозиция, а самые что ни на есть ультраконсерваторы. По некоторым данным, выйти людей на улицу призвал имам Ахмад Аламольход, тесть соперника Рухани на прошедших в 2017 году президентских выборах Ибрахима Раиси, коего в американских СМИ безусловно относили к лагерю противников реформ и демократизации. Однако очень скоро оказалось, что протестная стихия — вовсе не та сила, которую можно долго удерживать под контролем. По мере того, как численность протестующих увеличивалась, а география протестов охватывала новые города, объектом критики становился не только Рухани и его экономическая политика, но и верховный лидер. При этом говорить о том, что протестовали прозападные силы, не приходится. Свой гнев высказала «персидская улица» — тысячи малообеспеченных иранцев, чьи устремления трудно описать в терминах борьбы за свободу и демократию.

Апофеозом противостояния стали схватки с полицией на улицах Тегерана. Погибло несколько десятков человек, а иранские политики, как со стороны Рухани, так и со стороны верховного лидера, быстро осознав, что происходит, как могли, отыграли назад. Тут как раз вовремя подоспели Трамп и Нетаньяху со своим возмущением. Невольно напрашивается предположение, что так произошло не случайно и не по недомыслию. Слов нет, «режим иранских мулл» — враг для США и Израиля. Но там ли не помнить, что на Ближнем Востоке старый добрый враг иногда бывает лучше, чем тот, кто идет ему на смену. Пример Ирака, Ливии да и Сирии уж очень показателен.

У партнеров




    Россия активизирует геологоразведку в Арктике

    Государство разрабатывает методы экономического стимулирования разведки труднодоступных месторождений

    ОМС, Газпром нефть, Почта России, Сбербанк Лизинг и еще 50+ компаний на сцене ACCELERATE*

    16-17 октября в московском Экспоцентре состоится масштабное бесплатное мероприятие для представителей бизнеса и ИТ-сообщества. Лидеры крупнейших организаций России в рамках 15 тематических секций поделятся опытом ускорения бизнеса в цифровую эпоху с 5000 аудиторией.
    Участие бесплатное, присоединяйтесь!
    *ускорение

    Идеальный ингредиент

    Сегодня практически все население Земли регулярно потребляет продукты, содержащие пальмовое масло. Попытки некоторых производителей и ритейлеров «слезть с пальмы» показывают: заменить пальмовое масло фактически нечем. Более того, медики, экологи, представители пищевой отрасли настоятельно просят этого не делать и развенчивают мифы вокруг этого продукта

    Финал спартакиады промышленников «Моспром»

    21 сентября в «Лужниках» пройдет финал спартакиады промышленников «Моспром» — уникальное событие, где в разных видах спорта за звание самого спортивного завода сразятся те, кого мы привыкли видеть у станков или конвейеров: инженеры, проектировщики, авиа- и приборостроители, энергетики, нефтяники и научные работники. Спартакиада «Моспром» проходит в столице впервые.

    Одно из направлений в искусстве

    7-9 ноября впервые состоится Международная форум в области дизайна и архитектуры «Best for Life», который пройдет в Италии. В рамках форума организована премия «Best For Life Award» в области промышленного и цифрового дизайна, архитектуры и визуальных коммуникаций
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Большую ли свинью подложила Польша «Северному потоку — 2»
      Брюссельский суд ЕС по иску Польши отменил решение Еврокомиссии об изменении режима использования газопровода Opal, принимающего топливо «Северного потока». У этого неприятного для «Газпрома» решения, снижающего возможности прокачки по Opal, есть контекст, который ставит под сомнение силу польского удара
    2. Европа вспомнила о корнях
    3. Европа без иллюзий
      Европейские элиты в растерянности: западный цивилизационный проект в тупике и без России может не сдвинуться. Германия уступает Франции первую скрипку в ЕС
    Реклама