Сирийский экзамен: будет ли Турция воевать с Россией?

Эрдоган готов официально объявить войну Сирии

EPA/STR/ТАСС

 

Не повезло

 

27 февраля стал поистине черным днем для экспансионистских планов турецкого президента-султана Эрдогана. Сначала силы маршала Халифы Хафтара нанесли удар по турецкому экспедиционному корпусу в Ливии, убив от 7 до 10 солдат турецкой армии. Затем в сирийском Идлибе ВВС нанесли авиаудар по позициям турецкой армии, в ходе которого, только по официальным данным, на момент сдачи статьи погибло 33 турецких бойца. Неофициально же называют цифру в два, а то и в три раза больше.

Нельзя сказать, что это стало какой-то неожиданностью или тем более несправедливостью. Все последние дни турецкая армия активно поддерживала боевиков не только морально, но и материально – артиллерийским огнем по позициям сирийских войск. Именно благодаря этой поддержке боевикам удалось достичь тактических успехов, отбив ряд поселков (включая и стратегически важный Саракиб). По всей видимости, в российско-сирийском командовании решили турок проучить и нанесли по ним акцентированный удар.

Подобный «урок» в Турции был воспринят крайне болезненно. В ночь с 27 на 28 февраля турецкие власти отключили в стране соцсети (дабы не нагнетать общественный гнев), в то же время сами демонстрировали гнев в больших объемах. В 21.30 Эрдоган собрал экстренное заседание Совета Национальной Безопасности, которое длилось почти шесть часов. Турецкие войска были приведены в боевую готовность, сегодня состоится обращение Эрдогана к народу, в котором он, скорее всего, объявит о начале какой-то операции возмездия. Масштабы ее могут быть весьма велики – по словам официального спикера правящей Партии Справедливости и Развития Омера Челика, все объекты «нелегитимного сирийского режима» становятся целями.

И в связи с этим у экспертов возникает ряд вопросов. Главные из них таковы. Будет ли Турция воевать одна, или подтянет своих союзников по НАТО? Будет ли Турция воевать по-настоящему, или ограничиться мини-войной? И, наконец, главный вопрос: как себя в этой ситуации поведут союзники Сирии, и прежде всего Россия?

 

Помощнички

 

Турция уже обратилась за помощью к НАТО, а также напрямую к Соединенным Штатам – по мнению Аккары, на нее было совершено нападение, а значит нужно активировать пункт Устава НАТО о коллективной обороне. К сожалению для Турции, от НАТО как организации они вряд ли добьются большего, нежели моральной поддержки. Европейские страны не готовы воевать в Сирии, и вряд ли готовы считать удар сирийской армии по незаконно находящимся на сирийской территории турецким войскам нападением на Турцию. К тому же Эрдоган сам сделал все возможное для того, чтобы Европа не стремилась его защищать. Например, снял ограничения на границе и позволил сотням сирийских беженцев отплыть в сторону Греции.

С Штатами же ситуация более неопределенная. С одной стороны, Трамп может использовать турецкую мольбу и нанести ряд акцентированных ударов по Сирии, особенно по иранским позициям в этой стране. С другой стороны, такие удары могут быть чреваты втягиванием США в большую войну на Ближнем Востоке, с иранскими ответами по американским базам, а вот это Трампу совсем не нужно. Президент ведет сейчас предвыборную кампанию, выигрывает ее фактически в одну калитку и топит Демократическую партию. Так зачем же ему давать демократам спасительные жилеты в виде гробов американских солдат и возможности обвинить президента в том, что он втягивает США в новую ближневосточную войну? Поэтому, с большой долей вероятности, Штаты постараются соблюсти баланс. 

 

Послал на убой

 

В отличие от Трампа, у Эрдогана нет такой роскоши – думать над тем, воевать ему или нет. После гибели десятков турецких солдат и гневной реакции общественности президент-султан (чья власть зиждется на голосах националистов и исламистов) не может не отрыть топор войны. Возникает ощущение, что Эрдоган намеренно загонял себя в ситуацию, где у него нет иного выхода кроме как воевать – для того, чтобы его партнеры более серьезно воспринимали турецкие угрозы. Проще говоря, Реджеп Эрдоган намеренно отправил своих солдат на убой для того, чтобы укрепить свои переговорные позиции и поддержать свой блеф.

Скорее всего, Турция будет наносить какие-то удары по позициям сирийской армии. Весь вопрос в том, каков будет их масштаб? Перерастет ли он в полномасштабное вторжение? И тут многое будет завиесть от позиции Москвы.

Если Россия отступит, то, скорее всего, перерастет – Эрдоган не видит для себя проблем повоевать с сирийской армией, показать всему ближневосточному миру последствия убийства турецких военнослужащих и игнорирования турецких национальных интересов. Но если Москва не отступит, если не пустит турецкие самолеты в сирийское воздушное пространство и продолжит оказыать военно-техническую поддержку Асаду, то никакой большой войны, скорее всего не будет. Эрдоган не может себе позволить риска войны в Россией. В этой войне он потерпит поражение и, скорее всего, по ее итогам потеряет власть (военные вряд ли обрадуются тому, что президент-султан отправляет их на убой ради прикрытия собственной ошибки). 

 

Громко молчим

 

Но готова ли Россия не отступать – ведь тем самым она ставит под угрозу наши стратегические отношения с Турцией, которые простираются гораздо дальше сирийских вопросов? В ночь с 27 на 28 февраля, когда из Турции новости сыпались как из рога изобилия, Россия молчала – и многие комментаторы были этим возмущены. Они писали, что ни в МИД, ни в Министерстве обороны не давали никаких комментариев. Утверждали, что российское молчание лишь укрепляло наших турецких партнеров в мысли о том, что Россия в случае начала сирийско-турецкой войны останется в стороне.

Действительно, молчание укрепляло бы – если бы это молчание имело место. На деле же его не было. Министерство обороны выразило свою позицию – но не словами, а авиаударами. Когда турки грозили войной, российские самолеты резко увеличили накал бомбежек позиций боевиков, показав, что Москва в стороне не останется. Собственно, позиция вполне логичная – не только турецкая сторона заботится о своем престиже и репутации. Россия доказывает, что она своих союзников на произвол судьбы не бросает.

Да, кому-то может показаться, что Москве стоит все-таки отойти в сторонку. На кону же не только Сирия, но и большие стратегические проекты российско-турецких отношений. Прежде всего, газопровод «Турецкий поток». Война с турками – пусть даже опосредованная – может привести к закрытию «Потока», а также строящейся в Турции российской атомной станции Аккую. И действительно, проекты окажутся под угрозой – но окажутся как раз в том случае, если Москва капитулирует. Если продемонстрирует свою слабость и покажет, что ее можно продавливать и шантажировать. Тогда тот же «Турецкий поток» превратится в украинскую ГТС – в плане готовности страны-транзитера регулярно шантажировать Россию. Единственный шанс сохранить все проекты, а также рабочие партнерские отношения с Турцией – это показать партнеру, что Россия, условно говоря, не является его «едой». Показать Эрдогану что его экпансионистские планы не должны противоречить российским интересами – и речь тут не только о Сирии. Как известно, эти планы простираются и на евразийское пространство, и на населенные тюркскими народами земли России. Поэтому сейчас нельзя требовать от России быть «умной» и сделать шаг назад. На сирийской земле Москва – как и пять лет назад, начав войну против ИГ – защищает собственную безопасность и территориальную целостность.

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. ОПЕК+ растет в цене
    Дональд Трамп заявил о новых переговорах между РФ и Саудовской Аравии по возможной сделке по сокращению добычи нефти. Но главные участники ОПЕК+ готовы пойти на это только вместе со странами «большой двадцатки». Эксперты видят в перспективе возможность расширения нефтяного картеля
  2. Прогноз для банков изменен на негативный
    Агентство Fitch ухудшило прогнозы по рейтингам ряда банков из-за потенциальных убытков в результате пандемии и падения цен на нефть
  3. Акции растут на «удаленке»
    На 585% вырос трафик на платформе проведения видеоконференций от компании Zoom Video за последний месяц из-за массового перехода на дистанционную работу. Соответственно, увеличились продажи, а акции компании взлетели на 145% при том, что S&P 500 упал на 20%
Реклама