«Мечел» расстался с Эльгой

Николай Ульянов
заместитель главного редактора, редактор отдела промышленности журнала «Эксперт»
22 апреля 2020, 20:15

Горно-металлургический холдинг Игоря Зюзина продал одно из крупнейших в мире угольных месторождений, чтобы уменьшить свой долг и реструктуризировать его оставшуюся часть на 10 лет

Горно-металлургический холдинг Игоря Зюзина продал одно из крупнейших в мире угольных месторождений, чтобы уменьшить свой долг и реструктуризировать его оставшуюся часть на 10 лет.

Компания сообщила, что продала по 51% долей в трех компаниях – «Эльгауголь», «Эльга-дорога» и «Мечел Транс Восток», в которые был «упакован» этот амбициозный проект.

Покупателем выступила компания «А-Проперти», сумма сделки составила 89 млрд рублей.

Помимо 89 млрд рублей, которые включали в себя значительную премию за контроль, она еще полностью погасила долг «Мечела» перед Внешэкономбанком в размере 107 млн долларов (порядка 8 млрд рублей по нынешнему курсу). Впрочем, на этом «А-Проперти», контролируемая бывшими владельцами «Скартел» (бренд Yota) Альбертом Авдоляном и Сергеем Адоньевым, останавливаться не собирается. В ее планах, подкрепленных документами, довести свою долю в Эльге до 100%.

 

Да перевоз рубль

 

Эльгинское угольное месторождение, расположенное в юго-восточной части Якутии, с запасами в 2,2 млрд тонн угля, — крупнейший инвестиционный проект «Мечела». Месторождение находится примерно в 300 км от Байкало-Амурской магистрали, и именно транспортная доступность была основной причиной того, что его освоение долго не могли начать, несмотря на высокое качество угля и то, что добычу можно вести открытым способом.

«Мечел» серьезно вложился в строительство железной дороги от месторождения до БАМа. Из общей стоимости проекта в примерно 2,5 млрд долларов, порядка 2 млрд было израсходовано именно на дорогу. И при этом само месторождение давало отдачу только на примерно пятую часть от возможного – компания добывала порядка 5 млн тонн угля, в то время как потенциальная добыча при строительстве всей необходимой инфраструктуры, прежде всего обогатительных фабрик, закупки карьерной техники могла бы быть на уровне 25 – 30 млн тонн угля в год. Необходимый для реализации потенциала проекта объем средств рынок оценивал в сумму от 70 до 200 млрд рублей. При условии, что долг «Мечела» – свыше 400 млрд рублей, прибыль уходит на погашение процентов, и сделать новые займы при таком уровне долга невозможно, развитие проекта затормозилось. И это притом, что именно горнодобывающий сегмент, который включает в себя и Эльгинский проект, согласно отчетности компании, показывал рентабельность по EBITDA в разы больше, чем стальной бизнес «Мечела». По итогам 2018 года уголь и железная руда дали компании 45,4 млрд рублей EBITDA, а сталь и проект только 28 млрд рублей.

Эльгинский проект превратился для «Мечела» в чемодан без ручки – и бросить жалко и нести невозможно. В этой ситуации компанию могло бы спасти чудо из разряда «государство выкупает железную дорогу от Эльги до БАМа». А тут еще подошел срок погашения основного долга перед банками кредиторами, который был согласован в 2016 году во время реструктуризации. Компания признала, что денежного потока, который она генерирует не хватит, чтобы обеспечить и обслуживание долга, и финансирование капитальных затрат, в связи с чем перед ней встает необходимость добиваться соглашения с банками о новой реструктуризации с переносом выплат по телу долга на более поздний срок.

 

Налетай, подорожало

 

«А-Проперти» «засветилась» в информационном поле рядом с «Мечелом» и Эльгой, когда осенью прошлого года сообщила о том, что подала в ФАС ходатайство о покупке 49% долей в каждой из вышеуказанных компаний, формирующих проект, у Газпромбанка.

Этот ход вызвал некоторое недоумение у наблюдателей, поскольку декларировалась заявка на «дальнейшее развитие Эльгинского месторождения», что вряд ли было возможно в ситуации, когда контролирующий партнер не в состоянии инвестировать в проект в сопоставимой доле. Это дало повод предполагать, что «А-Проперти» может предложить и Мечелу продать свой пакет. В самой компании вопрос об этом оставили без ответа, но дальнейшие события показали, что такой вариант активно прорабатывался. Газпромбанк стал совладельцем Эльги в процессе реструктуризации долгов «Мечела» в 2016 году, доля в 49% в угольном проекте обошлась банку в 34,3 млрд рублей. При этом компания Игоря Зюзина получила право выкупить эти акции по истечении пяти лет.

Так что вскоре после того, как «А-Проперти» заявила о своем намерении войти в Эльгу, «Мечел» сообщил, что намерен воспользоваться своим правом на выкуп в течение ближайших 120 дней. Правда, выкупать у Газпромбанка он был готов только 34% из 49, остальные оставив на потом. Но когда в конце января этого года подошел срок оферты, «Мечел» ее не исполнил. В результате, сначала в конце февраля «А-Проперти» получила у ФАС разрешение на выкуп всех 100% долей в Эльгинском проекте, а уже в конце марта стало известно, что «А-Проперти» и Газпромбанк договорились о продаже 49%. Правда, сделка могла бы состояться только после того, как компания Альберта Авдоляна выкупит долю в Эльге у «Мечела». Сумма сделки тогда не сообщалась.

Сейчас же банк выручит за свой пакет 45 млрд рублей. Учитывая, что получил он его за 34,3 млрд, его заработок по сделке составил более 31% без учета инфляции. «А-Проперти» же в сумме, с учетом погашения долга перед ВЭБом, стала единоличным владельцем этого угольного проекта за 142 млрд рублей. Для финансирования сделки использованы собственные средства акционеров и заемные от консорциума российских банков. Каких именно, не сообщается. Комментируя сделку, Альберт Авдолян отметил, что она завершила первый этап формирования промышленного кластера, включающего Якутскую топливо-энергетическую компанию, и пообещал в ближайшее время рассказать о планах развития обоих проектов на следующие пять лет.

 

Теперь это ваше

 

«Мечел», как уже было сказано выше, выручил за свою долю в Эльгинском проекте в общей сложности порядка 98 млрд рублей. Надо сказать, что еще в январе этого года рынок оценивал весь проект в 120 млрд рублей, а долю холдинга в 60 (см. «Эльга без боя не сдается», «Эксперт», 27 января 2020 г.).

Но еще важно учитывать, что компания подписала соглашения о реструктуризации своего долга перед Газпромбанком (ГПБ) и ВТБ и погасила его часть. Вырученные от продажи доли в угольном месторождении средства пошли на досрочное погашение долга перед этими финансовыми институтами. Банки получили примерно в равных долях средства от сделки «Мечела» с «А-Проперти»: на ГПБ пришлось 42,6% (около 39 млрд рублей), ВТБ – 57,4% (порядка 50 млрд рублей).

Срок погашения оставшейся задолженности продлевается на 7 лет до марта 2027 года с возможностью дополнительного продления еще на 3 года. Другие существенные условия по кредитным линиям, в том числе касающиеся процентных ставок и обеспечения, остаются неизменными. Общий объем реструктуризированного долга перед Газпромбанком и ВТБ составил 237 млрд рублей.

В компании назвали произошедшее «непростым, но взвешенным решением», отметив, что «сокращение финансовой нагрузки будет способствовать реализации инвестиционной программы, направленной на увеличение добычи и переработки угля на наших предприятиях в Кузбассе и Якутии, а также на рост объемов производства высокомаржинальной продукции в металлургическом дивизионе».

Рынок положительно оценил последние новости вокруг компании – акции «Мечела» в моменте росли более, чем на 15%. Александр Бартенев, старший персональный брокер по международным рынкам «БКС Брокер», считает действия компании в ситуации, когда спрос на уголь падает во всем мире и экспорт сокращается, оправданными и называет ее решение верным. Что касается покупателя, то с учетом вложенных «Мечелом» в развитие месторождения средств, сделка при первом приближении видится выгодной: «Но в дальнейшем есть сомнения, что месторождение с огромным дебетом принесет достаточно прибыли в коротком временном промежутке: потребление угля в мире сокращается давно, а спрос сейчас снижается еще больше на фоне пандемии и потенциального погружения глобальной экономики в очередной кризис».