Западные перспективы белорусской экономики

Москва, 22.08.2020

ТАСС Автор: Виктор Драчев

Политическая турбулентность, возникшая в Белоруссии после президентских выборов 9 августа, не утихает и внешнеполитическая ориентация республики становится фактором внутриполитической борьбы. До президентских выборов антироссийскую риторику эксплуатировал президент Белоруссии Александр Лукашенко, давая понять что обиделся на Москву и скоро «уйдет на Запад». После выборов Лукашенко поменял свою позицию на противоположную – теперь обвиняет во всех своих несчастьях Запад и обвиняет оппозиция в планах разрушить Союзное государство. Оппозиция открещивается от этих обвинений, утверждая, что внешней политикой не интересуется, а лишь хочет провести новые президентские выборы. Таким образом, разворот Белоруссии на Запад, подобно Украине в 2014 году маловероятен, но все же не стоит исключать такую возможность. Тем более, что рядом с Белоруссией существует пример удачной интеграции страны в европейскую экономику.

 

Заграница нам поможет

Население соседней Польши в четыре раза больше, чем в Белоруссии, а польский ВВП почти в десять раз превышает белорусский — то есть в 2,5 раза больше на душу населения (по номинальному значению). Согласно данным официальной белорусской статистики средняя начисленная заработная плата в первом полугодии составила 1189 белорусских рублей или 476 долларов США, или 404 евро, что почти в три раза меньше средней польской зарплаты. Жители приграничных областей имеют возможность часто ездить в Польшу за покупками, а десятки тысяч белорусов легально трудятся у соседей. Но желание стать «Польшей» нереализуемо ни в краткосрочной, ни в долгосрочной перспективе. При попытке переориентировать на Запад экономику Белоруссии, эту страну, в лучшем случае, ждет повторение судьбы Болгарии или Румынии, а в худшем  — Украины, с миллионами выходцев из которой белорусы сегодня конкурируют в Польше.

Слагаемых польского успеха было много: помимо достижений самих поляков, создавших, надо отдать им должное, благоприятную атмосферу для развития малого и среднего бизнеса, а не для появления олигархов, были и остаются огромные финансовые вливания со стороны ЕС. Это не только инвестиции частного бизнеса, стремящегося получить прибыль, но и дотации (около 10 млрд евро в год), которые до сих выдаются полякам.

Украину, которая ринулась на Запад вслед за Польшей, но с опозданием в четверть века, ждал более прохладный прием. Киеву иногда перепадают подачки от ЕС в виде нескольких десятков или сотен миллионов евро, но Украина после «евроинтеграции» даже не получила свободного доступа на европейский рынок. Действуют жесткие квоты на беспошлинную поставку украинской продукции в Евросоюз: по отдельным группам товаров годовые квоты исчерпываются в течение нескольких недель после начала года. В результате номинальный ВВП Украины на душу населения, который до Майдана 2014 года составлял 4 тыс. долларов США, рухнул в 2015 году практически в два раза и, совершив «круг почета», сегодня вновь вяло приближается к показателям 2013 года. 

Совхоз Беларусь

Ситуация с белорусской экономикой, несмотря на формально лучшие показатели, обстоит намного печальнее, чем с украинской. Если Украина прозябает без ожидаемых от Запада инвестиций и субвенций, то белорусская экономика стагнирует, несмотря на огромные финансовые вливания со стороны России. В 2019 году ВВП Белоруссии вырос на 1,2% и составил 132 млрд белорусских рублей (около 63 млрд долларов) при прогнозе правительства в 4% роста. При этом Лукашенко поставил перед правительством еще более амбициозный план: к 2025 году увеличить ВВП до 100 млрд долл.

Современную белорусскую экономику нельзя рассматривать как устойчивую и самодостаточную систему. Если она будет лишена российских дотаций, то обанкротиться рискует большинство предприятий республики.

Население страны составляет 9,4 млн человек и практически все формально заняты (официально зарегистрированная безработица всего 0,4%), но процесс труда в Белоруссии оказался гораздо важнее результата. Из отраслей прибыльны в республики лишь нефтепереработка и производство удобрений («Беларуськалий» обеспечивает 8% доходов страны от экспорта), небольшая часть промышленных предприятий и частный бизнес. Вопреки сложившемуся предубеждению о том, что в Белоруссии существуют лишь госпредприятия (их доля в ВВП составляет 70%), около половины населения трудится в частном секторе, который дает около половины доходной части бюджета.

Несмотря на убыточность или низкую рентабельность большинства машиностроительных предприятий и большей части сельского хозяйства, власти видели свою задачу в том, чтобы наращивать производство на существующих предприятиях и стремились создавать новые. Продукция не находит спроса ни в Белоруссии, ни мире? Не беда – на помощь придут госдотации и произведенное будет реализовано ниже себестоимости производства. Согласно данным министерства финансов Белоруссии, в первом полугодии 2020 года расходы государственного бюджета на поддержку национальной экономики составили 2,484 млрд рублей (994 млн долларов США), или 15,2% всех бюджетных расходов, из которых 41,2% (410 млн долларов) было направлено на поддержку сельского хозяйства. Таким образом, белорусские власти тратят около двух миллиардов долларов в год на поддержку национальной экономики.

Кроме прямых дотаций, существовали еще и косвенные в виде цен на российские энергоносители, которые всегда были существенно ниже мировых. Но даже эти контракты не всегда устраивали Лукашенко, порой он рассчитывал (по одному ему ведомой формуле) «справедливую» цену и оплачивал поставки газа в соответствии с ней.

В связи с постоянными колебаниями мировых цен на нефть и газ, можно назвать лишь примерные суммы российских субсидий для Белоруссии. В феврале 2016 года пресс-служба Кремля заявила, что с 2011 по 2015 год российский бюджет недополучил 22,3 млрд долларов только от беспошлинных поставок нефти в Белоруссию. По оценке МВФ, сделанной в том же 2016 году, с 2005 по 2015 год Белоруссия получила от России косвенных субсидий на сумму в 106 млрд долларов. В этот период, по оценке МВФ, Белоруссия получала помощь, которая составляла от 11% до 27% ВВП республики.

Республика импортировала от 18 млн до 23 млн тонн российской нефти в год, при внутренней потребности в пять миллионов тонн. Нефтепродукты составляли треть товарного экспорта республики и принесли 12,8 млрд долларов дохода в 2018 году. На сегодняшний день Белоруссия поставляет на Украину 40% потребляемого в стране бензина и 25% дизтоплива.

Но, начиная с 2018 года, ситуация начала меняться: в России вступил в действие налоговый маневр – за шесть лет российская экспортная пошлина на нефть должна снизиться с 30% до 0%, но при этом увеличится налог на добычу полезных ископаемых. В результате цены на нефть внутри страны и на экспорт должны выровняться, а Белоруссия лишится нескольких миллиардов долларов в год.

Предметом особой гордости для Лукашенко является его ответ Кремниевой долине – Парк высоких технологий, созданием которого белорусский лидер озаботился, вполне соевременно, еще в 2005 году. В ВВП страны доля IT-сектора составляет внушительные 6%, но развивается он в условиях существенных льгот. Резиденты технопарка освобождены от всех корпоративных налогов, кроме одного процента от квартальной выручки, да и тот направляется на нужды самого технопарка. Подоходный налог для сотрудников компаний-резидентов снижен с обычных 13% до 9%. Льготы распространяются и на отчисления в Фонд социальной защиты – айтишники платят 35% от средней зарплаты по стране вне зависимости от дохода. Правда сами юридические лица выплачивают взносы от реальной заработной платы.

Резиденты парка имеют право совершать любые операции с электронными деньгами и открывать счета в иностранных банках без разрешения Национального госбанка. Иностранным работникам IT-компаний не требуются визы — они могут находиться в стране в течение 180 дней. Такой неслыханный в стране либерализм объясняется просто: айтишнику легко спрятаться в тени, или, того хуже, бросив вторые джинсы в спортивную сумку, отправиться жить и работать в любую другую страну. Таким образом, скрепя сердцем и руководствуясь принципом «с паршивой овцы хоть шерсти клок», Лукашенко пошел им на встречу.

Проблема 2020

Несмотря на то, что президент Лукашенко отказался вводить карантин по коронавирусу (с целью не допустить остановки производства) Белоруссия все равно столкнулась с экономическим кризисом – с невозможностью продать произведенное на экспорт. Доля экспорта в ВВП республики составляет внушительные 64%, а на Россию приходится около 40% экспортируемой продукции.

Итоги первого полугодия оказались неутешительными: Белоруссия снизила экспорт товаров и услуг по сравнению с аналогичным периодом 2019-го на 16,9%, до 16,6 млрд. долларов. Импорт (доля России в котором превышает половину) снизился еще сильнее – на 19,6%, до 15,8 млрд долларов, но это положительный для республики фактор, вызванный обвальным падением цен на углеводороды.

ВВП Белоруссии по итогам полугодия сократился на 1,7%, но при этом продолжается бурный рост реальных доходов населения – за полгода белорусы разбогатели на 5,4%. Это необычная и опасная для экономики тенденция роста ничем не обсеченных доходов связана не только с желанием властей сделать приятное электорату накануне президентских выборов. Рост доходов населения, существенно опережающий рост экономики, прослеживается в течение нескольких последних лет.

В 2019 году экономика выросла на 1,2%, а доходы граждан на 6,1%, в 2018 году ВВП вырос на 3,1%, а белорусы разбогатели на 7,9%. Закончится этот «аттракцион неслыханной щедрости» может лишь тем, чем это всегда и заканчивалось в Белоруссии – стремительным обесцениванием национальной валюты. За последние 20 лет жители страны пережили две деноминации: в январе 2020 года в 1000 раз и в июне 2016 года в 10 000 раз. В результате не вызывает удивления тот факт, что 60% банковских вкладов физлиц приходится на иностранную валюту, скорее удивляют 40% вкладов оптимистов, верящих в белорусский рубль.  

Таким образом, если белорусская экономика решит вдруг совершить резкий разворот на Запад, у нее вряд ли это получится. Одно только полное прекращение российских субсидий способно вызвать ее сильнейший кризис. Но помимо дотаций, существуют еще дешевые российские кредиты и инвестиции. В первом полугодии 2020 года в реальный сектор белорусской экономики (за исключением банков) основными инвесторами выступили субъекты хозяйствования Российской Федерации – 42,8% от всех инвестиций, Кипра – 10,9% (вероятнее всего так же российские) и Австрии с 7,9%. Отсутствие российских субсидий, кредитов и инвестиций, возможная потеря внутрироссийского рынка, помноженные на внутренние и внешнеэкономические проблемы, грозят Белоруссии полным эконмическим коллапсом.

Возможно, западных инвесторов заинтересуют белорусские машиностроительные предприятия, но, скорее всего, только в качестве капитальных сооружений и дешевой рабочей силы. Никто не вложит деньги в существующие производства, в лучшем случае речь может идти лишь о крупноузловой сборке западной техники, что не принесет госбюджету существенных средств. При этом, в условиях мирового экономического кризиса, вызванного коронавирусным карантином, когда простаивают существующие производственные мощности, еще придется поискать инвестора, готового вложиться в создание новых производств.

Белорусское сельское хозяйство, которое не способно сохранить существующие объемы производства без субсидий, наверняка не получит их с Запада. Украина (где благоприятнее климат и качество сельхозземли) не получила  не только субсидий, но и свободного доступа на рынок ЕС. Тем не менее, если Белоруссия все же решится на этот смелый эксперимент, то ненужными в стране окажутся два-три миллиона трудоспособных граждан, которые, по примеру жителей все той же Украины массово отправятся за границу в поисках работы.

Новости партнеров







Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. «Они не помнят нас хороших, пусть не забудут нас плохих»
    Кто такой «русский хакер», чем он руководствуется, что у него на душе, есть ли вообще у него душа и действительно ли хакеры настолько всесильны, что могут влиять на политику
  2. Sukhoi SuperJet очистят от иностранного влияния
    Разработка обновленного ближнемагистрального самолета Sukhoi SuperJet New, призванного заменить существующий Sukhoi SuperJet 100, должна завершиться уже к 2023 году
  3. Спрятанные за рубежом деньги возьмут в оборот
    Власти намерены активизировать работу по возврату капитала, вывезенного преступным путем из России
Реклама