Цены на бензин ставят антирекорды

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
13 июля 2021, 13:45

Стоимость бензина марки Аи-92 достигла исторического максимума. По всей видимости, правительству снова придется вмешиваться в ситуацию с ценами на топливо. Эксперты расходятся во мнениях относительно инструментов вмешательства

Коллаж: Тамара Ларина

Согласно данным Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ), цена на бензин марки Аи-92 в ходе торгов обновила исторический максимум, а остальные виды топлива ощутимо подорожали. Например, цены на дизельное топливо и бензин АИ-95 также находятся в непосредственной близости от своих максимальных значений.

Биржевая цена Аи-92 достигла 12 июля 55 720 рублей за тонну. Это второй за последние семь дней рекорд: в среду, 7 июля, стоимость топлива преодолела собственный исторический максимум, зафиксированный в мае 2018 года. Бензин АИ-95 в понедельник, 12 июля, стоил 59 207 рублей за тонну, а дизельное топливо — 51 879 рублей.

В Минэнерго уже прокомментировали происходящее, пишет «Российская газета». Там, в частности, отметили, что в регулярном режиме продолжают отслеживать состояние рынка нефтепродуктов и действенность уже принятых мер, направленных на повышение предложения топлива — как по прямым контрактам, так и на биржевых торгах. До нефтекомпаний были доведены рекомендации по наращиванию производства в летний период для удовлетворения высокого спроса в период отпусков.

Согласно заявлению пресс-службы министерства, сейчас прорабатываются изменения в правилах биржевой торговли нефтепродуктами: планируется увеличить минимальные объемы обязательных продаж топлива на бирже для нефтяных компаний в третьем квартале.

Нефтяникам надо помочь сдерживать цены

Несмотря на то, что 1 мая 2021 года вступили в силу корректировки к формуле демпферного механизма, призванного удерживать стоимость бензина и дизельного топлива на АЗС в пределах инфляции, цены на нефтепродукты продолжают бить рекорды, признает преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Валерий Корнейчук.

За истекший месяц зафиксировано повышение как оптовых, так и розничных цен, причем темпы роста опта опережают розницу. Стоимость Au-95 уже достигла 49,21 рублей за литр, и это не предел. Маржа, остающаяся АЗС, упала до минимального значения — это угрожает убытками розничным ритейлерам, предупреждает эксперт.

Судя по всему, дополнительной компенсации, обещанной правительством в рамках демпферного механизма, оказалось недостаточно для удержания розничных цен на бензин и дизтопливо в пределах инфляции, констатирует Корнейчук. Основной причиной роста аппетита нефтяных компаний является, по его мнению, ситуация на мировом нефтяном рынке, где цены не устают бить рекорды. Страны ОПЕК на прошлой неделе так и не договорились о дальнейшей тактике добычи в августе этого года. При этом на рынке сохраняется дисбаланс предложения и спроса примерно в 2,3 млн баррелей в сутки с тенденцией к его увеличению. А это ведет к неконтролируемому росту цен на «черное золото», уверен эксперт.

Определенную лепту в рост цен на бензин и дизельное топливо в России внесло очередное повышение акцизов на нефтепродукты с начала 2021 года, напоминает Корнейчук. В совокупности все эти факторы и сформировали ценовую ситуацию, которая наблюдается сегодня на внутреннем рынке нефтепродуктов. Действующий механизм демпферного регулирования внутреннего рынка нефтепродуктов следовало бы дополнить повышением экспортных пошлин и нормативов для продажи топлива на бирже.

Полезным, уверен эксперт, было бы снижение акцизов на отдельные виды нефтепродуктов. Это создало бы более привлекательные условия реализации бензина и дизельного топлива на внутреннем рынке — в отличие от экспортной альтернативы — и помогло бы удерживать повышение цен в пределах инфляции. Пока, однако мировые цены на нефть, сезонные потребности, природные факторы и нерешительность правительства продолжают оказывать влияние на стоимость бензина и дизельного топлива, толкая цены вверх.

Сдерживать надо не цены, а жадность нефтяников

Владельцы перерабатывающих заводов продолжают беззастенчиво задирать внутренние цены, но могут в конце концов и доиграться, комментирует ситуацию шеф-аналитик TeeTrade Пётр Пушкарёв. Впрочем, добавляет он, до сих пор и правительство вводило крайне странные и не вполне логичные механизмы регулирования. Да, знаменитые экспортные пошлины ограничивают доходы НПЗ от продажи бензина и других нефтепродуктов за рубеж, соглашается эксперт. Но не смешно ли надеяться на то, что, уже получая меньшую маржу от экспортных сделок, нефтяники согласятся довольствоваться еще и меньшей нормой прибыли от реализации бензина внутри страны?

Поэтому они не слишком сдерживают себя во внутренних аппетитах, постоянно стремясь компенсировать недополученное на экспорте всё более высокими прибылями от реализации топлива в России. И демпферная приплата от государства за «недополученный доход» от внутренних продаж тоже не слишком сдерживает ценовой рост: НПЗ скорее рассматривают и демпфер — даже увеличенный — как просто ещё одну разновидность дополнительного дохода, констатирует Пушкарёв.

Правительству удаётся периодически приостанавливать уговорами рост бензиновых цен на 3—6 месяцев, но картина с выходом на новые ценовые рекорды всякий раз повторяется. Очевидно, считает Пушкарев, что давно пора перевернуть этот неработающий механизм регулирования с головы на ноги и реализовать давнюю угрозу, которую ещё в середине 2018 года озвучивал Дмитрий Козак — тогда первый зампред в правительстве, а ныне замглавы администрации Путина.

План Козак предлагал удивительно стройный: если нефтяные компании продолжат накручивать цены, власти могут установить на бензин жёсткие ценовые потолки, периодически их индексируя на величину существенно ниже общей инфляции. А чтобы в ответ не возникло дефицита и весь бензин НПЗ не погнали бы на экспорт, в дополнение к пошлинам ввести ещё и строго ограниченные экспортные квоты для каждой компании-производителя, напоминает эксперт. Квоты же предполагалось определять в пропорции от объемов реализации бензина внутри страны: чем больше ты продашь бензина здесь по сдержанным ценам, тем больше сможешь получить и экспортного дохода, а по-другому — никак. Не согласен? Прекращай экспорт. Но, разумеется, ни одна нефтяная компания на такой самоубийственный шаг не пойдет, убежден Пушкарёв.

Если будут квоты, уверен он, то нынешние экспортные пошлины можно даже снизить, чтобы не мешать нефтяникам как следует зарабатывать на экспорте и на росте мировых цен. Но снижение пошлин возможно только в случае, если казна готова расстаться с частью бюджетных поступлений. В принципе, делать это не обязательно, и сегодня просматривается скорее тенденция обсуждать идеи дальнейшего повышения налогов на сырьевые отрасли-кормилицы. Зато при системе экспортных квот и пошлин можно было бы смело отменять демпфер, призванный помочь «бедствующим» нефтяникам из бюджета, иронизирует Пушкарёв.

Конечно, план квот и пошлин — это тот случай, когда в отрасли чисто рыночные механизмы останутся действовать только на зарубежном рынке, а внутри России они станут практически административными, говорит эксперт. Но стимул к тому, чтобы не снижать продажи в России, был бы всё равно прозрачным. Увязывание возможности получать экспортные доходы с дисциплинированным поведением НПЗ внутри страны должна быть чёткой и сработала бы, но для этого нужна политическая воля, а для ее возникновения терпение властей должно лопнуть.

Кстати, в СМИ нынешней весной уже делались вбросы на предмет вообще полного закрытия бензинового экспорта на все три летних месяца, напоминает Пушкарёв. После такой предварительной информационной прокачки введение «всего лишь» квот может показаться нефтяникам мёдом — пусть и с чайной ложкой дёгтя. Квоты будут унизительны и ограничат священным нефтяным коровам доходы? Да, это так, соглашается эксперт. Но если ценовые потолки не устанавливать вовсе, то со временем бензиновые цены приблизятся к среднеевропейским. А 1,2—1,5 евро за литр бензина вся наша остальная несырьевая экономика просто не вытянет, предупреждает Пушкарёв.

Что же касается потолков цен на бензин и дизель, то их можно выстроить с учётом региональных особенностей, разделив территорию страны с точки зрения ценовой политики условно по федеральным округам, а дополнительно — на региональные зоны поменьше, с учётом реальной разницы в стоимости транспортировки, полагает эксперт. Конечно, в этом есть элементы планирования, но они полностью оправданы, если мы не хотим видеть бензин ещё и постоянным двигателем очередных взлётов себестоимости любого производства, строительства, транспортировки любых продуктов, а значит, в конечном счёте, и средней инфляции по стране.

Альтернатива, увы, банальна и привычна, считает Пётр Пушкарёв. Нефтепереработчики снова задобрят правительство обещаниями выполнить очередные временные договорённости и притормозить или даже чуточку опустить цены на пару месяцев. Однако в итоге и котировки на российской бензиновой бирже, и ценники на заправках снова подтянутся, но только еще выше — если не в сентябре, так к концу осени или к началу следующего года. Проблему нужно решить раз и навсегда, а предлагаемое топливным союзом снижение акцизов помогло бы лишь на время увеличить маржу прибыли независимых сетей заправок — что, кстати, не обязательно обернется снижением цен даже на них.

Подход нужно менять к системным решениям, регулируя отрасль иначе: отменяя демпфер и вводя вместо него экспортные квоты в увязке с объёмами реализации внутри страны плюс внутренние ценовые потолки, заключает Пушкарёв. Не население из своих налогов должно приплачивать нефтяникам за низкие цены, а они — питать бюджет и создавать комфортные условия по внутренним ценам для несырьевой части экономики и граждан. Чтобы граждане и экономика не страдали от жадности компаний, которым выданы в стране разрешения на добычу.