Китайцам обеспечат «хорошую жизнь», усилив контроль над экономикой

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
13 августа 2021, 12:54

Социализм плюс цифровизация

В Китае представили план развития экономики, который будет «удовлетворять растущие потребности людей в хорошей жизни», сообщает Bloomberg. План разработан на ближайшую пятилетку и предполагает юридическое усиление контроля над стратегическими секторами экономики. В первую очередь, контроль будет усилен над здравоохранением и технологиями, так как во главу угла власти страны ставят переход на цифровое управление и удобство для граждан.

В число ключевых положений плана входит укрепление законодательства в таких сферах, как национальная безопасность, религия, экология, антимонопольное право и вопросы, связанные с другими государствами. Не обойдет государство вниманием и экологическую обстановку, безопасность труда, управление городским хозяйством, транспорт, финансовые услуги, образование.

По мнению участников рынка и аналитиков, этот план предполагает новые жесткие регуляторные меры в отношении бизнеса, как это было недавно в сектора онлайн-образования. На это, в частности, указывает отмеченное в плане намерение использовать интернет и большие данные в работе правоохранительных органов.

Китайский пятилетний план усиления контроля над экономикой в чём-то напоминает российскую программу национальных проектов, говорит ведущий аналитик управления анализа рынков «Открытие Брокер» Андрей Кочетков. Даже фокус на цифровизации созвучен с планами российского правительства. Однако у Пекина есть и свои специфические задачи, которые по разному интерпретируются внутри страны и за её пределами.

В последнее время рынок лихорадит от мер Пекина против ряда компаний и отраслей. Однако, если взглянуть на это с китайской точки зрения, то меры по усилению контроля выглядят вполне рыночными, говорит эксперт. Основные претензии Пекина к бизнесу заключаются в ликвидации практик нарушения антимонопольного законодательства, а также отказе от теневых финансовых операций.

Под удар попадали такие гиганты, как Alibaba, Tencent и другие. Фактически, эти гиганты заставляли продавцов услуг и товаров заключать эксклюзивные договоры, лишая их возможности работы через другие интернет платформы. Кроме того, финансовые подразделения крупных компаний, по сути, начали заменять банки в сфере предоставления кредитов и обеспечения платежей, что нередко проходило мимо финансовой отчётности и налогообложения.

В остальном, указывает Андрей Кочетков, программа рассчитана на обеспечение устойчивых каналов обмена информации для более эффективного планирования в различных сферах жизнедеятельности с использованием современных технологий обработки больших массивов данных и обеспечения обратной связи. В Китае широко применяется планирование экономической деятельности на уровне государства. Для улучшения этого планирования необходимо совершенствовать сбор и обработку информации. Как итог, более детальное и выверенное планирование экономики на уровне государства позволит повысить оперативную реакцию на потребности людей.

Власти КНР, по сути, начинают внедрять в практику управления государством элементы «индекса счастья», хотя это и называется иными словами, поясняет Андрей Кочетков. Если вспомнить лозунги вековой давности, то сегодня в Китае озвучивают формулу коммунизма – социализм плюс цифровизация.

Данную стратегию властей КНР нельзя назвать уникальной, уверен аналитик. В псевдо капиталистической экономике США также работают над улучшением сбора и обработки больших массивов данных для повышения экономической эффективности. Однако разница заключается в целеполагании. Если в экономике США, как лидера капиталистического мира, ключевыми словами является экономический рост и прибыль корпораций, хотя и подразумевается удовлетворение запросов потребителей, то в Китае главной задачей является удовлетворение растущих потребностей людей в хорошей жизни. Это не отрицает необходимости повышения эффективности предприятий, но снижает значение постулата капиталистической экономики – прибыль любой ценой.

Политика побеждает экономику?

По всей видимости, Китай стоит на пороге преобразований, уступающим по своим масштабам разве реформам Дэн Сяопина, отмечает преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий. Результат же воплощения в жизнь идеи «построения социализма с китайской спецификой» мы наблюдаем сегодня: Китай из беднейшего государства Евразийского континента превратился в мирового индустриального гиганта.

Однако годы успешного развития не сгладили, а наоборот усугубили противоречия между экономическим ростом, социальными трансформациями и идеологией, говорит эксперт. В отличие от стран бывшего европейского социалистического лагеря (включая Россию), правящая элита Поднебесной даже через 45 лет после смерти «великого кормчего» Мао не отказалась от идеи социальной справедливости, которая трудно согласуется с имущественным расслоением, являющимся неотъемлемой характеристикой развитой рыночной экономики.

Реформы по поощрению частного предпринимательства в стране не превратили (как многие предполагали) компартию в декорацию вроде британского королевского дома. В то же время на историческую арену вступило новое поколение, гораздо в меньшей степени, чем большинство партийных функционеров, связанное с идеологией марксизма (c маоистской спецификой) и в большей степени ориентированное на интеграции в мировое сообщество. Усиливающееся влияние новых элит, базирующееся на развитии цифровых технологий и концентрации капиталов в IT-секторе хозяйственной структуры, модифицировало политическое противостояние между сторонниками социалистических идей и поборниками либерального капитализма в плоскость экономического противостояния.

При этом, продолжает эксперт, несомненные успехи крупного частного предпринимательства не привели к столь же интенсивному росту благосостояния. Несмотря на провозглашенную победу над бедностью, серьезный разрыв в уровне жизни между приморскими районами и континентальным Китаем сохраняется. Пекинское руководство стремится рационализировать движение капиталов стране, направив деятельность крупного бизнеса в русло большего соответствия общенациональным интересам. Параллельно снижается влияние на социум сформировавшейся капиталистической элиты. Обострение противоречий с американцами выступило катализатором консолидации усилий китайского руководства по мобилизации внутренних ресурсов страны.

Как указывает Анатолий Гожий, несмотря на успехи продвижения по пути чисто рыночных преобразований, государство сумело сохранить командные высоты в хозяйственной системе, что является фундаментом устойчивости развития. В то же время, как это ни парадоксально, но формальное ужесточение норм регулирования в итоге может оказать благотворное влияние на развитие чисто рыночных отношений. Ярко выраженная линия на демонополизацию будет способствовать оздоровлению конкурентной среды.

Меры, анонсируемые официальным Пекином по социальному и экономическому преобразованию китайского общества кажутся жесткими и вызывают обеспокоенность инвесторов, что проявляется в оттоке капиталов из китайских активов. Однако они направлены на демонополизацию рынков, что в долгосрочной перспективе вполне может способствовать возврату к принципам совершенной конкуренции в структуре рыночных отношений, полагает Анатолий Гожий. По его мнению, последнее обстоятельство со временем превратится в серьезное конкурентное преимущество Поднебесной на мировой арене, придав новый импульс социальному и экономическому развитию Поднебесной.

И все же, говорит главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман, десятилетиями важным фактором развития китайских компаний была поддержка со стороны государства путём невмешательства в их деятельность и создания общих благоприятных условий. Власти следовали ставшей крылатой установке Дэн Сяопина: «Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она мышей ловила». Но, кажется, «кошки» стали слишком большими и превратились в «тигров», неподконтрольность которых воспринимается теперь как опасность.

Всё же проявляется противоречие между жёсткой авторитарной властью и свободным развитием бизнеса, констатирует эксперт. Их сочетание много лет удивляло наблюдателем самим своим существованием, поскольку действительно выступает неким нонсенсом. Теперь, кажется, всё становится «на свои места», указывает Марк Гойхман. Политика побеждает экономику. Стремление контролировать и в чём-то административно подавлять бизнес, вероятно, станет ограничивать его развитие. Уменьшится инвестиционная привлекательность, динамизм роста, освоение инноваций частными компаниями, замедлится или даже сойдёт на нет рост их капитализации. Но сохранится сила власти, в жертву чему и приносится свобода бизнеса. Для экономики Поднебесной это может означать стратегически малоприятный поворот.