Российскому станкостроению готовят эпоху возрождения

Ирина Сидорина
корреспондент Expert.ru
14 сентября 2021, 13:32

Предыдущая попытка поднять отрасль из пепла закончилась не победой, а судами. Однако «Ростех» не отчаялся и намерен создать реального конкурента иностранным производителям, проявив чудеса антикризисного управления. Эксперты оценили потенциальный выигрыш и масштаб текущей катастрофы.

Ростех
ООО «СТАН» при поддержке ООО «РТ-Капитал» Госкорпорации Ростех, запустило производство новой линейки облегченных высокоскоростных портальных центров для обработки сложных деталей из легких металлов и композитных материалов. В открытии приняли участие (слева направо) первый зампредседателя Московской областной думы Никита Чаплин, генеральный директор ООО «РТ-Капитал» Кирилл Федоров , исполнительный директор АО «Станкотех» Алексей Николаев, а также замминистра промышленности и торговли РФ Михаил Иванов

Отечественное станкостроение ждут большие перемены. «Ростех» намерен совершить настоящую революцию на рынке промышленного оборудования, отвоевав у иностранцев как минимум его половину. «К 2030 году объединенная станкостроительная компания намерена занять до 50% российского рынка промышленного оборудования», — так сказано об этом на сайте госкорпорации.

Планы, что и говорить, наполеоновские. Однако реализовать их будет не так уж и просто, считают эксперты.

По словам первого вице-президента Опоры России Павла Сигала, в промышленном станкостроении России доля импортных станков и комплектующих для разных отраслей колеблется в пределах от 50% (в пищевой промышленности) до 90% (в нефтедобывающей и тяжелой промышленности). При этом потенциал в этой сфере немалый, по данным эксперта, в настоящее время рынок станков в РФ составляет около 100 млрд рублей в год с потенциалом роста на 2-3% ежегодно.

«Поэтому вопрос импортозамещения стоит достаточно остро и для этого разработана целевая государственная программа, которая действует с 2015 года», — добавляет первый вице-президент Опоры России.

Как добавляет заместитель директора института РУССТРАТ Юрий Баранчик, действующая уже шесть лет программа нацелена на то, чтобы увеличить количество техники российского производства на заводах страны.

«Дело не только в политике импортозамещения. Российские детали и комплектующие обходятся покупателям дешевле, особенно, в период кризиса, когда российская валюта ослаблена в паре с долларом и евро», — поясняет Баранчик.

Программный вопрос назрел

Программа-то есть, отмечает доцент экономического факультета РУДН Татьяна Крейденко, а вот заметного эффекта от нее до сих пор нет. В «Стратегии развития станкоинструментальной промышленности на период до 2035 года», принятой правительством в ноябре прошлого года, было отмечено, что текущий объем производства металлообрабатывающего оборудования (без учета инструментальной продукции) оценивается в 16,7 млрд. рублей, что закрывает лишь 17% внутреннего спроса (в 2016 году этот показатель составлял 8%). Вклад станкостроения в ВВП составляет 0,02%. Это в 10-12 раз ниже, чем у основных стран-лидеров по производству станков (Китая, Японии, Германии).

Кстати, в 2014 году, по данным Минпромторга, полностью иностранного производства парк станков в России был для «прочих видов финишной обработки металлов», здесь же — «поворотные столы для станков с ЧПУ, гидро- и пневмо- аппаратура, реализующая различные механизмы подачи и зажима в металлообрабатывающих станках, промышленные контроллеры». Лучше всего ситуация была с производством датчиков и систем ЧПУ в системе управления станками — почти половина необходимой продукции для российского рынка производилась внутри страны.

Однако это — скорее редкие светлые пятна на общем мрачном фоне: отрасль находится в таком состоянии, что ее уже и отраслью-то назвать сложно. По данным все того же Минпромторга, современным станкостроением в стране, то есть, производством металло- и деревообрабатывающих станков, кузнечно-прессового и литейного оборудования и инструментов, занимается 150 производственных, научно-исследовательских и конструкторских организаций, в которых заняты 23 тысячи человек. То есть, примерно по 150 человек на каждое предприятие. Для сравнения в Японии, где, вроде бы, везде, где это возможно, процесс роботизирован, на станкостроительных предприятиях занято от 300 человек.

Отдельно стоит выделить научно-исследовательскую составляющую: она тает на глазах. Если в Советском Союзе работало 44 отраслевых НИИ, то к 2015 году уже в современной России их оставалось 5.

Суды вместо станков

На критическое состояние станкостроения и то, как уязвима российская промышленность, обратил внимание еще в 2013 году Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост премьер-министра: «…как мне сейчас довольно показательно объяснили, значительная часть оборудования, которое мы получаем по импорту, работает таким образом, что мы в полной мере зависим от решений, которые принимаются в других странах, вплоть до включения самого станка…».

Хотя над Россией тогда еще не забрезжила мрачная тень тотальных санкций, угроза «отключения станка» показалась властям довольно реальной. А вот цели и задачи, которые прописали в принятом в начале 2015 года «Плане мероприятий по импортозамещению в станкоинструментальной промышленности РФ» с пониманием этой реальности не совпали. В частности, предполагалось, что к 2020 году доля импортных станков в России сократится с 90-100% в среднем до 60-80% по отдельным видам. То есть — ненамного.

Именно тогда «Ростех» предпринял, по сути, первую попытку встать у руля отрасли: как напоминает Татьяна Крейденко, системным интегратором российского станкостроения стал холдинг АО «Станкопром», основанный в 2013 году и имевший статус головной организации госкорпорации в области станкостроения и инструментального производства. Однако, этот подход оказался неудачным — взять такой «вес» «Ростеху» тогда не удалось.

«Эффективность дальнейшей политики в области импортозамещения в станкостроении оказалась крайне низкой. А деятельность ведущих компаний периодически попадала в сферу интересов правоохранительных органов. В результате уже в 2018 году в докладе генпрокурора Юрии Чайки в Совете Федерации прозвучало, что программа по созданию серийных производств станкоинструментальной продукции, на которую выделено 1,8 миллиарда рублей, была сорвана, а АО "Станкопром" за четыре года не сделал ни одного отечественного станка», — отмечает Крейденко.

По словам эксперта, похожая ситуация сложилась и с ООО «СТАН», на который приходилось 16% всего российского рынка станков. С 2019 года о компании по большей части было слышно в контексте судебных разбирательств.

Однако же «Ростех» явно уверен, что еще не все потеряно для российского станкопрома. Госкорпорация хочет консолидировать свои нынешние профильные активы и подтянуть к ним ряд других компаний.

Как говорится в сообщении госкорпорации о создании холдинга «со специализацией в области разработки и производства тяжелого обрабатывающего оборудования и инструмента для промышленности», в его состав войдут следующие станкостроительные активы «Ростеха»:«”Станкопром” и его дочерние организации, НИТИ “Прогресс”, БелЗАН, “Стан", а также ряд других компаний — производителей станочного оборудования, деятельность которых сейчас носит разрозненный характер».

«На мой взгляд, создание нового холдинга — очередная попытка "Ростеха" запустить российское станкостроение через оптимизацию бизнес-модели и всей системы управления своими собственными активами в отрасли (из заявленных участников холдинга частными являются ООО "Стан" и "Нити Прогресс", остальные — или дочки, или аффилированные с "Ростехом" структуры)», — рассуждает Татьяна Крейденко. Хотя в случае с ООО «Стан» и Нити Прогресса», как отмечает эксперт. 33,4% акций первой компании и 38% второй уже принадлежат «РТ-Капиталу» — дочке «Ростеха», занимающейся антикризисным управлением предприятиями ОПК.

Именно бывший глава «РТ-Капитала» возглавил новый холдинг: «Руководство новым холдингом поручено Кириллу Федорову, который зарекомендовал себя как профессиональный антикризисный менеджер и грамотный производственник. Под его руководством “РТ-Капитал” был трансформирован в центр антикризисного управления и проведена успешная санация ряда производственных активов, в том числе и станкостроительных. Курировать новый холдинг будет заместитель генерального директора Госкорпорации Ростех Александр Назаров», — сообщает ГК «Ростех».

Стоит отметить, что сейчас большая часть предприятий, из которых госкорпорация планирует построить холдинг, способный, по словам его руководителя Кирилла Федорова «конкурировать с мировыми компаниями», работает в минус. Так ООО НПО «Станкостроение» по итогам 2020 года показало убыток в 440 млн рублей, а АО «Станкопром» — в 300 миллионов. На «Стане» висят долги, причем, самому «Ростеху». Сами представители отрасли признают, что недостаток средств — одна из ключевых проблем.

То есть, для того, чтобы создать «грозу конкурентов» потребуется не только эффективный менеджмент, но и немалые средства. Вероятно, в том числе, и поэтому, помимо организационного фактора, российскому станкостроению может действительно помочь «зонтик» «Ростеха». Возможности госкорпорации для привлечения, или аккумулирования внутри своей структуры средств явно не рядовые.

С финансово проблемными активами, в том числе с тем же «Станом», и работал Кирилл Федоров в «РТ-Капитале». Под тот «зонтик», как сообщал журнал «Эксперт» было собрано 179 предприятий. Очевидно, это опыт был признан в «Ростехе» успешным.