США не смогли бы быстро компенсировать потерю российской нефти

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
5 марта 2022, 15:04

Глава сланцевой Pioneer Natural Resources прогнозирует рост цены барреля нефти до 200 долларов в случае эмбарго Запада на российские энергоносители.

Кредит: EPA/ТАСС Автор: LARRY W. SMITH
Добыча нефти в Пермском бассейне около Мидленда в штате Техас

Скотт Шеффилд – известный человек в нефтегазовом секторе. Он возглавляет крупнейшую в США нефтяную сланцевую компанию Pioneer Natural Resources. Соединенные Штаты не сумели бы в этом году заменить потерю российских углеводородов, считает он, оценивая активно обсуждаемую сейчас в США идею объявления эмбарго на поставки нефти из России.

По его мнению, такое эмбарго приведет к ценам на уровне 150, а то и 200 долларов за баррель, потому что американские нефтяники не смогут достаточно быстро компенсировать потерю российской нефти, пишет Financial Times (FT).

Против идеи запрета российских энергоносителей, обсуждаемой в обеих американских политических партиях, выступает и Белый дом, опасаясь роста цен на топливо. Высокие цены на автозправках могут похоронить надежды демократов победить на промежуточных выборах в Конгресс в ноябре.

В то время, как сенатор-демократ от Западной Виргинии Джон Манчин, заявил в четверг, что американские нефтяные компании вполне могут производить то, что необходимо производить, в нужных количествах, Шеффилд, в отличие от законодателей являющийся опытным профессионалом, уверен в том, что сланцевый сектор, главная ударная сила нефтяной отрасли США не сможет резко нарастить добычу, что от него потребовалось бы в случае эмбарго. Среди прочих причин, это объясняется требованием Уолл-стрит тратить деньги от продажи нефти, значительно выросшие в последние месяцы, не на бурение новых скважин, а на выплату дивидендов акционерам.

Сейчас американские нефтяники добывают 11,6 млн бар/сутки, что значительно ниже допандемической добычи, вплотную приближавшейся к 13 млн.

Штаб-квартира Pioneer находится в Техасе. Компания Скотта Шеффилда планирует увеличить в этом году добычу «черного золота» на скромные 5%. Этого, конечно же, не достаточно, если с американского рынка исчезнет российская нефть. Сланцевые районы на западе Техаса, объясняет Шеффилд, увеличат добычу приблизительно на 700 тыс. бар/сутки. В 2023-24 годах рост может удвоиться до 1,4 млн. И все же для компенсации потерь российских углеводородов, уверен он, потребовались бы усилия нефтяников не только из США, но и из остальных стран.

«Мы не сможем это сделать в 2022 году, - сообщил Скотт Шеффилд, говоря о необходимом резком росте добычи сланцевых компаний. Отмечая, что потребовалось бы не менее двух-трех лет, он указывает: «даже в случае увеличения количества буровых установок (чего сейчас нет), новая скважина начинает давать первую нефть не ранее чем через 6-8 месяцев. Необходимо помнить о снижении численности нефтяников, проблемах с логистикой, сокращении количества буровых установок, дефиците песка…». В общем, препятствий для роста добычи у производителей сланцевой нефти очень много. А других резервов у США нет.

Благодаря резкому росту цен на нефть в последние месяцы, американские сланцевики так же, как их коллеги из США и других стран, добывающие нефть традиционным способом, можно сказать, вновь купаются в деньгах. Но они, как уже было отмечено, не могут сейчас тратить эти деньги на бурение новых скважин. «Необходимо еще и узнать, что думают по этому поводу наши акционеры»,- замечает Шеффилд.

Рассуждая о том, что последовало бы в случае введения запрета российской нефти, Financial Times, ссылаясь на мнение многих аналитиков, пишет что это, вероятно, подняло бы цены на нефть значительно выше сегодняшних — максимальных, кстати, с 2014 года. Перед началом спецоперации на Украине в конце февраля Россия, напоминает FT, экспортировала приблизительно 5 млн баррелей в сутки. Газета отмечает, что часть их, в случае эмбарго Запада, может купить Китай. Это сделает предполагаемый запрет куда менее эффективным.

Практически, все это означает бессмысленность и бесперспективность каких бы то ни было планов «нефтяного эмбарго».