Газовый ОПЕК становится реальностью

Константин Смирнов
обозреватель Expert.ru
29 ноября 2022, 21:00

На переговорах в Кремле 29 ноября Владимир Путин и Касым-Жомарт Токаев обсудили создание трехстороннего газового союза между Россией, Казахстаном и Узбекистаном. Эту идею на IV российско-китайском энергетическом бизнес-форуме озвучил и вице-премьер РФ Александр Новак. Контуры и цели союза пока в полной мере не определены. Но новая «координационная структура» (по определению пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова) может быть наделена прерогативами согласовывать экспортные потоки газа. И тем самым влиять на цены. Это, конечно, далеко не нефтяной картель ОПЕК+, в рамках которого регулирутся квоты на добычу. Но — шаг к нему. Особенно, если речь зайдет о взаимном сотрудничестве с Китаем и Турцией.

Газпром

Производители и поставщики газа в принципе уже объединили свои усилия в рамках Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ). Идея о создании организации была впервые высказана еще в 2001 году правительством Ирана. В 2008 году в Москве был принят устав ФСЭГ.

На данный момент в организацию приняты в качестве постоянных членов 12 государств, включая Россию, Иран, Катар. Есть и 7 наблюдателей, в том числе Азербайджан и Казахстан. Штаб-квартира находится в столице Катара — Дохе.

В СМИ ФСЭГ иногда называют газовым ОПЕК. Но это не так. В отличие от нефтяников, газовики не согласовывают национальные квоты на добычу, а значит не влияют на цены сообща. Газовые рынки в отличие от нефтяных разделены по региональным квартирам — трубопроводы не объединены, естественно, в единую глобальную сеть.

Ситуация в рамках трехстороннего газового союза может оказаться иной. Все национальные газовые сети еще с советских времен объединены в единую евразийскую газотранспортную систему. 

Мощность двух магистральных газопроводов «Средняя Азия — Центр» достигает 50 млрд кубометров в год. Трубопровода «Бухара — Урал» — еще 8 млрд. Поэтому с чисто технологической точки зрения есть возможность перенаправлять трансграничные поставки газа как внутри союза, так, что особенно важно, вовне его.

Официальные оценки взаимодействия в рамках трехстороннего союза пока сдержанные. Дмитрий Песков, например, пояснил, что углубление сотрудничества в рамках некоего «координационного центра» необходимо для увеличения поставок российского газа в Северный Казахстан. Точнее, в Северо-Восточный. Дело в том, хотя Казахстан является экспортером газа (18 млрд кубов в 2021 году) и добывает порядка 54-55 млрд кубометров в год, все его месторождения находятся в западной части страны. А газопроводов с Запада на Восток нет. Дешевле, как считает Песков, не тянуть новые дорогостоящие газопроводы на тысячи километров, а получать газ из Восточной Сибири.

Пресс-секретарь казахстанского президента Руслан Желдибай также считает, что цель союза — «координация действий при транспортировке российского газа по территориям Казахстана и Узбекистана».

Кстати, в этом году еще один среднеазиатский производитель и экспортер — Узбекистан, закупил у «Газпрома» 4 млрд кубометров газа. 

В принципе обмен газом между тремя странами наверняка станет одной из прерогатив нового союза. Тем более, что до конца 2010 годов основные экспортные потоки из Казахстана и Узбекистана шли в Россию. Правда, по сравнению с российской добычей (762 млрд кубов в 2021 году) и экспортом (более 200 млрд кубов в прошлом году) казахстанские и узбекские экспортные поставки были относительно невелики. Так, в 2021 году общий экспорт газа Казахстана составил порядка 18 млрд кубометров, Узбекистана — 12,2 млрд

При этом начиная с 2019 года вывоз в сторону России заменяется китайским маршрутом. В прошлом году Казахстан занял третье место по экспорту трубного газа в Китай (более 7 млрд кубов), Узбекистан — пятое (около 5 млрд).

Для сравнения. Россия в 2021 году достигла второго места — 10,4 млрд кубов, существенно уступив Туркменистану (34 млрд кубометров). 

Конечно, Россия наращивает экспорт трубного газа в Китай по трубопроводу «Сила Сибири». В этом году прогнозируется 18 млрд. А к 2025 году «Сила Сибири» должна выйти на проектную мощность в 38 млрд.

Кроме того, в феврале 2022 года «Газпром» подписал с SNPC контракт на строительство перемычки между газопроводом «Сахалин-Хабаровоск-Владивосток» и китайской трубопроводной сетью (10 млрд кубов в год). Заметим, речь идет о восточных маршрутах.

 Глава «Роснефти» Игорь Сечин на IV российско-китайском энергетическом бизнес-форуме в очередной раз подчеркнул, что в обозримом будущем Россия будет поставлять в Китай более 100 млрд кубов трубного газа. Но для этого необходимо протянуть «Силу Сибири — 2», мощностью в 50 млрд кубометров. Правда, коммерческого контракта до сих пор нет. Кстати, на форуме вице-президент SNPC Хуан Юнгчжан заявил: «Следует неуклонно повышать поставки газа из России в Китай по восточному маршруту». Про западный — ни слова.

Таким образом, складывается непростая для российской газовой отрасли проблема. Рынок Евросоюза практически потерян. А переориентации на Восток препятствует помимо традиционного для китайцев стремления максимально сбросить цену, еще и конкуренция с соседями: Казахстаном, Узбекистаном, а главное — Туркменистаном. В Ашхабаде еще в прошлом году обещали к 2030 году удвоить трубный экспорт в Китай — до 66 млрд кубометров в год. При этом надо учитывать, что среднеазиатский газ поступает в Западный Китай по единой трубе.

С наскока Астану, Ташкент и Ашхабад потеснить на китайском рынке невозможно. Тем более, что среднеазиатские республики могут экспортировать газ по максимально низким ценам. Но договориться о совместной ценовой позиции вполне вероятно. Поэтому главной целью создания трехстороннего газового союза для России является обеспечение переориентации экспортных потоков с Европы в Восточную Азию хотя бы до 2030 года. Тем более, что по оценке Сечина, ежегодное потребление газа в целом (и трубного и СПГ) вырастет с нынешних 380 млрд кубов до 660 млрд в 2040-ом.

Ашхабад в союз трех, скорее всего, входить не будет. Многосторонним связям там предпочитают двусторонние. Но у правительств трех стран в рамках газового союза наверняка появится больше возможностей для влияния на Туркменистан.

 Экспорт российского газа в ЕС упал в этом году на 80%.

И, скорее всего, в будущем году трубный экспорт непосредственно з России в Европу дойдет до нуля.

Но есть обходной маневр. Недавно Владимир Путин предложил турецкому президенту Реджепу Эрдогану построить в восточной Фракии мощный газовый хаб. В Турцию уже проведены три газопровода: «Голубой поток» (16 млрд кубов в год) и «Турецкий» (более 31 млрд по двум веткам). Планируется еще одна-две ветки. Но на российский газ в Брюсселе появилась стойкая идиосинкразия. В Анкаре это учитывают и заявляют, что из нового хаба будут продавать формально не российский газ, а турецкий. Точнее, своего рода газовый коктейль по подобию нефтяных. В турецкую смесь уже сейчас предполагается закачивать не только российский, но и азербайджанский и даже иранский газ. 

Может появиться и среднеазиатская доля. При этом транскаспийский трубопровод для этого не понадобится. Среднеазиатский газ будет поставляться в Турцию взаимозачетом — из соседних стран — на российские газоперерабатывающие заводы. В турецкий хаб — те же объемы российского.

Впрочем, это задача не первого дня. Пока важнее поделить китайский рынок.