Перейти в реальную виртуальность

Наука и технологии
Москва, 01.03.2010
«Обзоры стран» №1 (42)
Теперь, прежде чем создать любой продукт, можно сначала получить его точную виртуальную копию-проект. По ней можно не только оценить внешний вид будущего телефона или самолета, но и просчитать, что с ним произойдет в форс-мажоре

Совместный проект журнала «Эксперт» и посольства Франции в РФ

Системы проектирования сегодня переживают важный этап развития — уже на стадии создания чертежей в компьютере не только просчитываются геометрические и внешние особенности продукта, но и моделируются его потребительские свойства. Одним из мировых лидеров в области создания компьютерных систем проектирования является Франция. Разработкой нового поколения программных решений для проектирования и управления жизненным циклом изделия занимается французская компания Dassault Systèmes. Об особенностях решений для проектирования нового поколения, созданных при участии специалистов авиакосмической промышленности страны, рассказывает директор Dassault Systèmes Russia Лоран Вальрофф.

 

— Лоран, какую роль в мире сегодня играют современные системы проектирования?

— Современные системы проектирования сегодня очень важны для создания, пожалуй, любого продукта в любой отрасли мировой экономики. В настоящее время буквально все, что окружает нас: самолеты и спортивные кроссовки, автомобили и медицинское оборудование, олимпийский стадион в Пекине и мобильные телефоны, женское платье и системы альтернативных источников энергии, — проектируется с помощью программного обеспечения нового поколения, в том числе с помощью наших PLM-решений.

— Что такое системы PLM?

— PLM — Product Lifecycle Management, управление жизненным циклом изделий. Dassault Systèmes первая в мире начала предлагать эти решения в конце 1990‑х. До этого наши решения, да и программное обеспечение для проектирования в целом, проходили несколько этапов развития. С начала 1980-х мы начинали с обыкновенного трехмерного моделирования. А потом наши заказчики начали спрашивать: трехмерное изображение сборки — это хорошо, но нельзя ли закладывать в проект другую важную конструкторскую и технологическую информацию? И в 1994 году мы впервые предложили продукт, который получил название DMU — Digital Mock Up, «цифровой макет». Кстати, реализовывать это решение мы начали в авиации, совместно с компанией Boeing, в процессе создания самолета Boeing 777. Решение DMU позволило наполнить 3D-модель дополнительной важной информацией, включив в цифровой макет системы трубопроводов, электрики, 3D-аннотирование. DMU также давало возможность просчитывать работу чипа управления: например, эта технология могла уже генерировать программу проектирования управления станками с ЧПУ. Ну а в конце 1990-х мы предложили новую платформу, созданную на основе концепции PLM.

— Чем PLM принципиально отличается от решений предыдущего поколения DMU?

— PLM — это уже возможность в едином информационном пространстве управлять всеми характеристиками изделия, просчитывать его особенности с момента концептуального проектирования, в процессе производства и дальше — уже после того, как он поступит к конечному потребителю. Если раньше основные данные о продукте были доступны лишь инженеру-конструктору, то теперь в работу могут включаться другие специалисты. Скажем, если взять проектирование мобильного телефона, то с помощью PLM мы можем точно сказать не только то, как он будет выглядеть и работать, но и что с ним станет, если телефон упадет с высоты пять метров. Словом, PLM — это абсолютная виртуализация, испытание поведения изделия в реальном физическом мире. Кстати, именно PLM позволяет минимизировать потребление ресурсов при создании новых продуктов. Сейчас ведь много изделий проектируется без полного понимания того, как они будут воздействовать на окружающую среду.

— В каких отраслях наиболее востребованы ваши решения PLM?

— В мире в настоящее время у нас более 115 тысяч клиентов, и наши решения проектирования востребованы в 11 основных отраслях экономики. Это прежде всего авиакосмическая промышленность, так как корни нашей компании исходят именно из этой отрасли. Основатель компании Марсель Дассо изначально создавал конструкторские проекты для авиации. Сейчас мы занимаем ведущие позиции в мире в проектировании в области авиастроения: такие крупнейшие авиапроизводители, как Boeing, Airbus, Bombardier, а также российские «Гражданские самолеты Сухого», АНТК Антонова, Объединенная авиастроительная корпорация, широко используют технологии PLM. Второй отраслью, которую освоило PLM после авиастроения, стало автомобилестроение. Сейчас мы тоже держим здесь первые позиции, сотрудничая практически со всеми крупнейшими мировыми автопроизводителями. К другим отраслям, где широко применяется PLM, относятся судостроение, промышленное оборудование, строительство, энергетика, товары широкого потребления и их упаковка. В последнее время мы расширяем спектр отраслей применения нашей технологии — развиваем проекты в области фармацевтики, участвуем в разработке новых лекарств, в медицинских и научных исследованиях. Хочется отметить, что наши заказчики особенно ценят стабильность нашей компании. Ведь большие промышленные концерны создают изделия на долгий срок — например, в авиастроении модель самолета эксплуатируется до сорока-пятидесяти лет. И такие заказчики должны быть уверены, что они работают с технологиями, которые будут десятилетиями поддерживаться партнером.

В настоящее время буквально все, что окружает нас: самолеты и спортивные кроссовки, автомобили и медицинское оборудование, — проектируется с помощью программного обеспечения нового поколения, в том числе с помощью наших PLM-решений

— А с чем связано то, что вы предлагаете решения под разными брендами?

— Действительно, решения нашей компании разбиваются на шесть разных брендов. Связано это с тем, что они ориентированы на разные задачи и имеют свои особенности. CATIA — это решение, обеспечивающее исключительное качество проектирования всем производственным компаниям, от изготовителей комплексного оборудования и их поставщиков до небольших независимых предприятий. SolidWorks является лидером на рынке трехмерных систем автоматизированного проектирования. SIMULIA — это платформа для инженерных анализов и расчетов. DELMIA — инструмент, обеспечивающий моделирование среды цифрового производства. ENOVIA — единая платформа для управления жизненным циклом продукции любой сложности и интеллектуальной собственностью компании. А 3DVIA призван дать доступ к 3D-технологиям широкому кругу пользователей — например, для создания 3D-контента в интернете, когда человек может выбрать, скажем, комплектацию автомобиля и посмотреть, как она будет смотреться в формате 3D.

— Что вы думаете о перспективах российского рынка для использования решений класса PLM?

— Мы оцениваем российский рынок как один из ключевых для нашей компании. Представители разных отраслей российской экономики начинают понимать, что внедрение передовых систем проектирования дает им весомое конкурентное преимущество. Решения класса PLM — это эффективный инструмент модернизации важных отраслей промышленности, о чем сейчас говорит российское правительство. В России у нас накоплен хороший портфель успешно внедренных решений. Это, например, решения, используемые такими компаниями, как Северное ПКБ, «Тяжмаш», АвтоВАЗ и другие.

— В каком направлении, на ваш взгляд, будут развиваться в обозримом будущем системы проектирования класса PLM?

— Сейчас мы подходим к новому уровню наших решений, которые мы называем PLM 2.0 по аналогии с известными решениями Web 2.0. Новые решения этого класса будут, с одной стороны, просты и доступны самому широкому кругу пользователей — не только узкоспециализированным инженерам и конструкторам. А с другой стороны, эти технологии будут еще более точно моделировать реальность, позволяя с высокой степенью точности испытывать в виртуальной среде почти любые процессы. Например, они могут помочь врачу смоделировать проведение операции, помогут создавать прототипы лекарств в фармацевтике или моделировать разработку косметических средств.            

У партнеров

    Реклама