Звезды в огороде

Москва, 12.04.2010

Однажды Михаил Хазин посмотрел в окно и увидел падающий снег.

«Падаем. Крындец пришел. Всерьез и надолго», — подумал он и позвонил Степану Демуре.

«Падаем», — подтвердил Демура.

«Вот и дождались», — сказали Хазин и Демура, не сговариваясь, хором.

«Пора сушить сухари», — добавил Степан, подумав о том, что это довольно свежая инвестиционная идея.

Михаил тоже задумался, почесал затылок, затем потер нос, лоб и в довершение всего начал трепать бороду, отчего мысли его несколько прояснились.

«А как насчет маленьких золотых слитков? — поинтересовался мнением собеседника Степан. — Предлагаю купить слитки, чтобы потом обменять их на продукты».

«А зачем менять? — резонно ответствовал Михаил. — Лучше сразу запастись продуктами, на комиссии сэкономим. Начнем с сухарей!»

«Может, ими и закончим? — попытался подвести итог Степан. — Чего мудрить-то? Сухари — продукт надежный. Да и жирок лишний порастрясем!»

На время замолчав, он погрузился в воспоминания. Отчего-то в голову полезли вирши, которые один из его поклонников сочинил, находясь в состоянии сильного возбуждения: «Важней в теханализе нету фигуры, той, что зовется Степаном Демурой!»

«Нет, — стряхнув с себя наваждение, заявил Степан. — Будем диверсифицировать наш портфель. В кризис особенно важно диверсифицировать. Предлагаю разбавить сухари картошкой!»

«Почему именно картошкой?» — осведомился Михаил.

«Картошка — второй хлеб! Сформируем портфель на основе хлебопродуктов. Хлеб — всему голова! А у нас с тобой будет целых две!» — убедительно аргументировал Степан.

Михаил, терзаясь сомнениями, аргумент все же принял.

«В какой пропорции будем разбавлять и где возьмем картошку?» — поинтересовался он.

«Там же, где и сухари, — ответил Степан. — У меня в огороде! У меня там все растет, сам не знаю почему. Наверное, потому что я звезда и яркая личность!»

Михаила задело это вызывающее заявление, и с некоторой обидой он задал партнеру риторический вопрос: «А разве я не звезда, не яркая личность, не финансовый гений современности?»

Степану очень не хотелось делить пальму первенства с Михаилом, но интересы дела были превыше всего. «Да ладно тебе, я тоже не эконораст1… Мы оба яркие личности и финансовые гении, — примирительно подытожил Степан и продолжил: — Давай так. Продукты в портфель мы собираем с моего огорода, а ты устанавливаешь пропорции».

«Идет!» — обрадовался Михаил и начал рисовать в воздухе пальцами свободной руки какие-то замысловатые фигуры.

«Кажется, получилось! — воскликнул он после проведения научных расчетов, — Главное — не допустить структурных перекосов. Наши с тобой яйца должны быть выложены в две корзины и поровну!»

«Какие еще яйца? — недовольно переспросил Степан. — Яйца — это не по мне, пробовал — не пошли, продукт ненадежный, хрупкий и двусмысленный. Пусть пинды2, чинки3 и гномы4 с ними работают!»

«Америке я и так кирдык запланировал. Не о тех яйцах речь, Степан. Сложим сухари и картошку по 50%, оттащим в подвал, наши инвестиции там лучше сохранятся, — пояснил Михаил и продолжил: — Наступят трудные времена, будем закусывать картошку сухариками. Вот тебе и диверсификация!»

После этого наступило долгое молчание. Две звезды и по совместительству яркие личности, а также финансовые гении современности тихо дышали в телефонные трубки, смотрели на падающий снег и рисовали в своем воображении сформированный на основе хлебопродуктов диверсифицированный портфель, который поможет им пережить трудные времена...

Комплексный kirdyk

Однажды, незадолго до заседания ФРС, на котором должно было быть принято важное решение об изменении процентной ставки, помощники доложили Бену Бернанке, что Америке скоро придет kirdyk. Бернанке как главный смотрящий за макроэкономикой счел своим долгом дать чиновникам поручение установить источник распространения этой важной информации, а также предоставить разъяснения по существу.

«Бен, мы нашли того, кто является источником, — отчитались помощники о выполнении поручения, — Michail Khazin, финансовый гений из России».

«А что означает kirdyk?» — осведомился Бернанке.

«Простите, Бен, в словаре этого слова мы не обнаружили», — потупились нерадивые исполнители.

«Никчемные парни, — подумал про себя Бернанке. — Придется вызвать Сороса. Он тоже финансовый гений и большой знаток России. А гений гения всегда раскусит».

«Слушай-ка, Джордж, — приступил к делу Бернанке, когда Сорос пожаловал к нему на разговор. — Скоро надо будет принимать ответственное решение по процентной ставке, и оно должно быть обоснованным. Тут твой коллега из России Khazin распускает слухи, что нам скоро будет kirdyk, и мне требуются дополнительные аргументы».

Джордж Сорос в силу своего широкого кругозора был наслышан о финансовых светилах из России. Он знал целых два громких имени — Michail Khazin и Stepan Demura. Кроме того, Сорос краем уха слышал о kirdyk, а также слыл ярым поклонником группы «Любэ» и частенько, будучи в хорошем настроении, напевал «Ne valyay duraka, Amerika!», хотя из этой фразы догадывался о значении лишь одного слова.

«Бен, я очень хорошо знаком с подходами этих русских гениев. Давай рассуждать логически. Мне известно, что при построении экономических моделей они, как правило, учитывают несколько важных, по их мнению, факторов: banya, vodka, garmon' и losos', — начал выстраивать цепочку Сорос. — Kirdyk, безусловно, входит в эту группу. Те же два слога, точно так же язык сломаешь, других вариантов здесь быть не может. Так что, скорее всего, если нам придет этот самый kirdyk, то не один, а в комплексе с вышеупомянутыми факторами».

«Я всегда был и остаюсь неизменным приверженцем комплексного подхода, — заважничал Бернанке и продолжил: — Стало быть, Америке будет не простой kirdyk, а комплексный?»

«Похоже, что так, Бен», — резюмировал Сорос.

«Каков же он, этот комплексный kirdyk, Джордж? Позитивен ли?» — с надеждой поинтересовался Бернанке.

«A hren ego znaet, tovarishch major, — козырнул своим знанием русского Сорос и ухмыльнулся, сознавая с глубоким удовлетворением, насколько более он свободен, чем скованный условностями Бернанке. — Придет нам kirdyk, тогда и будем делать выводы, чего переживать раньше времени?»

После этого он пожал руку Бернанке и отправился домой, решив по дороге заглянуть на Forex, чтобы обвалить там какую-нибудь валютную пару.

«Ишь, умник. Придет, тогда узнаем...» — неприязненно подумал о Соросе Бернанке и, вспомнив единственную русскую пословицу, которую он знал — что utro vechera mudrenee, — приободрился и принял решение сегодня не переживать, отложив на следующий день ответственное мероприятие по анализу влияния комплексного фактора kirdyk на величину процентной ставки.

Примечания:

1 Эконораст — сторонник либеральной экономики.

2 Пинды — американцы (жители Пиндостана).

3 Чинки — китайцы.

4 Гномы — швейцарские банкиры.

У партнеров

    «D`»
    №7 (94) 12 апреля 2010
    Что говорят
    Содержание:
    Лучшие инвестидеи этой весны: кэш, мобильники, цемент

    D' узнал у управляющих и аналитиков, какие акции им нравятся больше всего

    Реклама