Благотворительность


Александра Щеткина: «Многие родственники верят, что лекарствами можно вернуть память»

Слава Замыслов

26 октября в Москве фонд «Альцрус» соберет пожилых людей с деменцией, их родственников и друзей в Альцгеймер-кафе. Это первый в России формат закрытых встреч, где каждый человек с болезнью Альцгеймера может провести время с семьей в комфортной и безопасной атмосфере. Президент фонда «Альцрус» рассказала, почему большая часть врачей до сих пор считает деменцию нормальным процессом старения и как помочь родственнику, если еще месяц назад он был заядлым театралом, а сегодня не помнит, как есть ложкой

ЕЛЕНА ЕЛИСЕЕВА

Услышать друг друга

Как развивать филантропию и делать некоммерческий сектор сильнее

Поддерживаем местное

Аналитический центр «Эксперт» представляет результаты ежегодного исследования корпоративной благотворительности на Урале

Антон Новодережкин/ТАСС

Между «вышел» и «пришел»

Как в Италии провели реформу ПНИ и почему об этом важно знать России

ФОНД «КРАЙ ДОБРА»

«Не с позиции просителей, а с позиции партнёров»

Краснодарский фонд «Край добра» в 2018 году собрал 55,3 млн рублей на лечение тяжелобольных детей. Это делает его одной из крупнейших НКО по объёму пожертвований на юге России

Ольга Филонова
предоставлено фондом «Линия жизни»

Жало жалости

Как «Линия жизни» помогает детям без акцента на грустные глаза

предоставлены Домом трудолюбия «НОЙ»
Слава Замыслов
Елена Пальм/Интерпресс/ТАСС
АРТЕМ КОВАЛЕНКО

Небо и земля

В ожидании глобального экономического кризиса НКО меняет формат взаимодействия с другими игроками благотворительного сектора

предоставлено Еврейским музеем и центром толерантности
из личного архива Маргариты Полисской

Карта сообществ

В разных регионах России люди создают благотворительные фонды, приюты для бездомных, тестируют доступную среду в своем городе, реализуют некоммерческие образовательные проекты для детей. «Русский репортер» вместе с Агентством социальной информации следит за жизнью прогрессивных сообществ и делится новостями некоммерческих организаций. В этом номере мы рассказываем о проектах бесплатной медицинской помощи

из личного архива Катерины Печуричко

Катерина Печуричко: «Я сказала маме, что ей осталось два месяца, и наступило лучшее время в нашей жизни»

Death Cafe — это место, где можно за чашкой чая поговорить о смерти или помолчать о ней. Кому лучше завещать пароли от своих социальных сетей? Как пережить смерть родного человека? Когда нужно составлять завещание? Катерина Печуричко, познакомившая Россию с форматом Death Cafe, рассказала «РР», почему все разговоры о смерти — на самом деле о жизни

из личного архива Анны Сметаны
Арсений Несходимов

Пролетарий добра

Лев Амбиндер о том, почему «Русфонд» прекрасен, а сам он… нет

из личного архива Дмитрия Хапова

Трус не играет в метлабол

Три примера городского молодежного волонтерства

из личного архива Светланы Горбачевой
Владимир Куприянов
Александр Кузнецов
Слава Замыслов

Жизнь как подарок

Почему биолог оставила профессию и начала помогать детям

Оксана Юшко
homeless.ru

«Прачечная-фигачечная»

Мысль о прачечной для бездомных сводит с ума жителей Савеловского

из личного архива Александра Гезалова
Юлия Лисняк

В вашем хосписе улыбаются

Почему дом для неизлечимых детей не должен быть унылым

из архива Всемирных игр победителей и фонда «Подари жизнь»

Надежда Кузнецова: «Это так страшно — в больнице влюбляться в ребенка»

Каждый год дети из разных стран, пережившие онкологию, приезжают в Москву вместе с родителями на Всемирные игры победителей. Мастер-классы и концерты, соревнования по плаванию, бегу, футболу, стрельбе и шахматам для детей, которым еще недавно был противопоказан спорт, организует благотворительный фонд «Подари жизнь». Перед церемонией награждения IX Игр «Русский репортер» поговорил с Надеждой Кузнецовой, руководителем проекта

Смоленский дом для мамы

Яблоня-Машенция

Дом для мамы как место, где разрывается круг нелюбви

Волонтеры бывают разными

Развитие добровольческого движения в России в равной степени зависит от разных акторов благотворительной деятельности — корпораций, государства, НКО и гражданских сообществ — и определяется их договороспособностью и готовностью перенимать лучшие практики