Киевские векторы

Игорь Гужва
7 февраля 2000, 00:00

Экономическая экспансия России на Украину требует политического подкрепления

Заявив на январском саммите лидеров стран СНГ в Москве, что у Содружества "теперь есть будущее", сказав много других исключительно приятных слов в адрес России, поддержав ее политику в Чечне, президент Украины Леонид Кучма полетел в Киев на встречу с генеральным секретарем НАТО Джорджем Робертсоном. Там Кучма подтвердил долгосрочное желание Украины развивать сотрудничество с НАТО и свою приверженность "европейскому выбору".

Причудливое чередование взаимоисключающих заявлений и действий называется на киевском политическом языке хорошим словом "многовекторность". Украина слишком много и безнадежно должна и Западу, и России, именно этим объясняются ее метания. Но дело, кажется, идет к финишу - Украине кому-нибудь придется отдаться.

"Чуть-чуть деньгами"

Наибольшую головную боль в начале нынешнего года у Киева вызывал так называемый газовый вопрос - непомерные долги Украины перед Россией за газ вкупе с несанкционированным отбором оного украинской стороной из транзитных газопроводов. В конце января вопрос этот удалось разблокировать. Россия согласилась на реструктуризацию украинских долгов по газу. Причем выплаты договорились осуществлять товарными поставками, российскими ценными бумагами и, как сказал глава "Газпрома" Рем Вяхирев, "чуть-чуть деньгами" (то есть по вполне приемлемой для украинцев схеме). Ведутся переговоры о возобновлении поставок российской нефти на Украину, прекращенных в декабре прошлого года в наказание за воровство газа. И хотя вопрос еще окончательно не отрегулирован ("Газпром" продолжает обвинять Киев в несанкционированном отборе, не согласована общая сумма газового долга), от края энергетической пропасти Украина немного отошла.

Отчасти покладистость России объясняется отсутствием альтернатив украинскому пути газа в Европу (сейчас через территорию этой страны проходит до 95% российского транзита голубого топлива). "Газпром", правда, уже приступил к строительству других маршрутов. "Когда оно будет завершено, - сказал Вяхирев, - Украина по газу будет ликвидирована". Но пока с Киевом приходится договариваться.

Из заявлений и. о. президента России Владимира Путина и членов российского правительства о том, что после решения вопроса о долгах российским компаниям должен быть предоставлен более широкий простор для деятельности на Украине, становится ясно, какую именно цену пообещал заплатить Киев за уступки Москвы. Речь идет, очевидно, о переходе под контроль российских структур инвестиционно привлекательных и стратегически важных украинских объектов, прежде всего из известного списка 100 предприятий, которые российская сторона хотела бы получить в обмен на свои газовые долги.

С точки зрения российского бизнеса все выглядит очень логично. Сначала на Украину надавили, затем дали понять, чего от нее хотят, и, наконец, получили искомый результат - "зеленую улицу" для массовой скупки украинских предприятий. Однако ситуация гораздо сложнее. Тут наверняка возникнут проблемы - не столько коммерческие, сколько политические.

Есть и другие желающие

Еще в 1995 году, когда в ходе первой реструктуризации "газового долга" Украиной были выпущены облигации государственного внешнего займа (ОГВЗ), предусматривалась возможность их обмена на акции украинских предприятий. Кроме того, в ходе предварительных переговоров в Москве в октябре прошлого года бывший первый вице-премьер украинского правительства Анатолий Кинах подписал протокол, в котором согласился "учесть" просьбу российской стороны о передаче акций украинских предприятий. Впрочем, и без каких-либо зачетов россияне могут приобрести эти объекты в свою собственность на коммерческих конкурсах и биржевых торгах, куда планируется выставить в 2000 году практически все инвестиционно привлекательные украинские предприятия. А на таких конкурсах случайные люди не побеждают.

Кроме того, есть возможность получить в управление государственные корпоративные права на украинских предприятиях. Вице-премьер украинского правительства по вопросам ТЭК Юлия Тимошенко недавно заявила о необходимости передачи в управление на тендерной основе газотранспортной и газораспределительной систем страны. Характерно, что незадолго до этого с предложением передать экспортные газопроводы в аренду "Газпрому" выступила российская сторона.

Однако желающие приобрести украинские предприятия за долги есть не только в России. Только в нынешнем году Украина должна выплатить по долгам западным компаниям более 3 млрд долларов. Сделать это страна не в состоянии. И уже объявлено о реструктуризации внешних долговых обязательств, оформленных в еврооблигации на 1,9 млрд долларов. Условия реструктуризации будут оглашены в ближайшие дни.

Ставки в игре высоки, кредиторы наверняка постараются выторговать свое согласие подороже. Кроме обычных политических заверений о "европейском выборе Украины" речь пойдет и об украинской собственности. Еще в прошлом году Минфин Украины предлагал выплатить внешние долги некими приватизационными бондами, которые затем можно будет использовать для обмена на акции предприятий. Кроме того, как заявил в конце января глава украинского Фонда государственного имущества Александр Бондарь, его ведомство уже подготовило проект указа президента о возможности оплачивать акции приватизируемых объектов евробондами. Так или иначе, но очевидно, что к большой распродаже Киев привлекает не только россиян и ликвидной украинской собственности на всех может не хватить.

Тем более что здесь есть и "третья сила" - региональные олигархии. Украина переживает глубокий политический кризис. Парламент расколот и недееспособен. На апрель назначен всеукраинский референдум о доверии парламенту и об изменении конституционного устройства Украины (отмена депутатской неприкосновенности, создание двухпалатного парламента, в верхней палате которого заседали бы руководители регионов, и т. д.). Возможно, что сразу после референдума будут объявлены досрочные парламентские выборы. А это попросту означает, что Кучме опять потребуется много денег и помощь региональных элит. Их, как и перед недавними президентскими выборами, снова нужно стимулировать.

За последние два года политической нестабильности, когда иностранные инвесторы обходили Украину стороной, госпредприятия постепенно переходили под контроль украинских же финансово-промышленных групп. Как правило, они даже не брали объекты в свою собственность (дорого, а потом и отнять могут). Просто, поставляя на предприятие энергоносители и сырье, опутывая его долгами и неплатежами, они через некоторое время начинали полностью контролировать и планировать его кадровую, сбытовую и финансовую политику, выступая для подопечных чем-то вроде расчетно-кассового центра или мини-госплана.

В последнее время среди украинских ФПГ наметилось стремление юридически закреплять эти отношения, то есть приобретать предприятия в собственность. Поддержка государства в этом деле и станет платой за участие в предстоящих политических баталиях на стороне власти.

Что дальше?

Сегодня положение россиян на украинском рынке может показаться наиболее предпочтительным. Украинские финансово-промышленные группы все-таки слишком слабы. Западу же не хватает ни остроты желания приобрести украинскую собственность, ни умения работать в этой среде. Как писал еще в 1997 году Мэтью Бжезински из Wall Street Journal Europe, "западные компании проигрывают россиянам битву за украинские предприятия. Ибо российские компании сталкиваются на Украине с теми же правилами ведения бизнеса, что и у себя на родине. А для западных людей все это выглядит просто дико".

Кроме того, по многим проектам Украина сама кровно заинтересована привлечь россиян. В первую очередь это касается топливно-энергетического комплекса - тех же нефтеперерабатывающих заводов, которые простаивают из-за сложностей с поставками сырья из России.

Итак, в ближайшее время Россия, видимо, возьмет под контроль большие куски украинской экономики. Вопрос один: надолго ли?

Для того чтобы надежно закрепиться в той или иной стране, инвесторы должны создать для себя благоприятную среду обитания, найти поддержку элиты и всего общества. Иными словами, экономическая экспансия должна быть поддержана политически. А вот этого пока не видно.

Руководство Украины уже смирилось с ролью второстепенного государства, зависимого от сильных мира сего. Внешнее отражение этот процесс находит в медленном, но уверенном втягивании Украины в евроатлантические структуры. Казалось бы, России самое время предложить внятную альтернативу этому процессу. Не предлагает. Видя, какое сопротивление в российской элите вызывает даже идея союза с Белоруссией, украинские сторонники интеграции делают свои печальные выводы. О многом говорит и нулевой интерес официальной Москвы к жизни русскоязычного (или, точнее, русскокультурного) населения Украины, а это, между прочим, около половины всего населения страны, причем наиболее коммерчески и социально активной.

Не предпринимается никаких шагов по возобновлению разорванных культурных, образовательных и научных контактов - то есть в сферах, определяющих развитие сотрудничества в долгосрочной перспективе. Это резко контрастирует с ростом активности западных структур по этим же направлениям. Число украинцев, задействованных в различных образовательных программах на Западе, увеличивается такими же темпами, как падает число украинцев, обучающихся в российских вузах. Между тем, согласно социологическим опросам, до трети населения Украины пока еще высказывается за присоединение страны к Союзу России и Белоруссии, а в наиболее развитых восточных регионах этот показатель доходит до 70-80%.

Сегодня политика России в отношении Украины отсутствует. Ее заменяют краткосрочные коммерческие отношения между определенными российскими структурами и украинской властью. Характерный пример - президентские выборы на Украине осенью прошлого года. Активными участниками этой кампании были исключительно частные российские лица - Борис Березовский, Владимир Гусинский, Анатолий Чубайс. Официальные власти России демонстрировали почти полное равнодушие.

Что уж говорить в такой ситуации о выработке какой-то стратегии защиты российских интересов на Украине. Да и кто может точно сказать, что это за интересы? Кто сможет, к примеру, ответить на вопрос, что больше соответствует долгосрочным интересам России - стремление депутата Государственной думы Бориса Березовского протащить на Николаевский глиноземный завод TWG (при помощи ближайшего соратника президента Кучмы Александра Волкова) или попытка закрепиться на этом же предприятии группы компаний "Сибирский алюминий" (при помощи еще одного соратника президента - главы Службы безопасности Украины Леонида Деркача и влиятельного украинского предпринимателя Вадима Рабиновича)?

Moguls - это не их уровень

Запад же решает на Украине исключительно стратегические вопросы. Он не пытается особенно конкурировать с россиянами в деле захвата украинской собственности. Его мало заботят разборки олигархов вокруг престола. Как заметил представитель одной зарубежной инвестиционной фирмы, "мой банк у себя на родине платит слишком большие налоги, чтобы решать вопросы с какими-то украинскими, парагвайскими или таиландскими мoguls (авторитетами). Это вопрос не нашего уровня".

На президентских выборах Запад не поддерживал "западника" Кучму. Отчет наблюдателей ОБСЕ по итогам выборов на Украине был крайне негативным, а во время предвыборной кампании в самый неподходящий момент за рубежом всплывала информация о нехороших делах ближайшего окружения Кучмы. Западу многое не нравится в нынешнем украинском режиме. Главное - он малоуправляем, достигнутые договоренности не выполняются, какие-то мoguls постоянно чего-то требуют от инвесторов, а хозяйственные отношения вообще анализу не поддаются.

Победившему все-таки на выборах Кучме Запад решил дать шанс исправиться, выдвинув свои условия: создать в стране понятные правила игры, удалить из своего окружения наиболее одиозных мoguls (если верить Finаncial Times, в США Кучме предъявили список из нескольких лиц, которых он должен от себя отдалить - в том числе и упомянутого выше Волкова) и вообще строго следовать указанному курсу. Пока ничего из этого не сделано.

Однако у Запада есть время ждать. Ведь у него в активе действенные рычаги влияния на Украину (огромный внешний долг), все более усиливающийся прозападный стратегический настрой политической элиты (уже несколько лет государственная машина, в том числе и СМИ, готовит страну к мысли о неизбежности интеграции "в Европу"), кропотливая, хотя и малозаметная работа многочисленных западных учреждений на Украине в сфере образования, культуры, науки и политической жизни. Наконец, как уже сказано, никто Киеву других альтернатив геополитического самоопределения не предлагает.

Рано или поздно все это даст о себе знать. И тогда российским компаниям придется уступить свое место на украинском рынке "стратегическим западным инвесторам". Рычагов выдавливания властью "лишних" с рынка история независимой Украины знает множество. И западный инвестор придет уже на подготовленную специально для него его же правительством почву. Возможно, это будет иметь катастрофические последствия для украинской экономики ("ликвидация Украины по газу"), но кого, в конце концов, на Западе волнует исчезновение еще одного осколка советской индустрии.

Такой вариант более чем вероятен, если учесть, что руководство России по-прежнему намеревается решать с Украиной "исключительно экономические проблемы". И то верно. Политические проблемы уже решаются другими странами.

Украина

Предприятия, предназначенные для первоочередной продажи в 2000 году*

Марганецкий ГОК

Полтавский ГОК

Макеевский металлургический комбинат

"Чистые металлы"

"Оргхим"

"Славтяжмаш"

"Юждизельмаш"

"Лисичанскнефтепродукт"

Днепропетровский металлургический завод им. Коминтерна

"Баглейкокс"

Луцкий автомобильный завод

Холдинговая компания "АвтоКРАЗ"

Львовский автобусный завод

Донецкий металлопрокатный завод

Центральный ГОК

"Херсоннефтепродукт"

"Укрнефтепродукт"

"Винницаоблэнерго"**

"Тернопольоблэнерго"**

"Запорожоблэнерго"**

"Волыньоблэнерго"**

"Прикарпатьеоблэнерго"**

"Львовоблэнерго"**

"Одессаоблэнерго"**

"Полтаваоблэнерго"**

"Харьковоблэнерго"**

"Житомироблэнерго"**

"Хмельницкоблэнерго"**

"Черкассыоблэнерго"**

"Черниговоблэнерго"**

"Кировоградоблэнерго"**

"Киевоблэнерго"**

"Донбассэнерго"**

"Днепроблэнерго"**

"Николаевоблэнерго"**

*Размеры пакетов акций, подлежащих продаже, и форма их продажи по всем предприятиям еще не установлены.

**Вопрос о приватизации энергетических компаний еще не решен окончательно. В настоящее время в правительстве рассматривается программа неотложных мер по реформированию энергетического рынка, которая, кроме всего прочего, предполагает приостановку приватизации украинских энергокомпаний и передачу их в управление субъектам предпринимательской деятельности на тендерной основе.