Лицензия на грабеж

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
28 февраля 2000, 00:00

Новый проект Закона о приватизации - воплощенная мечта чиновников. Они решили позволить себе все

Неделю назад, публикуя статью о государственном рэкете, трактующую о корнях коррупции в законодательстве, мы наивно полагали, что понимаем размах чиновничьих аппетитов: все, но помаленьку. Теперь мы видим свою ошибку: им нужно все - и сразу.

Как раз в начале прошлой недели правительство отозвало из Думы лежащий там с 1998 года проект программы приватизации. В ответ на настороженные вопросы депутатов и СМИ, не означает ли это окончания приватизации в России, было объявлено, что поводов для беспокойства нет ни малейших: в парламент будет представлен проект новой редакции Закона о приватизации, который придаст этому процессу новое качество.

Нам удалось получить этот законопроект, и мы убедились, что в нем приватизация действительно приобретает совершенно новый смысл. Как выразился, комментируя этот документ, один высокопоставленный чиновник Мингосимущества, "мы не хотим, чтобы у нас было что-то запрещенное, чтобы правительство было ограничено в своих возможностях". Текст проекта заставляет нас предложить небольшую поправку к этим словам: неограниченные возможности в нем получает чиновничество.

Базовые вещи в новом законе содержатся в статье 19 "Способы отчуждения государственного и муниципального имущества" и главе 7 "Особенности управления акциями, находящимися в государственной или муниципальной собственности". Остальные части законопроекта фактически только обслуживают содержащиеся тут фундаментальные положения.

Сначала о способах отчуждения. Среди них есть и привычные: аукционы, специализированные аукционы, коммерческие конкурсы с инвестиционными условиями. Но есть и такое блистательное новшество, как "прямая продажа государственного или муниципального имущества по результатам проведения переговоров с потенциальным покупателем". Порядок и условия переговоров не регламентируются никак. А раз критериев выбора между способами продажи госимущества или приоритетов среди возможных способов в законе нет, чиновник получает возможность заявить: "Есть несколько способов, все они возможны, так что я, пожалуй, буду проводить прямые переговоры с покупателем - с которым захочу". Веря в людей, мы не исключаем, что время от времени подобные переговоры будут проводиться честно. Но надеяться, что такой ход событий станет правилом, мы бы не решились.

Еще один узакониваемый способ приватизации госимущества - через аренду с правом выкупа. Согласно статье 27, договор аренды имущества с правом выкупа заключается по результатам конкурса на право заключения такого договора. Победителем конкурса признается лицо, предложившее наибольшую цену выкупа. Срок выкупа недвижимости устанавливается в пять лет, иного имущества - два года. По словам замминистра госимущества Сергея Моложавого, эта статья задумывалась как подспорье малому бизнесу: "Когда малое предприятие арендует какую-то производственную линию, мы предусматриваем для него возможность ее выкупить. Понятно, что кредит под бешеные проценты они взять не могут, купить оборудование не в состоянии, - пускай берут в аренду с выкупом".

Желающие могут умилиться заботой правительства о малом бизнесе, нам же почему-то рисуются иные картины. Мы сразу представляем себе предпринимателя, который дружит с чиновником, ведающим приватизацией. Он предлагает запредельную цену выкупа арендуемого имущества, но в договоре все платежи относятся на последний месяц срока аренды. Таким образом, он получает возможность в течение пяти лет абсолютно бесплатно распоряжаться имуществом без каких бы то ни было неприятных для себя последствий.

Кроме того, в законопроекте содержится прямо гениальная идея приватизации через внесение государственного или муниципального имущества в качестве вклада в уставные капиталы открытых АО (ст. 28). Тут вспоминается история с приватизацией Московской топливной компании, которая полностью принадлежала Москомимущества. Прошлым летом все ее акции были внесены в уставный капитал новой компании, в которой правительству Москвы принадлежало уже лишь 25%, а остальные 75% были разделены между тремя частными компаниями, абсолютно неизвестными на рынке (см. "Время МН" за 11.08.99). Сегодня подобные сделки в принципе можно расторгнуть через суд. После вступления в силу нового Закона о приватизации они станут совершенно легальными.

Многообещающе выглядит и идея выплаты вознаграждения доверительному управляющему принадлежащим государству пакетом акций. Помнится, в 1995 году банки платили немалые деньги за право подержать в руках пакет. А теперь (ст. 31) доверительный управляющий сам будет получать вознаграждение, причем акциями управляемого АО. В довершение чуда количество передаваемых акций и цена, по которой доверительный управляющий может приобрести эти акции, определяются опять-таки чиновниками. В этой стержневой части законопроекта чиновники практически прямо говорят: мы будем воровать, причем на всех уровнях - федеральном, региональном и муниципальном.

("Эксперт" не впервые указывает на взяткоопасные подробности нормативных актов и их проектов. В тех нечастых случаях, когда их авторы решаются вступить в дискуссию, они обвиняют нас в криминальном мышлении: мол, не надо выискивать, как злоупотребить тем или иным положением закона, - надо рассматривать его официальный смысл. Оценить искренность и убедительность такого аргумента оставляем читателю.)

Что касается второй фундаментальной части этого документа, которая регламентирует особенности управления акциями, находящимися в государственной или муниципальной собственности, то она посвящена в основном "стратегическим акционерным обществам", то есть АО, в которых более 25% остается в госсобственности. Согласно законопроекту, приватизируемые предприятия из этой категории никуда не денутся от "золотой акции", которая предоставляет чиновнику поистине беспредельные права. Для владельца "золотой акции" выделяется место в совете директоров и ревизионной комиссии акционерного общества. Он получает право вносить предложения в повестку дня годового собрания акционеров и требовать созыва внеочередного собрания акционеров. А самое главное, представителю государства - держателю "золотой акции" предоставляется "право вето" (так и написано!) на решения собрания акционеров по важнейшим вопросам. Даже если вам принадлежит 99% акций предприятия, вы не сможете без согласия чиновника внести изменения в устав, провести реорганизацию АО, изменить его уставный капитал и даже не сможете заключать крупные сделки.

Конечно, авторами этого положения владели самые светлые помыслы. В преамбуле к главе 7 так и написано, что все это придумано "в целях обеспечения обороны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан...". Однако все эти цели будут преследоваться, только если чиновник будет беспристрастным. Но поскольку исполнение обязанностей полномочного представителя государства в совете директоров того или иного АО никак не оплачивается, а зарплата у него маленькая, то каждый раз, когда надо будет получить согласие чиновника на то или иное действие, его придется заинтересовать традиционными способами. Если этих стимулов ему покажется мало, он применит свое право предъявить иск любому на выбор члену совета директоров или правления АО о возмещении убытков, вызванных каким-либо решением этих коллегиальных органов. Мы даже не говорим о том, что все это категорически не стыкуется с Федеральным законом об акционерных обществах, - это положение просто опасно.

Мы упомянули не все новации, доводящие взяткоемкость законопроекта до невиданных прежде высот, но и сказанного, кажется, достаточно. Хотя в законопроекте действительно есть разумные и давно назревшие нововведения, нам представляется очевидным, что он нуждается в кардинальнейшей переработке (например, аренда с выкупом, без сомнения, возможна, но должна быть гораздо жестче прописана, а вот прямая продажа при нынешних нравах должна быть исключена).

Тем не менее у этой редакции Закона о приватизации весьма неплохие шансы вступить в силу уже в этом году. Насколько нам известно, сейчас дорабатываются мелкие технические детали документа, и уже через несколько дней он будет отправлен на согласования в министерства, а значит, проект может быть внесен на рассмотрение Госдумы уже в апреле-мае.

Что касается перспективы прохождения законопроекта через парламент, то один из высокопоставленных чиновников МГИ оценил их однозначно: "У нас же сильные проправительственные фракции в Думе. Так что мы будем бодаться". Впрочем, сильно "бодаться" вряд ли придется. "Если правительство попытается провести этот законопроект через Думу быстро, пока к нему в высшей степени лояльны фракция 'Единство', депутатские группы 'Народный депутат' и 'Регионы России', то шансы на его принятие очень высоки, - считает председатель подкомитета Госдумы по недвижимости, ипотеке и оценочной деятельности Иван Грачев. - Плюс такой законопроект однозначно одобрит фракция СПС. По душе он придется и Совету федерации: губернаторам должна понравиться идея передачи вопросов приватизации в ведение исполнительной власти". Мы также не сомневаемся в возможности принятия этого закона: чиновничья поддержка законопроекту обеспечена и лоббирование в его пользу будет предельно жестким. Так что есть все шансы, что в течение очень короткого времени - скажем, до следующих выборов - приватизация в России будет завершена.

В подготовке статьи принимал участие Сергей Скляров