Царство отката

О коррупции в строительных подрядах

В строительстве я работаю сравнительно недавно - чуть более шести лет. Но и этого срока было вполне достаточно, чтобы увидеть: огромная часть затрат казны на строительство уходит в карман чиновнику. Расскажу об этом на примере столичной практики работы с бюджетными или полубюджетными организациями-заказчиками.

Начать следует с так называемых нормативов.

ЕРЕРы и коэффициенты пересчета

Прошу простить за обилие аббревиатур, но без них нельзя.

Итак, ЕРЕР (принято произносить как "ЪЪ" - единые районные единичные расценки) представляют собой сложнейшую базу данных сметных нормативов к СНиП-84 ("Строительным нормам и правилам" от 1984 года). КП (коэффициенты пересчета сметной стоимости) - это периодически обновляемая база данных стоимостных (инфляционных) поправок к ЕРЕР (по Москве их выпускает Моспроект-2). ЕРЕР и КП являются де-факто стандартом при обосновании трат и по федеральному, и по московскому имуществу. Казалось бы - прелесть! - все можно осметить, сделать поправки для любых периодов, а потом требовать от строителя соответствия этим нормам. Но реально все куда сложнее.

Расценки в ЕРЕР составлены таким образом, что каждый раз приходится разбираться, какие ресурсы (материалы, трудо- и энергозатраты) включены в данную расценку, а какие надо нормировать отдельно. Далее, из-за устаревания технологий и появления новых строительных материалов некоторые работы приходится осмечивать расценками, лишь смутно напоминающими реальность (хотя попытки угнаться за временем Моспроекты предпринимают). ЕРЕР подразумевает также оценку стройматериалов и затрат на транспортировку по специальным ценникам, находящимся в сборниках КП. Кстати, "почему-то" в разделе КП "для организаций, выполняющих городской заказ" коэффициенты всегда больше, чем в разделе "рекомендованные для организаций негосударственной формы собственности".

По всему этому смета в ЕРЕР практически никогда не отражает ни реальных технологий, ни затрат, ни трудоемкости. Проверка или аудит мало что дадут: кто рискнет вскрывать кровлю здания, чтобы определить, из каких материалов она выполнена? Тут-то и коренится рай для чиновника. Под гарантии "отката" в размере от 10% до 50% сметной стоимости вам подпишут и оплатят любую смету.

Вот самые распространенные из применяемых в подобном деле технологий:

а) вы подписываете смету на множество разных работ, а выполняете только те, которые оговорены с чиновником. Бояться нечего: остальные работы подбираются так, чтобы их результат был скрыт результатом реально выполненных работ;

б) вы подписываете смету по коэффициентам трех-пятимесячной давности, а "процентуете" (промежуточная или окончательная оплата) по ныне действующим;

в) вы декларируете в смете самые дорогие из имеющихся в ценниках стройматериалы, а используете обычные, при этом процентуете повышенный расход дорогих материалов, хотя сами экономите обычные без какого-либо ухудшения качества работ;

г) вы подписываете (или процентуете) смету, где объемы работ завышены на 10-20%: запутаннейшие методики исчисления плановых и фактически выполненных работ позволяют это делать безболезненно;

д) любое сочетание варианта а) с вариантами б), в) и г);

е) самый наглый и прибыльный способ: заключаете договор генподряда и сбрасываете бюджетные деньги на субподрядчика - "обнальную" фирму с лицензией (о лицензиях - чуть ниже). Где-то что-то для проформы делаете, потом все забывается, договоры теряются, правды никто не найдет.

Как играют с "накрутками"

В сметах по ЕРЕР есть понятие накрутки, или сметные коэффициенты; не путайте их с КП. Они представляют собой набор статей-коэффициентов, на которые последовательно перемножаются прямые затраты (объемы работ, умноженные на расценки и на КП). Набор и ставки этих накруток могут сделать вас как нуворишем, так и нищим, поэтому согласование накруток - самый интимная часть переговоров строителя с заказчиком.

Под гарантии "отката" в размере от 10% до 50% сметной стоимости чиновники вам подпишут и оплатят любую смету

Во времена Госплана, Госснаба и прочих "госов" для всех строительных организаций имелись наборы и значения накруток, позволяющие осуществлять единую политику развития отрасли. Времена "госов" прошли, а накрутки остались - и разбились на группы по видам строительных работ. Их соответствие реалиям никто никогда не проверяет. Чего стоят, например, такие статьи: "накладные расходы", "зимнее удорожание", "временные здания и сооружения", "стесненность при производстве работ".

О степени солидности чиновника иногда можно судить по разрешенным в главке для его конторы накруткам: большие - значит, имеет вес, не очень - значит, и вес так себе.

Способов общения с заказчиком здесь ровно два:

а) оговоренная с вами смета "пробивается" в рамках разрешенных накруток - вы делаете откат со всей сметы;

б) с вами оговаривается смета (под откат, разумеется), потом вам предлагают увеличить накрутки, чтобы разницу забрать в карман. И откат с этой разницы получаете уже вы - за ее обналичку.

Красиво.

На что списывают основные деньги

Важнейший способ скрытого разбазаривания денег - это преимущественное использование при заключении договоров подряда таких статей расходов бюджета, как "текущий ремонт" и "аварийный ремонт", вместо "капитальный ремонт" или "реконструкция". Дело в том, что существуют нормативы списания средств в зависимости от изношенности здания, и чем изношеннее объект, тем больше денег можно списать. Если применять статьи "реконструкция" или "капитальный ремонт", то придется уменьшать и степень износа здания, а значит, и размер средств, которые можно будет потом тратить.

Строителям известно, что прибыльность при "реконструкции" ниже, чем при "капремонте", а у того - ниже, чем при "текущем ремонте". Происходит это от того, что "пробить" у властей разрешение на реконструкцию очень трудно (понятно почему), платежеспособный спрос на реконструкции, следовательно, крайне мал. Благодаря чиновникам основные фонды поддерживаются в таком состоянии, что всегда можно списывать огромные средства на "аварийку" и "текучку". Мои подсчеты показывают, что, сократив (безболезненно!) эти воровские статьи на 50%, в течение трех-четырех лет можно было бы провести на сэкономленные средства капитальный ремонт 50-70% зданий, что позволило бы сократить воровские статьи еще на 50% - и накапливать дальше до полного восстановления всего комплекса, то есть зданий и инженерных сетей.

Незнание - сила

Именно такова - как у Дж. Оруэлла - нынешняя тенденция: непрофессионалы заполонили все и вся, только теперь их называют "крепкими хозяйственниками". Конечно, в полном незнании предмета чиновников, заправляющих распределением "строительных" денег, обвинить невозможно - как и людей из всевозможных ОКСов, ДЕЗов и УЭЗов. Но всегда (с исключениями я сталкивался всего два раза) люди соответствуют должности от силы на треть. Сходная картина и в контролирующих органах. Вдумайтесь: и обоснование трат, и контроль выполняют непрофессионалы! Поле для воровства становится уже просто "полем чудес".

И дело не только в растрате денег. Профаны навязывают вам нарушения СНиП исходя из собственного непонимания проблемы, а ответственность при "проколах" предлагают вам нести на полную катушку. Кстати, непривлечение по гарантиям оплачивается чиновнику той же взяткой. При необходимости гарантийного ремонта вы заключаете новый договор на исправление собственных же ошибок за счет заказчика.

Конкуренция и строители

Я полагаю, не надо доказывать пользу справедливой конкуренции. Но конкурентное пространство в строительстве приобрело крайне извращенный вид.

Чиновники намеренно поддерживают основные фонды в стабильно плохом состоянии, чтобы всегда можно было списывать огромные средства на "аварийку" и "текучку"

Инвестиционных строителей оставим в покое - это другой мир. Остановимся на тех, через кого идут основные средства на "аварийку" и "текучку". Это организации, ремонтирующие кровли, фасады и помещения зданий, а также разные сети (тепло- и водоснабжения и канализации) и дороги. Повторю: истинные цели заказчиков - оставлять основные фонды в стабильно плохом состоянии как можно дольше и на этом сильно воровать. Если исходить из этих целей, становится понятно, почему подряды на тендерах выигрываются никому не известными фирмами с копеечным уставным капиталом, без средств производства и квалифицированного персонала. Все очень просто: конкуренция происходит на уровне "аукциона взяток" и рекомендаций других взяточников о благонадежности подрядчика (аккуратность в отдаче оговоренных откатов, молчание и беспроблемность с контролирующими органами) по сети неформальных контактов, очень развитой в чиновничьей среде. Такой выбор вполне соответствует целям: работы делаются на тройку с минусом - на следующий год можно выбивать деньги на то же самое.

И никто не будет заставлять вас работать эффективнее: чем дольше вы работаете с заказчиком и чем больше объемы, тем выше ваша и его прибыль. Объективных стимулов к совершенствованию - никаких. И что угнетает более всего: не будешь соответствовать - не получишь подряда; это, по-видимому, и заставляет многие честные строительные фирмы работать описанным образом. Огромному выбору строителей-полупрофессионалов способствует и сложившаяся практика лицензирования строительных организаций. О ней стоит сказать отдельно.

Лицензирование как сертификация "своих по духу"

Все уже привыкли к рекламе типа "строительные лицензии за один день". Никого не удивляет, что подавляющая часть фирм, оказывающих "юридические услуги", занимается получением лицензий для своих клиентов. Главным изобретением здесь является коммерциализация процесса выдачи лицензии - под чиновным контролем. Ярким образчиком является Мосстройлицензия и ее производная Мосжиллицензия. Вы можете не знать о строительстве вообще ничего, но, заплатив (через юрфирму, которую вам там же и порекомендуют) от 500 до 3000 долларов, вы получите желанный пропуск к бюджетным деньгам и станете своим в стане взяточников.

Но если вы захотите получить лицензию минуя юрфирму-агента, у вас это займет не меньше полугода. Вы будете бегать и платить во всякие экспертные центры, лаборатории, учебные институты за семинары, удостоверения и проч. - и вовсе не исключено, что работы, которые вам более всего нужны, лицензированы не будут. Скорее всего вы плюнете и отдадите свои кровные фирме-агенту. Торговля лицензированием ведется по всем правилам: есть расценки на каждый вид работ, разнящиеся в зависимости от спроса, оптовое лицензирование (много работ) происходит со скидкой. Наблюдается даже какая-то конкуренция за клиентов у Мосстройлицензии и Федерального лицензионного центра (ФЛЦ), они давят друг на друга письмами Антимонопольного комитета, распоряжениями мэра и т. п.

В результате развелась масса строительных организаций, обладающих только лицензией и учредительными документами, - идеальное место для обналички денег. Возня с лицензиями заставляет серьезных предпринимателей впустую тратить время и деньги, но никак не останавливает потока "авантюристов от строительства", загоревшихся желанием поживиться бюджетными денежками; зачастую - я это знаю - фирмы лицензируются под конкретную сумму, проталкиваемую чиновником на ремонт. Повышению конкурентоспособности и профессионализма в строительстве все это, мягко говоря, не способствует.

Нравы и обычаи строителей

А теперь поглядим, во что выливается такое положение вещей у самих строителей. Москвичи, наверное, не всегда замечают разницу между рабочими, возводящими банковские здания, и теми, что вечно роют канавы через дорогу. А различия огромны: первые хорошо одеты и экипированы (инструмент немецкий или японский) - вторые ходят в дранье, небриты, матерятся на языках всех стран СНГ, инструмент такой, что слезы на глаза наворачиваются. Первые молчаливо, спокойно и точно, иногда с веселым задором работают весь день - вторые обычно с утра нетрезвы, находятся в состоянии перманентного перекура и не знают, чем им заняться. После первых рядом со стройкой не то что мусора нет, даже грязь не развозят по дороге - после вторых остаются замызганные электролюльки, висящие на фасадах, кучи невывезенных строительных лесов и мусора, незаделанные траншеи, ямы, в которые падают люди, и т. п. Я знаю множество случаев, когда рабочие на ремонтном объекте допивались до поножовщины или психушки. Первые всегда получают хорошую зарплату в срок, имеют социальные гарантии (квартиры, детсады и медобслуживание) от работодателя - вторые всегда знают, что наниматель их хоть на сколько-нибудь, да "кинет", а потому местом не дорожат, делают работу медленно и плохо. Им, естественно, так же и платят (или не платят вовсе), выгоняют и нанимают таких же других.

И обоснование трат на строительные работы, и контроль за ними осуществляют непрофессионалы

На уровне организации производства среди фирм тоже гигантские различия. В первых весь процесс сверху донизу продуман, просчитан, снабжение и хранение материалов идут по расписанию, как на вокзалах, осуществляется трехступенчатый контроль качества, все происходящее тщательно документируется и анализируется для избежания срывов. Все платежи и этапы работ оплачиваются в сроки и в суммах, установленных в графиках, - работа от недофинансирования не стоит; за соблюдением платежной дисциплины внимательно следит юрслужба - подрядчику "дебиторку" не навяжешь - сразу штрафы и приостановка работ, а далее расторжение договора с большой неустойкой. Во вторых (объект нашего внимания) строительный процесс знают более других сами рабочие, потом прораб (свой человек, которому не страшно доверить наличные на снабжение) и только потом руководство - эдакая "строительная самоорганизация"; сметы, техзадания и СНиП - филькина грамота. И у рабочих, и у заказчика сугубо свои представления о технологиях и организации работ; до начала какой-либо работы никто (включая зачастую и прораба) не знает, как ее надо выполнять; снабжение ведется не в срок и привозятся не те материалы, которые нужны; практически ничто не документируется, за исключением бумаг, нужных заказчику для бухгалтерии; контроля качества почти нет или его осуществляет постоянно взвинченный представитель заказчика. В платежах - такой же бардак. Заказчик навязывает подрядчику не только технологию, но и порядок платежей, порой крайне опасный и невыгодный. Из-за этого часто возникает "дебиторка" на несколько месяцев, а иногда и лет. Искать справедливости почти всегда бесполезно (доказательных документов обычно нет), а можно и навлечь на себя какую-нибудь трехбуквенную беду (МВД, МНС, ФСБ и проч.). Ведь не в последнюю очередь выбор заказчика падает на слабые строительные фирмы по соображениям запрограммированной правовой слабости подрядчика: "кинуть" в случае чего без последствий.

Причина столь плачевного состояния дел очевидна: организационный (или управленческий) нигилизм в этом секторе строительной отрасли. Насколько в возникновении и бурном расцвете этого нигилизма повинны коррумпированные чиновники и явное попустительство властей вообще, читатель может решить сам.

P. S. Я не претендую на обладание совершенной истиной. Многое известное осталось за рамками моего рассказа; наверное, где-то я сгустил краски - не без этого. Но ситуация настолько плоха для всех - государства, строительного рынка, просто граждан, - что я надеюсь на инициативу "Эксперта" как на первый сдвиг в нужном направлении.