По "остаточному" принципу

Евгений Верлин
17 июля 2000, 00:00

Как в России, так и в Китае на культуру и образование выделяются считанные проценты бюджета; отсюда и скромные в целом достижения последнего десятилетия в области культурного обмена.

Согласно ежегодным протоколам о сотрудничестве между министерствами культуры двух стран, за государственный счет удается осуществить от силы одно-два события в год (не считая обменов официальными делегациями). Тут мы выглядим весьма бледно на фоне ведущих западных стран, правительства которых направляют ежегодно десятки миллионов долларов на реализацию культурных, образовательных и информационных программ сотрудничества с Китаем.

Что касается коммерческих каналов культурного обмена, то ситуация напрямую зависит от масштабов и профиля нашего экономического сотрудничества. К сожалению, ни мы, ни китайцы по большому счету не являемся серьезными инвесторами в экономику друг друга. Что касается субъектов двусторонней торговли, то и здесь дела обстоят далеко не самым лучшим образом.

Российским компаниям, продающим в Китай металлы, древесину, удобрения и оружие, нечего рекламировать на улицах Пекина, а посему нет особого смысла выступать спонсорами наших культурных акций на китайском направлении. Если что-то эпизодически и делается в этом плане, то только на личных связях или "обаянии". Автору этих строк в недавнюю бытность его первым секретарем посольства России в КНР неоднократно приходилось обходить наших бизнесменов в Пекине в поисках спонсоров той или иной акции в области культуры или информации.

Почти не спонсируют культурные обмены и китайские фирмы, работающие на российском направлении. Крупные компании, имеющие офисы в Москве и крупных промышленных центрах, заняты скупкой того же сырья и металлов, челночные операторы продают ширпотреб на вещевых рынках. Ни тем, ни другим нет смысла себя как-то рекламировать.

Самозваные виртуозы

Пока основной формой российско-китайского сотрудничества в области культуры являются гастроли. Ежегодно в Китае выступают 100-120 художественных коллективов, специализирующихся в основном в области легкого жанра - варьете, цирк и т. д. Из "высоких" форм искусства преобладают балетные труппы и ансамбли классической музыки.

Но уровень, уровень!! Основную массу месяцами гастролирующих по Китаю коллективов составляют реально не существующие (в России), наспех сформированные специально для китайских гастролей группы артистов, на которые "вешаются" придуманные нечистоплотными китайскими импресарио "брэнды", представляющие гастролеров как российских, если не мировых, знаменитостей.

Отсюда и сомнительные рекламы типа той, которую довелось увидеть в конце прошлого года у входа в крупнейший концертный зал южнокитайского города Фошань. На огромной, нарисованной местным художником-оформителем картине был изображен с огромными усами дядька с дирижерской палочкой в руках, ниже поименованный "всемирно известным дирижером, народным артистом России Константином Крымским". А возглавляемая им группа музыкантов была преподнесена как "камерный симфонический оркестр 'Московские любители музыки'". И подобных "виртуозов" по китайским весям ездит огромное количество. В результате наносится урон престижу российского искусства.

И хотя, по заверениям китайской стороны, в данной сфере уже наведен порядок, что выразилось в предоставлении лицензий на гастрольную работу с Россией восьми уполномоченным (Минкультом и другими ведомствами) компаниям, на самом деле ситуация далека от идеальной. Существующая практика "крышевания" под этими компаниями частных импресарио приводит к тому, что приезжающие на гастроли российские артисты очень часто оказываются, мягко говоря, не в очень цивилизованных условиях, определяемых частными - нашими и китайскими - дельцами от околосценического мира, действующими под маркой гастрольных организаций. И если с китайской стороны осуществляется хотя бы формальный контроль, то с российской нет и такового: у нас, как известно, изголодавшихся артистов любой проходимец может вывезти куда угодно по фальшивым бумажкам давно не существующих областных филармоний.

Альбомы о Москве поступают с Запада

Отсутствие достаточной поддержки коммерческих структур обеих стран со стороны государства порой приводит к тому, что в качестве спонсоров культурных обменов между Россией и Китаем выступают, как ни странно, западные фирмы и общественные организации. К примеру, Валерий Гергиев со своим оркестром приезжал в Китай на деньги своего главного спонсора - компании "Филипс"; целый ряд исследований молодых китайских ученых по российской литературе (не соцреализма) и философии (не марксистского направления) первых десятилетий XX века осуществлен на деньги американских фондов.

Аудио- и видеозаписи с выступлениями наших музыкантов, имеющиеся в продаже в китайских магазинах, тоже выпущены западными компаниями. Красочные альбомы о Москве и Петербурге из серий "города мира" также западного производства. Но это, конечно, скорее исключения из правил. Западные правительства и компании способствуют экспансии на китайский рынок прежде всего своих национальных культурных продуктов. Делая это в контексте и на базе расширяющегося экономического присутствия. И когда под визит французского премьера в Пекин попадаешь на балетный спектакль "Гранд-Опера" в восьмитысячный зал Дома народных собраний, совершенно естественно смотрятся в красочной программе гастролей рекламные вставки фирм-спонсоров: "Рено", "Ситроен", "Алкатель"...

То есть экономическое сознание определяет культурное бытие. Девяносто девять процентов китайцев учат английский язык; на все остальные языки мира приходится суммарно один процент учащихся и студентов. Заметим, что еще сравнительно недавно 90% китайских школьников и студентов учили русский язык. За два десятилетия на учебу в США направилось свыше 240 тысяч граждан КНР; еще несколько десятков тысяч - в другие западные страны (главным образом Австралию, Великобританию, Канаду). На Россию приходится несколько тысяч студентов, часть которых, увы, приезжает на самом деле не на учебу, а, устраиваясь в липовые вузы, занимается торговлей или "готовит плацдарм" для дальнейшего переезда в сторону вожделенных западноевропейских стран.

Недостаточные масштабы торгово-экономического сотрудничества между нашими странами оборачиваются тем, что дипломированные российские специалисты по Китаю и китайцы, окончившие российские вузы, оказываются мало востребованными теми бизнесами, которые превалируют на двустороннем направлении. Эти бизнесы (челночный, например) часто настолько "интимны", что интегрироваться туда могут люди прежде всего "свои"; знания языка и страны здесь отступают на второй план.

Борьба за души китайцев

Наша страна, увы, не может представить себя китайцам в благожелательном свете. Только за последние годы прекратилось финансирование (а соответственно, и поступление в Пекин) иллюстрированного журнала "Россия" на русском и английском языках, бюллетеня с переведенными на китайский материалами российских СМИ, выпускавшегося представителем РИА "Новости" при содействии нашего посольства. Так и не удалось найти российских рекламодателей для первого красочного путеводителя по Пекину на русском языке, изданного при нашем содействии информационным офисом при пекинском правительстве. Основным спонсором стал... холдинг Peninsula Group в лице своего пекинского "Палас-отеля".

Когда китайцы приходят в западные посольства, то обнаруживают на стендах в приемной или консульском отделе массу иллюстрированных информативных изданий и проспектов о туристических достопримечательностях той или иной страны. В информационном центре USIS (United States Information Service) можно получить все необходимое еще и в электронном виде, записав любую информацию о США на дискету. На сайтах западных провайдеров появляется все больше контента на китайском языке. У России на это денег не находится.

Через кино, телевидение, видео- и аудиопродукцию (которая поступает как напрямую, так и через гонконгское "окно") на китайцев обрушивается вал западной поп-культуры. То же самое происходит через книжные магазины и журнальные киоски...

Такое ощущение, что развернулось крупномасштабное сражение за культурный и информационный рынки Китая. Сражение, которое сулит огромные финансовые и политические дивиденды.

Россия, к сожалению, в этом сражении почти не участвует. Мы "проедаем" остатки того культурного влияния, которое имело место в прошлые десятилетия.

Хотя, как мне представляется, настоящая российская культура сегодня как никогда может быть востребована в Китае, переживающем "кризис веры", кризис культурных ценностей, когда традиционные ценности, разрушенные при Мао, еще не восстановились, а ценности мнимые ушли либо процветают в виде дешевых коммерческих поделок на потребу сиюминутных вкусов невзыскательных масс.

Для привнесения этой настоящей культуры из нашей страны в Китай требуются не такие уж большие деньги. Даже если 0,1% нашей ежегодной выручки от продажи оружия китайской стороне (то есть всего лишь один миллион от одного миллиарда долларов) будет целенаправленно отчисляться на наше культурное сотрудничество с великим соседом, эта сфера с большой долей вероятности достигнет расцвета в масштабах, вполне сопоставимых с 50-ми годами.

Как показала история, как раз это - а не только и не столько стратегическое партнерство в форме ВТС и т. п. - является главным фундаментом взаимопонимания и симпатий между народами.