Жаркие времена и американский "перегрев"

Татьяна Гурова
главный редактор журнала «Эксперт»
15 января 2001, 00:00

Чтобы победить кризис, миру нужны новая инновационная перспектива и новый лидер

Начало нового века ознаменовалось важным событием. Федеральная резервная система США фактически отказалась от проведения жесткой монетарной политики. Причем отказалась в условиях, на первый взгляд не вполне к этому располагающих. На фоне быстрого падения курса доллара, сохраняющихся высоких цен на нефть и, соответственно, угрозы инфляции ФРС пошла на снижение процентной ставки. Значение этого события трудно переоценить. Фактически оно ознаменовало официальное признание США в том, что национальная экономика входит в рецессию.

Европейский центральный банк, наоборот, еще в прошлом году повысил рефинансовую ставку, тем самым подтвердив уверенность Европы в том, что рост ускоряется и его темпы значительно превысят американские даже в самом оптимистичном для США раскладе.

Более того, в первые дни года в зону евро приняли "слабоватую" Грецию, что также можно расценить как демонстрацию финансовой силы Евросоюза.

Большой кризис самой большой экономики

Нельзя сказать, чтобы такое решение ФРС было уж вовсе неожиданным. Да, всего лишь за две недели до снижения ставки, 19 декабря, ФРС объявила о сохранении ставок на неизменном уровне. Однако еще 5 декабря, выступая на банковском конгрессе в Нью-Йорке, председатель ФРС Алан Гринспен весьма четко обозначил все угрозы, стоящие перед американской экономикой. Его видение ситуации заключалось в следующем. Американская экономика находится в типичном состоянии перепроизводства. Бум, вызванный ростом высокотехнологичных компаний, оказался чрезмерным. Предложение товаров и услуг компаний, относящихся к "новой" экономике, в некоторых секторах существенно превышает спрос на эти товары и услуги. Да, "новая" экономика позволяет существенно повысить производительность труда в хозяйстве в целом, однако пока ее интеграция в традиционный сектор идет недостаточно быстро. Более того, в одном из своих летних выступлений перед промышленниками США Алан Гриспен говорил, что те структурные преобразования, которые сейчас происходят в США, - не более чем повторение описанной когда-то Шумпетером схемы, когда мощные и эффективные новые хозяйственные элементы начинают ломать уже сложившуюся хозяйственную структуру. Как правило, без спада эти процессы никогда не проходят, в том числе и потому, что для того, чтобы традиционный капитал интегрировал в себя новый, он должен пережить период кризиса.

Таким образом, понимание того, что существуют фундаментальные причины для кризиса американской экономики, в ФРС уже было. Вопрос заключался только в выборе варианта наиболее адекватной денежной политики. А их было фактически два. Сдерживать инфляцию, не опускать или поднимать ставку, или смягчать кризис - опускать ставку. ФРС пошла на смягчение кредитных ограничений, перейдя, таким образом, к традиционной политике сдерживания кризиса. Впрочем, сказать, что рынок начал подниматься после снижения ставки, все-таки нельзя.

Эксперты всс более единодушны в своих оценках ближайшего будущего американской экономики. Так, в начале года Ассоциация менеджеров по продажам обнародовала очередное значение своего коэффициента NASP (значение этого коэффициента меньше 50 означает отсутствие роста производства, меньше 42 - резкий спад), который оказался равен 43,5. Это самый низкий уровень индекса с апреля 1991 года. Более того, всего несколько месяцев назад значение январского коэффициента NASP прогнозировалось на уровне 47.

Тогда же, в начале года, был обнародован прогноз Morgan Stanley. По мнению ее главного экономиста Стивена Роуча, экономическая ситуация в США развивается в сторону самой настоящей рецессии. В первой половине 2001 года величина валового продукта США уменьшится на 1,25% в годовом исчислении. Вероятность рецессии в мировой экономике Роуч оценил в 45%.

Стивен Роуч в принципе слывет пессимистом, но таковых становится все больше. Аналитики, следящие за локальными изменениями на фондовом рынке, в ближайшие месяцы ожидают только плохих новостей. Отчеты за последний квартал 2000 года, которые должны появиться в скором времени, вероятнее всего, будут свидетельствовать о том, что прибыли компаний намного меньше ожидаемых.

На последних биржевых торгах старого года и первых торгах года наступившего продолжили свое падение фондовые индексы. Причем в отличие от предыдущих месяцев падение индекса S & P оказалось более сильным, чем Dow Jones, что может свидетельствовать об уменьшении оптимизма по отношению к "недооцененным" акциям. Что касается отдельных периодов роста индексов, то они стабильно сопровождаются резким увеличением объемов торгов, а это свидетельствует о чисто спекулятивном их характере.

Огромный дефицит платежного баланса США до сих пор компенсировался только притоком иностранных инвестиций "в самую развивающуюся экономику". А теперь отмечается потеря интереса иностранцев к инвестициям в США. При этом, однако, интерес американцев к импортным товарам не ослабевает - соответственно, доллар вошел в пике.

При этом уже после снижения учетной ставки на рынке распространились упорные слухи о проблемах в банковской системе США, в первую очередь у Bank of America.

Мировые метастазы и шансы на перехват

Большинство аналитиков полагают, что кризис в США в самое ближайшее время охватит весь мир. Первыми пострадают страны, чья экономика в наибольшей степени зависит от экспорта в США. Это Канада, Малайзия, Мексика, Китай, Южная Корея и Тайвань. Из перечисленных стран наибольшие шансы достойно выдержать рецессионный удар - у Китая.

Вторая волна накроет страны, финансово зависимые от США. К ним наблюдатели относят страны Латинской Америки, в первую очередь ту же Мексику и Бразилию, а также, увы, Россию.

Европа и Япония, по мнению наблюдателей, также пострадают от снижения товарного экспорта в США, но это не главное. Их потери в основном будут связаны со снижением эффективности производственного капитала, работающего в экономике США.

Впрочем, они быстро отыграются, когда американские спекулятивные капиталы начнут перетекать в их мощные банки и на растущие рынки. Кстати, и влияние кризиса "новой" экономики для этих стран не будет столь разрушительным, как для США. Капитализация e-фирм даже сегодня составляет в США около 25% ВНП против 2% в Германии и 5% - в Японии.

Окончательно утвердить финансовую победу Европа может уже через пару месяцев. По мнению некоторых финансовых аналитиков, для этого требуется, чтобы ФРС еще хотя бы на 0,25 пункта снизила ставку, а ЕЦБ - на столько же поднял.

Соотношение 5,75% в США и 4,75-5,00% в Европе с точки зрения движения капитала уже будет в пользу последней, ибо в координатах "риск-доходность" депозиты немецких банков будут привлекательнее американских бондов.

Большие деньги, хозяйкой которых, похоже, станет Европа, не могут долго пролежать мертвым грузом. Для выхода на новый виток развития мировому хозяйству необходимо определиться с новой инновационной альтернативой, способной заместить на мировом подиуме поблекшего кумира - Сеть.

Весьма вероятно, что новый инновационный контур будет найден в одном из трех сценариев. Два первых можно назвать "гуманитарными", третий - "институциональным".

В рамках первого сценария на роль лидера претендуют отрасли, на продукцию которых предъявляют спрос элитарные потребители развитых наций. Это биотехнологии, медицина, генное и электронное протезирование и коррекция, образование и другие гуманитарные услуги. На подъеме этого инновационного кластера развитые нации станут технологическими донорами для остального мира. Заметим, что развитие по этому сценарию оставляет шансы на сохранение приемлемых темпов развития Сети за счет спроса на ее новые приложения.

Второй сценарий - сценарий "гармоничного развития", известный по докладам Римского клуба и недавним выступлениям лидеров третьего мира. Суть его - в изменении подхода к инвестициям в развивающиеся страны. Логика в том, чтобы поднять технологический уровень развивающихся стран так, чтобы они могли выпускать продукцию, удовлетворительную для элитарного потребителя в развитых странах. Сегодня, когда третьи страны способны, по большому счету, производить только нефть, кофе и пуховики, любые инвестиции Запада лишь увеличивают социальное расслоение в национальных границах и разрыв между уровнем развития наций.

"Институциональный" сценарий предполагает масштабные вложения в реформу мирового денежного и торгового хозяйства. Создание валютных и торговых союзов - дело на первом этапе весьма дорогостоящее для лидера. Насущные реформы всемирных институтов (МВФ, МБРР, ВТО) по европейскому варианту тоже потребуют от "старушки" немалых затрат.

Трудно предположить, какой из инновационных кластеров будет выбран для стратегического изменения мирового хозяйства. Не исключено, что все сценарии будут реализовываться параллельно. Как подсказывает опыт совсем недавнего прошлого, при выборе главного направления глобальных инноваций не стоит класть все яйца в одну Сеть.