Вокальный боди-арт

Культура
Москва, 26.03.2001
«Эксперт» №12 (272)

Певица, автор музыки, хореограф и кинорежиссер Мередит Монк впервые выступила в России при содействии Эрмитажа, международного агентства СЕС и института Про Арте. Ее сольный концерт прошел в петербургском Эрмитажном театре.

В 60-е годы одновременно с Мередит Монк в нью-йоркском богемном квартале, так называемом даунтауне, начинали свои карьеры мастерицы нестандартного вокала Джей Клейтон, Джоан ла Барбара и чуть позднее - знакомая нам Диаманда Галас. Но Мередит Монк, изучившая движение и танец по системе Жака Далькроза, даже на их фоне осталась исключением из правил. Ее пение - это вокальный боди-арт.

- Мой основной принцип открылся мне как озарение: в один прекрасный момент, году в шестьдесят пятом, я распевалась за роялем, и вдруг меня буквально осенило, что своими голосовыми связками и диафрагмой я могу управлять так же органично, как рукой или ногой.

- И что, в Нью-Йорке можно было заработать на жизнь звуковыми инсталляциями, такими как "Шестнадцатимиллиметровая серьга" или "Сок", в авангардных художественных галереях? Или эпизодическим участием в псевдодокументальных фильмах Фрэнка Заппы и Дэвида Бирна?

- Нет, не сразу, конечно. В шестидесятые я позировала художникам, играла в рок-группах, пела детям песни под гитару.

- Вы начинаете как бы с нуля, но какими бы первобытными ни казались ваши песни и оперы без слов, в вашей музыке все-таки ощущается неофольклоризм начала двадцатого века - Стравинский, Барток, особенно его "Микрокосмос".

- Точно! "Микрокосмос" - это мое самое любимое.

- В отличие от компьютеризованных перформансов Лори Андерсон, с которой вас наверняка тоже сравнивают, вы ведь стараетесь не пользоваться даже простым микрофоном. А это значит - ограничивать размеры аудитории.

- Да, но такие приемы, как разные прищелкивания языком и присвисты, конечно, без микрофона не услышишь.

У Мередит Монк есть один беспроигрышный хит под названием "Сказочка" - этакая считалочка то ли для детей дошкольного возраста, то ли для мутантов после ядерной катастрофы. Это единственная вещь Монк со словами ("У меня еще есть ручки - ха-ха-ха, у меня еще есть разум - хо-хо-хо, у меня еще есть аллергия - хи-хи-хи!").

- Вы всегда поете "Сказочку" на языке той публики, перед которой выступаете?

- Да, и вы наверняка хотите спросить, был ли русский самым трудным? Нет, хотя я пела ее и по-корейски, и по-венгерски, самым трудным оказался датский.

Мисс Монк перехватывает взгляд интервьюера на портрет Далай-ламы, пришпиленный к зеркалу в ее гримуборной.

- Да, под влиянием буддизма я изменилась. Раньше я была тираном, как и все руководители - режиссеры или хореографы. Теперь мне проще оценивать свое место в искусстве. Для меня главное - живой контакт со слушателями и артистами, которые хотят исполнять мою музыку. Я работаю в устной традиции. И хотя мои хоровые вещи теперь печатаются нотным издательством Boosey & Hawkes, без моего личного участия так, как надо, их все равно не разучат.

- В питерской программе есть "Санкт-петербургский вальс". А про Москву?

- Есл

Новости партнеров

«Эксперт»
№12 (272) 26 марта 2001
Американский кризис
Содержание:
Международный бизнес
Наука и технологии
Реклама