Дело об изумруде

Спецвыпуск
Москва, 02.04.2001
«Эксперт» №13 (273)
Рынок драгкамней может оказаться для инвестора как сверхдоходным, так и сверхопасным: от тысяч процентов годовых до десяти лет в колонии строгого режима

Только одна сделка на рынке драгоценных прозрачных камней (небриллиантов) может принести инвестору до 10000%. Но в мире до 80% всех продаж прозрачных камней, по оценкам специалистов, происходит нелегально. В России по фактам незаконных операций с драгкамнями возбуждены сотни уголовных дел.

Информация об этом рынке, поступающая из официальных источников, крайне противоречива и не дает инвестору ответа ни на один животрепещущий вопрос. Дабы в первом приближении разобраться с этой ситуацией, мы обратились к одному профессионалу, уже много лет занимающемуся инвестированием в изумруды. По причинам, которые станут понятны из интервью, имя нашего респондента останется неназванным.

Преступление и наказание

- Я неоднократно слышал утверждения, что инвестиции в драгоценные камни являются преступлением. Это правда?

- Абсолютно точно. Откроем Уголовный кодекс, статью 191. А там написано, что совершение сделок, а равно незаконное хранение, перевозка и пересылка драгоценных камней в особо крупных размерах наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества. Законно торговать драгкамнями можно только на бирже. Вы видели где-нибудь биржу драгоценных камней?

- Тогда получается, что вы занимаетесь преступной деятельностью.

- Я-то как раз ничего не нарушаю. Российское законодательство предусматривает систему лицензирования в области геологической разведки драгкамней, их добычи, производства, использования и обращения. Имея такую бумажку, я могу законно покупать и продавать камни. Но вот рядовые инвесторы, кто хочет извлечь выгоду от изменения цен, - нет. Так что просто взяв в руки крупный изумруд, вы становитесь преступником.

- Так почему же вы не хотите называть своего имени?

- Я - честный бизнесмен. Я умею и хочу зарабатывать на операциях с драгоценными камнями. Но соответствующий инвестиционный процесс благодаря законам, благодаря практике правоохранительных органов становится процессом преступным. Один мой клиент, порядочный человек, как-то взял у меня крупный изумруд, чтобы показать его своим партнерам и обсудить условия выкупа. Этого человека арестовали и полтора года продержали в тюрьме, пока шло разбирательство по уголовному делу, а потом дали условный срок. Сам я проходил (а может, и до сих пор прохожу) по нескольким десяткам уголовных дел в качестве свидетеля.

Когда я вел операции в России, то инспекции, проверки и прочие маски-шоу постоянно срывали работу на несколько месяцев. Я их всех знаю в лицо (вытаскивает пачку визиток начальников управлений всевозможных налоговых и правоохранительных органов. - "Эксперт"). Мне было прямо сказано: в России этим заниматься нельзя.

Но это еще цветочки. Раз инвестиции в российские драгкамни государство считает преступлением, то я решил попробовать использовать камни зарубежные. С грузом драгкамней оценочной стоимостью где-то в полмиллиона долларов я прямо с самолета явился в таможню, чтобы заплатить пошлину. Рядовой таможенник вытаращил на меня глаза и сорок минут расспрашивал, чего я

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (273) 2 апреля 2001
    Изменения в правительстве
    Содержание:
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Культура
    Реклама