Не надо сорить деньгами

Сергей Шишкарев
3 декабря 2001, 00:00

Экономическая и политическая ситуация в мире сейчас исключительно благоприятна для России в том, чтобы добиться от Парижского клуба списания и реструктуризации долгов бывшего СССР

Расходы на обслуживание внешнего долга - одна из "священных коров" нынешнего правительства. Предельно четко это проявляется в бюджете-2002, который без преувеличения можно назвать бюджетом государственного долга. Под погашение внешнего долга выделяются более 20% расходной части. Но это - только процентные платежи, то есть минимальные обязательства по обслуживанию внешнего долга. В бюджете прописано, что и доходы сверх прописанного профицита предполагается пускать на уменьшение государственной задолженности. Фактически мы сталкиваемся с намерением правительства обслуживать внешний долг и даже сокращать его исключительно за счет бюджетных средств. В практике современных долговых отношений это исключительно редкий случай. Вспоминается разве что только пример Румынии - но для нее политика опережающего погашения долгов перед западными кредиторами привела к плачевным результатам.

И речь не о том, чтобы не платить по долгам. Вопрос в том, какова оптимальная стратегия облегчения долгового бремени. Стоит ли напрочь забывать о таких инструментах, как частичное списание, реструктуризация, рефинансирование? Ведь выплата долга опережающими темпами явно не оптимальная стратегия, и не надо по этому поводу строить иллюзий. Так, не стоит ожидать, что если Россия начнет платить миллиарды долларов по долгам Парижскому клубу, то рынок отреагирует на это положительно. Ведь, вместо того чтобы добиваться списания львиной доли долгов, чего в общем-то от России и ждут, она взваливает на себя непосильное бремя долговых выплат. От этого ухудшается платежеспособность страны, ее надежность как должника, что не может радовать кредиторов, особенно в условиях ухудшения общемировой экономической конъюнктуры. Такого рода опыт у нас уже есть: российское правительство исправно погашало ГКО, пытаясь убедить инвесторов, что все будет хорошо, хотя уже не было никаких объективных предпосылок к тому, чтобы убедить в этом кого бы то ни было.

Для правительств стран-кредиторов возвратные платежи по межгосударственным кредитам тоже не всегда в радость. В большинстве развитых стран, в силу непредсказуемости источников, такие платежи в доходных частях бюджетов даже не планируются. Если же страна-должник неожиданно возобновит обслуживание или погашение задолженности, то чиновникам принимающей стороны это сулит неплановую работу - в правительственных и бюджетных инстанциях надо согласовать, куда направить свалившиеся доходы. Ситуация, когда должник пытается осуществлять долговые платежи досрочно, - еще неприятнее. Такие попытки воспринимаются если не в штыки, то уж точно без фанфар.

По правде сказать, обычно государства-кредиторы экономический интерес к своим внешним требованиям проявляют лишь эпизодически. И чтобы этот интерес возник, необходим какой-то внешний толчок. Таковым может стать, например, конфликт страны-должника с МВФ или с МБРР, заметное улучшение в экономическом положении страны-должника или неожиданный всплеск политической активности Парижского клуба. Проблема внешнего долга России попала в фокус внимания стран-кредиторов и средств массовой информации вследствие сбоев, которые дала экономическая дипломатия нашей страны. Первый из них - не доведенные до конца технические переговоры с МВФ в отношении основных бюджетных параметров экономики нашей страны в 1999-2000 годах. И не потому, что с экспертами МВФ были принципиальные расхождения. Причина этого сбоя - в отсутствии гибкости и квалификации наших переговорщиков. Еще один сбой - просчеты с реструктуризацией долга бывшего СССР в рамках Парижского клуба. И здесь речь идет не о внезапном стремлении стран - кредиторов СССР вернуть старые долги. Просто сказалось отсутствие дипломатического такта со стороны наших переговорщиков или избыток самоуверенности в отношении такого деликатного дела, как реструктуризация и списание части старых долгов.

Стоит напомнить: правительство после успешного завершения реструктуризации долга перед Лондонским клубом в 2000 году и при наличии предварительных договоренностей с Парижским клубом было настолько уверено в успехе, что не стало вносить соответствующие расходы в бюджет 2001 года. Разразился скандал. Россию обвинили в том, что она отказывается платить долги. Хотя предварительная договоренность с Парижским клубом о списании 75% долгов бывшего СССР и о реструктуризации задолженности России на срок до 30 лет была практически достигнута.

Весной 2001 года в результате срыва переговоров правительство России вынуждено было вернуться к обслуживанию и погашению долгов Парижскому клубу по ранее согласованным графикам. Именно провалам экономической дипломатии мы обязаны тем, что бюджет-2002 носит долговой характер. Однако сегодня экономическая и политическая ситуация в мире исключительно благоприятна для того, чтобы возобновить переговоры о списании и реструктуризации российской задолженности Парижскому клубу. Главное - не повторять ошибок.