Еще одно фиаско швейцарских прокуроров

11 марта 2002, 00:00

Известие о прекращении женевским прокурором Бернаром Бертосса уголовного преследования Павла Бородина еще не поставило всех точек над i в этом громком скандале.

К концу прошлой недели адвокаты Бородина еще не получили материалы дела и, соответственно, ничего не могли сказать об основаниях его прекращения. Не пролил свет на эти обстоятельства и сам Бертосса. Он лишь вновь подтвердил, что считает госсекретаря Союза России и Белоруссии виновным по статье 305-бис уголовного кодекса Швейцарии (отмывание денег), а посему считает правомочным вынесенный им же приговор - штраф в 300 тыс. швейцарских франков.

Швейцарский защитник российского чиновника Робер Асаэль в отличие от своих российских коллег не оспаривает полномочий прокурора (определенных местным законодательством) по части его прерогатив выносить приговор о штрафе без судебного разбирательства. Тем не менее, считает Асаэль, решение о фактическом прекращении дела и применение к подследственному штрафных санкций само по себе знаменательно, ибо говорит о слабости доказательной базы предъявленных Бородину обвинений. На что Бертосса отвечал: "Мы еще посмотрим, обжалует ли защита вердикт. Если нет, тогда в этом проявится их собственная слабость".

На обжалование швейцарским законом отведено две недели, и, по словам адвокатов, последнее слово в вопросе, судиться дальше или нет, остается за Бородиным. Он же, кстати, комментируя новость из Женевы, назвал дело в отношении него "чистой воды политикой" и "заказом определенных политических сил России". Каких именно - уточнять пока не стал. Зато вновь подчеркнул, что вся эта история сфабрикована и "никакого дела никогда не было".

Так или иначе, наблюдатели расценивают постановление Бертосса о прекращении уголовного преследования Бородина как победу защиты и поражение обвинения. Под сомнение, таким образом, ставится компетентность швейцарского института прокуратуры вообще: вспомнить хотя бы ее громкое поражение в суде на процессе российского предпринимателя Михайлова, обвинявшегося в принадлежности к организованной преступности, и далеко не выдающиеся успехи на обвинительном поприще Карлы дель Понте, заседающей сейчас в Гааге.