Стагнация или прорыв?

Екатерина Шохина
25 марта 2002, 00:00

Правительственные планы оживления экономического роста недостаточно амбициозны. Для того чтобы экономика заработала, нужна активная промышленная политика

С октября по январь экономика России отчетливо стагнировала. Микроскопический рост, зафиксированный в некоторых отраслях промышленности в феврале, пока не позволяет судить о преодолении рецессии. Проблема экономического спада широко обсуждается сегодня российской политической и деловой элитой. Ею обеспокоен президент.

Многие правительственные чиновники, в том числе экономический советник президента Андрей Илларионов, полагают, что преодолеть снижение темпов экономического роста в стране возможно, снизив курс рубля, поддержав мировые цены на нефть и сосредоточившись на проведении институциональных реформ. Ведущие российские экономисты, политологи и журналисты, собравшие 19 марта в Александер-хаусе на очередном заседании клуба "Гражданские дебаты", решили дать свою оценку ситуации и предложить альтернативные правительственным меры по возобновлению роста.

Концепция "трех процентов"

Почти все участники дебатов утверждали, что сегодняшний спад темпов роста экономики закономерен и его не следует считать катастрофическим. "Экономика легла в октябре прошлого года, хотя, казалось бы, должна была лечь еще в мае, - заметил директор Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Виктор Ивантер. - Экономическая политика, которая была заявлена, должна была к этому привести, и нельзя сказать, что мы это скрывали".

Виктора Ивантера поддержал и главный редактор журнала "Эксперт" Валерий Фадеев: "Имея темпы роста три и даже пять процентов, мы не можем рассчитывать стать приличной страной. Правительство, однако, трехпроцентным ростом вполне довольно - большего ему не надо. Раз не получается быстрый экономический рост, но и спада нет, то и хорошо, пусть будет то, что получается. Концепция 'трех процентов' становится доминирующей. Но тогда мы должны отчетливо себе сказать, что останемся бедной страной. Выбор должен быть сделан".

Заместитель главного редактора "Эксперта" Татьяна Гурова отметила и некоторые положительные стороны экономического спада. Она, например, заявила, что "тот спад, который мы видим сегодня на потребительских рынках, в значительной степени связан с положительным процессом замещения менее конкурентоспособных компаний более конкурентоспособными".

Кто виноват?

Научный редактор "Эксперта" Александр Привалов предложил участникам дебатов согласиться с тем, что виновато в падении темпов экономического роста правительство, которое "категорически не хочет, не любит, не умеет, не может думать о стратегии, считая, что вместо этого можно думать об институциональных реформах".

Сделав небольшой экскурс в историю, он доказал, что живем мы в формации докапиталистической и вот уже двести лет у нас действует так называемое правило N1 графа Михаила Михайловича Сперанского, которое в кратком изложении звучит так: ни одно государственное постановление не должно быть прописано так, чтобы его можно было применять без прямого участия чиновников. "Именно таким образом действует Россия последние двести лет, именно таким образом, с нарастающим темпом, с нарастающей, я бы сказал, наглостью, действует нынешняя власть", - сказал Александр Привалов.

Чиновник, по его мнению, сегодня фигурирует в таких сферах, где его раньше никогда не было. И вот мы передаем в Думу закон об обороте сельскохозяйственных земель, в котором прямо уравниваем чиновничье распоряжение с решением суда. Теперь не только суд может отобрать у человека землю, это может сделать простой чиновник одним росчерком пера.

Конечно, существует и нарастает предпринимательский потенциал, люди научаются мыслить предпринимательски, действовать предпринимательски, к тому же время от времени возникают какие-то более или менее удачные внешние обстоятельства для российского бизнеса. Но на все это накладывается все более толстая вуаль чиновничьих лап. "Чиновничьи лапки сплетаются сначала в тюль, потом поверх тюли - в гардину, а сверху еще - в склеп. Если вы надеетесь в этом склепе иметь восемь процентов роста, я за вас рад!" - завершил свое выступление Александр Привалов.

Мнение Александра Привалова разделил и Виктор Ивантер. На его взгляд, правительственные чиновники должны наконец перестать упрямиться и отойти от теории бюрократического роста, когда экономику просто уговаривают быть эффективной, реально не разрабатывая никаких действенных инструментов управления экономическим ростом. "Нам объясняют, что есть простой способ активизировать экономику - уронить рубль. Однако эта задача не имеет решения. Макропоказатели не могут управлять экономическим ростом, поскольку они показатели политической стабильности", - объяснил Виктор Ивантер.

По мнению президента Фонда эффективной политики Глеба Павловского, плохо, что правительство придерживается политики невмешательства в экономику, уверяя всех в том, что магическая сила рынка сама все сделает. "Правительство не имело отношения ни к началу экономического роста, ни к его прекращению. Такая политика, может быть, иногда и бывает оправданной, но не сейчас, когда нужно определить инструменты управления экономическим ростом. Тактика невмешательства не имеет в данном случае под собой никакой аргументации, она не работает. Правительство передает управление в руки министерских чиновников, предоставляя им возможность грабить население".

Что делать?

По мнению участников дискуссии, Россия нуждается в четкой долгосрочной программе управления экономическим ростом. И осуществлять эту программу должно именно правительство. От институциональной политики, не дающей никаких позитивных изменений в экономике, надо переходить к конкретной промышленной политике, иначе мы так и останемся в замкнутом круге топливно-энергетической зависимости как слаборазвитые страны.

Заместитель председателя промышленного комитета Государственной думы Андрей Кокошин сказал, что считает необходимым оказание на государственном уровне поддержки тем отраслям, которые могут конкурировать на мировых рынках. Среди таких отраслей он назвал ракетно-космическую и авиационную промышленность, ядерную энергетику и информационные технологии.

По мнению Виктора Ивантера, самое главное изменение политики - это внятная направленность на повышение внутреннего спроса, который сегодня способен обеспечить экономический рост. С этим утверждением согласилась и Татьяна Гурова, предложив обсудить вопрос о повышении минимального уровня заработной платы в стране, поскольку это может дать хороший эффект, "так как средняя треть нашего населения находится в пограничной зоне между активными и пассивными потребителями. Если сейчас повысить им минимальный уровень заработной платы, они сразу резко расширят внутренний рынок России".

Президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов выделил два действенных инструмента управления экономическим ростом - это западные инвестиции и лоббирование новой высокотехнологичной экономики: "Современная экономика в основном не индустриальная, на долю промышленности, сельского хозяйства в развитых странах приходится меньше четверти валового внутреннего продукта, у нас гораздо больше, и, к сожалению, именно промышленные предприятия определяют приоритеты экономической политики. И более того, не просто промышленные предприятия, а предприятия, связанные со старой промышленностью, то есть с энергетикой, с металлургией... Получается, что крупнейшие наши экономические игроки и политические лоббисты представляют интересы старой промышленной экономики. Никто, к сожалению, сейчас в России не лоббирует новую экономику. Она у нас осталась без своих лоббистов и в правительстве, и за его пределами. Но без новой экономики экономического роста нам не дождаться".

Однако для того, чтобы новая экономика могла развиваться, в нее надо вкладывать большие деньги. Где их взять? По мнению г-на Никонова, только у иностранных инвесторов: "Без иностранных инвестиций ни о каком экономическом росте можно и не думать. России для рывка нужен абсолютно другой уровень, это должен быть объем инвестиций триллионного порядка. Хотя бы тот уровень, на который уже выходит Китай, где в последние годы инвестировали около семисот миллиардов долларов. Чтоб мы ни делали внутри страны, нам не обойтись без внешних источников финансирования. Эти деньги есть только на Западе. И технологии, которые необходимы для какого-то рывка, они тоже есть только на Западе, и это во многом, я думаю, должно диктовать и приоритеты нашей внешней политики". Соответственно, чтобы привлечь иностранные инвестиции, необходимо резко снизить налог на них и декриминализировать общество.

Но прежде чем бороться с коррупцией, определять стратегию развития экономики, правительство должно установить контроль над собой, над государственным аппаратом. "Российская власть еще по-прежнему далеко не консолидирована. Государство не будет способно управлять экономикой, если оно не обретет способность управлять самим собой", - заявил Вячеслав Никонов.

Руководитель Рабочего центра экономических реформ при правительстве РФ Владимир Мау предложил согласиться с тем, что экономический рост в нашей стране может начаться лишь тогда, когда старорежимные государственные чиновники покинут свои посты в министерствах и не будут тормозить позитивные экономические процессы. Пока экономикой управляют советские чиновники-воры, вряд ли можно ожидать какого-то экономического прорыва, какие бы хорошие решения ни были предложены, - переделать этих людей нельзя. "Не надо пытаться решать проблемы постидустриального прорыва методами индустриальной эпохи. Это невозможно. Экономисты - они, как генералы, они все готовятся к прошлой войне. Они готовятся к прошлому экономическому чуду. А секрет сегодняшнего чуда разгадают лишь экономические историки будущего", - полагает Владимир Мау.

Приоритеты экономической политики по мнению журнала Эксперт

Экономическая политика - это управление экономическим ростом. Поэтому правительство должно добиваться того, чтобы темпы экономического роста были достаточно велики в перспективе пяти-десяти лет.

Основа экономического роста любой страны - это капитал. Более чем за десять лет развития нашей страны в новых условиях у нас так и не создан настоящий рынок капитала. Сегодня можно указать несколько точек хозяйства, развитие которых позволит капитализировать экономику.

Первая точка - это рынок недвижимости. Создание ипотечного фонда приведет к быстрому развитию рынка недвижимости, соответственно, к развитию смежных рынков и отраслей, росту занятости, росту благосостояния населения и, что чрезвычайно важно, к возникновению мощного финансового института с активами в сотни миллиардов долларов, который может стать первым шагом к созданию кредитоспособной финансовой системы.

Вторая точка - рост капитализации крупнейших российских компаний. Программа повышения капитализации десятка крупнейших российских компаний могла бы повысить "стоимость" российской экономики до уровня триллиона долларов. Несомненно, в первую очередь сами компании должны работать над повышением своей капитализации. Однако государственная политика должна всячески способствовать этому процессу.

Третья точка - собственно финансовая система. Необходимо в десятки раз увеличить емкость финансовых рынков и обеспечить доступность кредита. Связанная с этим другая стратегическая задача - добиться крепости рубля и вытеснить из внутреннего оборота доллар.

Современная промышленная политика заключается в содействии развитию всех отраслей хозяйства страны, точнее, кластеров - групп отраслей или компаний, объединенных в технологические цепочки. Лишь когда формируются явные лидеры или когда позитивный эффект развития какой-либо отрасли очевиден, следует делать акцент политики на них. Следует также обратить внимание на появляющиеся сегодня на российском рынке крупные конкурентоспособные компании. Правительство должно сделать ставку именно на них.

Что касается внешнего рынка, то здесь, конечно, хочется занять нишу в высокотехнологическом секторе. Однако просто назвать сейчас приоритеты в этой области непродуктивно. Необходимо говорить о создании целого сектора экономики - инновационного бизнеса. Он включает в себя венчурные фонды, инновационные компании, зарабатывающие деньги на доведении новых технологий до промышленных образцов, сеть институтов и лабораторий, как академических, так и отраслевых. Только работа всей этой машины позволит определить реальные, в смысле получения в конечном счете денег, а не умозрительные приоритеты.