Макроиндикаторы

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
27 мая 2002, 00:00

На потребительский бум и инвестиционное оживление реагирует импорт, а не отечественное производство. Выйти из стагнации, в которую российская экономика угодила в ноябре прошлого года, пока не удается

Радоваться рано

Итоги апреля подтверждают мнение о крайней хрупкости и неустойчивости хозяйственной конъюнктуры в нынешнем году. Неудовлетворительные результаты работы промышленности в прошлом месяце заставили независимых аналитиков изменить прежние оценки. Если ранее считалось, что тенденция посткризисного роста производства, прерванная в ноябре 2001 года, в феврале нынешнего года восстановилась, то теперь вердикт аналитиков менее оптимистичен. В феврале-марте просто снижались темпы спада, а в апреле они вновь увеличились. Соответственно о выходе из стагнации пока говорить явно преждевременно. Российская экономика попала в ловушку, когда укрепление рубля стимулирует доходы и внутренний спрос, но оно же - ухудшает ценовую конкурентоспособность производителей, которые явно уступают позиции импорту. Итог - замедление роста, граничащее со стагнацией.

Итоги года уже просматриваются в тех тенденциях, которые сложились в первые четыре месяца. объем ВВП в январе-апреле по сравнению с соответствующим периодом прошлого года вырос на 3,9%, промышленное производство - на 3,0%. При сохранении сегодняшних инерционных трендов за год ВВП вырастет, по оценке ЦМАКП, на 2,8-3%, промышленное производство - на 2,5-2,7%. При благоприятном развитии ситуации, связанном с улучшением конъюнктуры мировых сырьевых рынков и сохранением оживления в сфере потребления, вероятно возобновление экономического подъема. В этом случае годовой индекс ВВП оценивается экспертами ЦМАКП в 103,7-104,0%, индекс промышленного производства - в 103,5-103,8%.

Отраслевая структура динамики производства в апреле по сравнению с I кварталом претерпела существенные изменения. Конечные отрасли в апреле перестали быть опорой намечавшегося промышленного роста. В машиностроении, легкой и пищевой промышленности уровень выпуска сократился. В то же время в нефтедобыче, электроэнергетике, черной и цветной металлургии наблюдался быстрый рост. Таким образом, в качестве локомотивов роста на смену конечным отраслям пришли сырьевые.

Конечные отрасли в начале года функционировали на грани рентабельности - норма прибыли в них снизилась до 5%, тогда как в добывающих отраслях рентабельность растет. Особенно выделяются успехи газовой промышленности (норма прибыли увеличилась с 13% в декабре до 20% в январе), связанные с ростом оптовых цен в отрасли.

В последние месяцы в экономике наблюдается общее оживление конечного спроса на товары. Его прирост составил в марте 3,8% (здесь и далее сезонность устранена), а в апреле, по оценке ЦМАКП, - 1,2%. Это оживление остается важнейшим фактором, оказывающим позитивное влияние на экономическую конъюнктуру. Но, к сожалению, воздействие этого фактора на рост производства все более ослабляется - прежде всего из-за экспансии импорта и наметившейся инфляции издержек.

Расширение внутреннего конечного спроса происходит третий месяц подряд начиная с февраля. В апреле по сравнению с мартом он увеличился на 2%.

Похоже, что характер оживления внутреннего спроса приобретает новое качество. В I квартале речь шла только о росте потребления. В апреле к потребительской компоненте расширения спроса добавилась инвестиционная. После кризиса 1998 года в российской экономике установилась тесная связь между повышением мировых цен на нефть и внутренних инвестиций. Эта зависимость сработала и сейчас - с трехмесячным лагом инвестиции отреагировали на развернувшийся с февраля рост мировых цен на нефть.

В апреле прирост инвестиций в основной капитал составил 2,4% - рекорд последних шести месяцев. Следует, однако, отметить, что даже это достижение не позволяет преодолеть последствия резкого спада капиталовложений в январе 2002 года. С учетом сезонных колебаний объем инвестиций все еще остается на 3,1% ниже уровня декабря. Но главное - налицо тенденция роста. Причем в отличие от I квартала расширение инвестиционного спроса распространяется как на строительные работы, так и на продукцию машиностроения. Инвестиционный спрос на машины и оборудование начиная с февраля растет сверхинтенсивными темпами - на 3,1% в среднем за месяц. Жаль только, что плодами этого пользуются в основном импортеры. За период с февраля по апрель внутренний конечный спрос увеличился на 5,2%, а импорт - на 12,6%. Выпуск же продукции в конечных отраслях промышленности возрос за тот же период всего на 1,3%.

Темпы наращивания импорта машино-технической продукции в три раза превысили темпы увеличения внутреннего инвестиционного спроса. Несколько изменилась тенденция импорта потребительских товаров. На фоне последовательного роста внутреннего конечного спроса на продовольственные товары их импорт в последние месяцы сокращается. Что касается непродовольственных товаров, то их импорт увеличивался значительно более высокими темпами, чем внутренний конечный спрос на них.

В сфере внешнего спроса также наметился подъем, обусловленный улучшением конъюнктуры мировых сырьевых рынков. В марте прирост физического объема экспорта составил 8,0%, в апреле, по оценке ЦМАКП, - 0,2%. Всего с начала года экспорт вырос на 6,9% прежде всего за счет машино-технической продукции, черных и цветных металлов (никеля), минеральных удобрений.

Установившиеся на мировом рынке высокие цены на нефть (Urals: февраль - 18,7 доллара за баррель, март - 22,2 доллара, апрель - 23,7 доллара, май - 24-24,2 доллара) стимулировали увеличение ее экспорта. Начиная с ноября 2001 года объемы вывоза нефти в страны дальнего зарубежья составляли, по данным ГТК, 10-11 млн т в месяц, что на 1,5-2 млн т меньше, чем в середине прошлого года. Однако уже в марте поставки нефти в эти страны увеличились до 13,3 млн т, в апреле рост экспорта нефти продолжился. Следует учесть, что до сих пор действуют принятые совместно со странами ОПЕК ограничения на поставки нефти на мировой рынок. Фактически же экспортеры начали постепенно возвращать утраченные позиции еще до официального решения о снятии этих ограничений. Предстоящая с 1 июня отмена лимитов поставок нефти на мировой рынок лишь фиксирует сложившуюся ситуацию.

Рост экспорта цветных металлов обусловлен главным образом увеличением вывоза никеля после двухмесячной паузы. Резкое сокращение экспорта никеля в январе и феврале (почти абсолютное) привело к взлету мировых цен - с 5 тыс. долларов за тонну в конце прошлого года до 6,3 тыс. в марте и 6,7-6,8 тыс. в апреле. Производители никеля разблокировали поставки: в марте экспорт никеля составил 51,9 тыс. т, что в 3,3 раза превышает среднемесячный уровень 2001 года.

В сфере потребления продолжается энергичный подъем. Интенсивность этого подъема впечатляет. В феврале-марте она достигла 1,8% в месяц (сезонность устранена). Апрель не стал исключением: оборот розничной торговли по сравнению с мартом увеличился на 1,7%. Речь уже может идти о полномасштабном потребительском буме, охватившем как продовольственный, так и непродовольственный сегменты рынка.

В основе этого бума лежит рост реальных доходов населения, возобновившийся с начала года. В первом квартале рост составил 1,3% в месяц, в апреле, по предварительным данным Госкомстата РФ, - 3,9%. Правда, устойчивость этого процесса начинает вызывать сомнения. В целом он базировался на увеличении реальной заработной платы, которое начиная с марта практически сошло на нет. По-видимому, начал сказываться разрыв между динамикой оплаты труда и его производительностью, накапливающийся последние два года. Так или иначе, поскольку на долю оплаты труда приходится почти две трети всех денежных доходов, замедление ее роста неизбежно скажется и на реальных доходах населения, и на потребительском спросе.

Во втором квартале сменился инфляционный тренд: от сокращения инфляции в феврале-марте к хотя и незначительному, но все же росту в апреле и мае. В марте индекс потребительских цен составлял 101,1%, в апреле - 101,2%, в мае, по оценке Госкомстата, - 101,3%.

Однако без учета удорожания плодоовощной продукции рост потребительских цен вышел на уровень ниже 101% в месяц. Поэтому особых оснований для беспокойства по поводу инфляции пока нет. Если нынешняя ситуация принципиально не изменится, то рост потребительских цен в 2002 году составит 113-115%.

А вот в динамике цен на промышленную продукцию в апреле произошли кардинальные перемены. Начиная с августа 2001 года цены производителей практически не росли, а в феврале и марте текущего года даже снижались. Тем более неожиданным выглядит их скачок в апреле (прирост на 2,2%), ставший рекордным с октября 2000 года. Апрельское ускорение роста цен производителей обусловлено следующими причинами: рост экспорта нефти плюс сезонное расширение спроса на нефтепродукты смягчили дисбаланс спроса и предложения на внутреннем рынке, ранее определяющий дефляционный эффект; рост мировых цен на нефть и сырьевые товары подстегнул внутренние цены на соответствующие виды продукции. Подтверждением этому может служить тот факт, что нынешний рост цен производителей локализован в сырьевых отраслях.

Лидерство в повышении цен принадлежит нефтепереработке (107,9%) и цветной металлургии (106,7%). Наконец, продолжился рост цен в электроэнергетике. В апреле повышение тарифов составило 105,9%, а всего с начала года - 111,7%. При этом особых оснований для повышения электротарифов со стороны издержек на сей раз не было. Несмотря на январский скачок цен на газ, норма прибыли в электроэнергетике (13%) в полтора-два раза выше, чем у основных потребителей энергии (металлургия, лесохимический комплекс, машиностроение).

В конечных отраслях цены производителей практически не увеличились (машиностроение - 101,1%, легкая промышленность - 100,0%, пищевая промышленность - 99,9%). Индекс цен на товары культурно-бытового и хозяйственного назначения составил 100,5%.

В апреле-мае усилился фактор избыточного предложения на валютном рынке, что обеспечило дальнейшее повышение темпов роста официальных золотовалютных резервов, стабилизацию номинального курса рубля и ускорение роста денежного предложения.

Активное сальдо торгового баланса постепенно оправляется от удара, полученного в сентябре прошлого года в результате падения нефтяных цен. Начиная с марта сальдо вышло на уровень 3,7-3,8 млрд долларов в месяц, то есть на 0,7-0,8 млрд долларов выше среднемесячных значений предшествующих пяти месяцев. Одновременно наблюдается снижение спроса на валюту со стороны государства в связи с уменьшением выплат по внешнему долгу. Так, если в I квартале этого года чистые платежи государства (включая основной долг и проценты) составляли 1,2 млрд долларов в среднем за месяц, то в апреле - всего 0,5 млрд долларов. В мае их объем также не очень значителен - около 0,7 млрд долларов. В апреле также резко упал спрос частного сектора на валюту в связи с двукратным (по сравнению со среднемесячным уровнем I квартала) снижением чистого вывоза капитала за рубеж (до 500 млн долларов).

В результате изменения ситуации на валютном рынке монетарные власти получили возможность перейти к ускоренному накоплению золотовалютных резервов при одновременной стабилизации рубля. За апрель резервы возросли на 1,8 млрд долларов, за первую половину мая - на 1,4 млрд. Для сравнения: за весь I квартал прирост резервов составил всего 600 млн долларов. С учетом по-прежнему благоприятной конъюнктуры внешних рынков и традиционного летнего затишья в вывозе капитала есть основания предполагать, что такая динамика сохранится по крайней мере до III квартала.

В складывающихся условиях речь идет уже не о прекращении ослабления курса рубля, а скорее о предотвращении его чрезмерного укрепления. За апрель снижение курса национальной валюты составило всего 0,2%, близкое значение ожидается по итогам мая (в I квартале среднемесячный темп снижения курса составлял 1,1%).

По счастливому стечению обстоятельств стабилизация номинального курса рубля совпала со стабилизацией динамики цен, вследствие чего удалось избежать ускорения роста курса в реальном выражении и, соответственно, более быстрого снижения ценовой конкурентоспособности российских товаров на внутреннем рынке. Так, в апреле-мае реальный курс рубля рос на 0,8-0,9% в месяц, что близко к среднемесячным значениям I квартала (0,7%).

При подготовке статьи использованы материалы ЦМАКП