Долговой навес

Алан Бадов, Петр Михальчук
14 октября 2002, 00:00

Бразилия может стать банкротом еще до конца 2003 года. Причем вне зависимости от того, кто возглавит страну после второго тура президентских выборов

Первый тур выборов на пост президента Бразилии завершился 6 октября без сенсаций. В соответствии с предвыборным раскладом сил первое место занял представитель левых Лула да Силва, за которого отдали голоса 46% избирателей. Его основной соперник, кандидат от правящей партии Жозе Серра, получил поддержку лишь 23% проголосовавших. Теперь два основных претендента готовятся ко второму туру 27 октября. При этом мало кто сомневается в том, что и во втором туре победу одержит да Силва. Тем более что целый ряд выбывших после первого тура кандидатов уже призвали своих сторонников отдать ему свои голоса.

Куда менее понятно, к каким последствиям приведет победа на президентских выборах политика, в свое время сидевшего в тюрьме за организацию забастовок. Неудивительно, что возможный приход да Силвы к власти держит в напряжении финансовые рынки вот уже на протяжении полугода - об опасности победы левого кандидата западная пресса начала писать еще весной. Представитель левых сил, к примеру, не считает нужным платить по внешнему долгу, который у Бразилии составляет 260 млрд долларов (то есть, почти в два раза больше российского). И хотя да Силва неоднократно открещивался от своих заявлений, сделанных на более ранних этапах политической карьеры, подозрения инвесторов развеять не удается. Ведь Бразилию все сильнее затягивает в глубокий экономический кризис, выйти из которого с помощью "косметического ремонта" уже не удастся - вряд ли страна сможет избежать дефолта по внешним долгам. Даже если рассматривать проблему вне зависимости от того, кто победит на выборах.

Двадцать лет застоя

Бразильская экономика пребывает "между жизнью и смертью". За предшествовавшие сентябрю двенадцать месяцев рост ВВП составил всего 0,03%. Правительство вынуждено было пересмотреть прогноз экономического развития страны на 2002 год - он был снижен с 2 до 1,5%. Впрочем, многие аналитики полагают, что и этого много. Безработица в стране выросла до 7,5% в июле текущего года (последние доступные данные). объем же прямых иностранных инвестиций за июль составил 929 млн долларов по сравнению с 2,5 млрд в июле прошлого года. Банки сокращают объем кредитования бразильских компаний - в прошлом году этот показатель снизился сразу на 20%. Ситуацию усугубляет неблагоприятная конъюнктура на энергетических рынках. Бразильские компании, импортируя нефть по достаточно высоким мировым ценам, несут большие убытки.

Однако эксперты полагают, что Бразилия стала жертвой не столько сегодняшней неблагоприятной мировой конъюнктуры, сколько недальновидности ее собственных политиков. Предкризисная ситуация в стране обусловлена неэффективной экономической политикой, проводимой властями в последние годы. "Если оперировать показателем ВВП на душу населения, то последние двадцать лет экономика страны не росла вообще, тогда как с шестидесятого по восьмидесятый год рост подушевого дохода в Бразилии составил сто сорок процентов, - рассказал 'Эксперту' Марк Вайсброт, заместитель директора вашингтонского Центра экономических и политических исследований. - Собственно, поэтому люди и голосуют за перемены. Это верно не только для Бразилии, но и для всей Латинской Америки - регион стагнирует последние двадцать лет, и нужны перемены".

Политика импортзамещающей индустриализации, ставшая стратегией национального развития в 70-е, сопровождалась усилением роли государства в экономике. Создавая тепличные условия для национальных производителей, бразильские власти шли на широкое и далеко не всегда эффективное использование бюджетных средств (например, объемы госкредитования аграрного сектора в 70-80-е годы достигали 110% от валового объема сельхозпродукции). Бюджетный дефицит покрывался за счет новых внешних заимствований. А завышенный курс национальной валюты приводил к росту отрицательного сальдо платежного баланса, что усугубляло зависимость Бразилии от внешних источников финансирования. В итоге эта политика привела к тому, что на конец 1996 года внешний долг страны достигал уже 178 млрд долларов. С тех пор для решения локальных задач в экономике и для финансирования текущих долговых выплат Бразилия только увеличивала задолженность - до сегодняшних 260 млрд.

Неподъемная ноша

Долг Бразилии не только огромен, он еще и очень дорог в обслуживании. "Бразилия столкнулась с проблемой сложной структуры долга и высоких процентных ставок. Последние восемь лет ставка составляет шестнадцать процентов годовых. В этом году она намного выше", - считает Марк Вайсброт.

Естественно, что эта долговая пирамида при близких к нулю темпах роста экономики рано или поздно должна рухнуть. Вопрос лишь, когда это произойдет. Сегодня соотношение госдолга с ВВП выглядит хуже, чем в Аргентине перед ее недавним дефолтом, - госдолг в 335 млрд долларов составляет 62% от ВВП Бразилии (в 2001 году в Аргентине накануне финансового кризиса аналогичные показатели составляли 130 млрд и 54% соответственно). По мнению старшего экономиста Economist Intelligence Unit (EIU) Джона Боулера, стране придется заново искать источники внешнего финансирования. А сделать это, судя по всему, будет непросто.

Ситуация с долгом усугубляется продолжающейся девальвацией национальной валюты. Бразильский реал подешевел в этом году уже на 44%. А поскольку около 80% всех бразильских облигаций привязано к доллару, то растет и долговая нагрузка на бразильскую экономику. Только в июле выраженный в реалах внешний госдолг вырос на 9,8%. А то, что внешняя задолженность Бразилии растет вслед за девальвацией реала, лишь подрывает веру инвесторов в способность государства рассчитаться по своим долгам. Следовательно, падает кредитный рейтинг страны - агентство Moody`s в августе текущего года понизило его с уровня B1 до уровня B2. Для инвесторов это означает: не покупать бразильские ценные бумаги ни при каких обстоятельствах. Все это только усугубляет лихорадку на финансовых площадках. Так, индекс фондового рынка Bovespa упал за последние полмесяца на 12,3%; восьмипроцентные облигации со сроком погашения в 2014 году торгуются примерно за 50% от номинала.

Обвал рынков не может остановить даже достигнутая в начале августа договоренность с МВФ о предоставлении Бразилии стабилизационного кредита в 30 млрд долларов. Впрочем, по мнению Марка Вайсброта, "вряд ли подобный шаг со стороны МВФ можно назвать помощью, потому что цель этого кредита -сделать так, чтобы новое правительство продолжало политику прежнего". А это, судя по всему, практически невозможно.

Крах неизбежен

По мнению участников рынка, приход к власти левых будет означать ослабление финансового контроля, увеличение госрасходов на социальные программы, что незамедлительно приведет к замораживанию программы помощи по линии МВФ и ускорит процессы бегства капитала из страны. Результатом подобного развития событий станет дефолт Бразилии уже в самое ближайшее время. По словам Джорджа Сороса, "бразильская экономика движется к краху". По мнению Морриса Голдстайна, старшего сотрудника вашингтонского Института международной экономики (IIE), шансы, что Бразилия объявит дефолт по своим долгам к концу 2003 года, очень велики. Голдстайн, по крайней мере, говорит о 70-процентной вероятности того, что Бразилия к этому времени поднимет вопрос о полной реструктуризации своих долгов. По его мнению, победа да Силвы, возможно, увеличит такие шансы, однако он считает, что бразильские проблемы не сводятся лишь к политическим рискам, дело прежде всего в финансовом состоянии Бразилии. По данным Голдстайна, в 2003-2004 годах Бразилии понадобится от 45 до 50 млрд долларов, чтобы обслуживать свой внешний долг, и пока неясно, откуда страна возьмет эти деньги.

По мнению известного финансиста Джорджа Сороса, от бразильского кризиса пострадает вся мировая экономика, и в первую очередь США, чьи интересы в регионе весьма существенны. Достаточно сказать, что двусторонние внешнеторговые связи США и Бразилии оцениваются в 40 млрд долларов; около ста крупнейших американских компаний около 3% от всех своих продаж осуществляют в Бразилии. (Страна со 174 млн потенциальных покупателей является одним из крупнейших потребительских рынков в Западном полушарии.) Помимо этого, Бразилия играет ключевую роль в осуществлении проекта зоны свободной торговли от Аляски до Огненной Земли (FTAA). Сотни ведущих компаний США строят амбициозные планы в отношении этого грандиозного экономического проекта, который должен стартовать 1 января 2005 года. Речь идет о формировании единого рынка с объемом в 13 трлн долларов и числом потенциальных потребителей 800 млн человек. Однако экономические проблемы в Бразилии и латиноамериканском регионе в целом ставят запуск проекта под большой вопрос. Бразилия наряду с другими странами Южной Америки все больше склоняется к развитию в рамках торгового союза МЕРКОСУР. Экономический кризис может еще больше "оторвать" Бразилию от США. Особенно в том случае, если во главе страны окажется бывший левый радикал да Силва, являющийся сторонником "собственного пути" Бразилии.

Кто такой Лула

Роль Лулы да Силву на бразильской политической сцене можно сравнить с положением в российской политике Геннадия Зюганова. Он заслужил репутацию "вечно второго", трижды участвовал в выборах и всегда проигрывал соперникам, выступавшим под лозунгом рыночных реформ, - правому Фернандо Колору и центристу Кардозу. В четвертый раз вышло по-другому.

Нынешний успех да Силвы трудно объяснить внезапным увлечением бразильцев идеей социализма. Профессор международных отношений Университета Сан-Паулу Жуильон Альбукерке, опираясь на данные социологических исследований, утверждает: идеологические симпатии бразильцев в 90-е годы оставались в основном неизменными. Твердые сторонники левых составляют 13-17%, правых - 20-33%, центристский электорат - около 40%. Нынешняя кампания показала: левого кандидата поддержали многие из тех, кто в прежние годы с энтузиазмом голосовал за центристов-рыночников. Успех да Силвы - прежде всего признак разочарования бразильцев в реформах, авторы которых сделали в основном ставку на привлечение иностранных инвестиций.

"Кто бы ни победил на бразильских президентских выборах, в конечном счете поражение может потерпеть американский рецепт глобализации", - написала в своем комментарии New York Times. По мнению газеты, успех да Силвы вписывается в общую тенденцию: "По всей Латинской Америке набирают силу кандидаты, подвергающие критике так называемый вашингтонский консенсус - модель рыночных реформ, проводившихся в этом регионе в девяностые годы и получивших поддержку со стороны Америки. В то же время правительства, приверженные этим реформам, оказались в трудном положении". А по оценке Washington Post, поворот Бразилии "влево" "изменит политический ландшафт латинской Америки" и "усилит блок латиноамериканских лидеров, противостоящих 'вашингтонскому консенсусу' - набору политических мер, основанных на свободной торговле, которые долгое время предлагали американские политики и международные заемщики в качестве рецепта процветания для бедных стран".

С другой стороны, на этих выборах да Силва сделал один важный тактический ход - решительно расстался с имиджем радикала. Так, он открестился от своих прежних заявлений о необходимости провести аудит госдолга (именно эти его высказывания породили разговоры о возможном дефолте) и перестал призывать безземельных крестьян к захвату пустующих частных земель. "Я видел себя по телевизору, и мне самому стало противно", - раскаялся левый кандидат.