Государственный педсовет

28 октября 2002, 00:00

Реформу местного самоуправления, основные контуры которой утверждены на заседании Госсовета в минувшую среду, одни называют революцией, другие - контрреволюцией. Для какого-нибудь продвинутого подмосковного наукограда это, безусловно, шаг назад по сравнению с ельцинским законом о местном самоуправлении или соответствующей Европейской хартией. Ведь проект нового закона уже не рассматривает местное самоуправление как совершенно особую, никаким другим не подчиненную систему власти, уменьшает объемы полномочий и ответственности муниципальных органов, допускает прямое административное вмешательство в их дела со стороны государственной власти. Для подавляющего же большинства сельских районов и провинциальных городов России слово "самоуправление" лишено смысла, им пока нужно хоть какое-нибудь осмысленное управление. Вот им-то предстоящая реформа дает большие шансы и надежды.

Рабочая группа под руководством заместителя главы администрации президента России Дмитрия Козака, разрабатывавшая проект реформы, решала проблему, хорошо знакомую учителям стандартной средней школы: как сделать так, чтобы и отличники не заскучали, и двоечники хоть что-то поняли и чему-то научились. Эту проблему можно решить, только если отправить отличников в другую школу - для одаренных детей. У России такой школы нет, а отстающих в десятки раз больше, чем отличников, вот и приходится ориентироваться на средний уровень по классу. В такой школе нобелевских лауреатов не взрастишь, да и не до этого сейчас. Сейчас остро необходимо, чтобы все овладели азами управления, научились жить самостоятельно, а потом можно будет и усложнить задания.

Рассматривая проблему под таким углом зрения, мы должны признать инициативы государства в целом правильными и своевременными. Хотя по последнему пункту в обществе тоже возникли споры. Одни считают муниципальную реформу категорически запоздалой, говорят, что ее надо было проводить уж во всяком случае до реформы жилищно-коммунального хозяйства, и тогда не было бы столь плачевного результата по обоим направлениям. Другие говорят, что, пока общество у нас не научилось простейшей самоорганизации и взаимодействию, пока не родилось то, что именуют гражданским обществом, все попытки навязать такое взаимодействие сверху обречены на провал.

Правы все. Приступая к реформе ЖКХ, федеральная власть пыталась, помимо прочего, побудить людей к взаимодействию и к контролю системы обслуживания на простейшем уровне - подъезда, дома, квартала, чтобы потом эти навыки были перенесены на более высокий муниципальный уровень, а там, глядишь, возник бы и внятный политический диалог населения с властью. Однако в реформе ЖКХ, наряду со множеством ошибок, был один смертельный порок: в ней слишком заметен был корыстный умысел государства. Сколько бы ни говорилось об эффективном рынке коммунальных услуг и основах гражданского общества, люди видели одно - повышение коммунальных платежей, и только в это поверили.

В реформе местного самоуправления этого порока не заметно. Государство говорит, как Бендер: вы будете только получать. Государство обещает никого не оставить в беде, оно напрямую - не перекладывая ответственности даже на субъекты федерации - гарантирует финансовую состоятельность каждой из 28 тысяч создаваемых муниципальных единиц. Если выбранные руководители этих единиц не будут справляться, то государство пришлет вместо них грамотных кризисных менеджеров и поможет вырулить.

"Наиболее полно удовлетворять насущные потребности граждан" - так, в духе старых добрых времен, сформулировал главную цель предстоящей реформы самоуправления выступивший на заседании Госсовета президент Владимир Путин. И этим все сказано. Государство отказалось от классической либерально-экономической посылки, что граждане сами должны удовлетворять свои насущные потребности, а государство должно лишь не препятствовать и благоприятствовать. Надо полагать, что это - временное изменение, и вносится оно только на период становления реального местного самоуправления, хотя период этот, конечно, будет долгим. Думать так побуждает отказ от внесения изменений в Конституцию России, хотя целый ряд пунктов затевающейся реформы и соответствующего законопроекта явно ей противоречит. По Основному закону только население муниципального образования может решать вопросы об изменении его границ, о составе и структуре органов самоуправления, о местных налогах. Теперь эти вопросы будут решать другие организации и уровни власти.

Впрочем, и сам вопрос о реформе муниципального управления решился в отсутствие представителей этого самого муниципального уровня. На заседание Госсовета их не пригласили. И то сказать, на педсовет школьников приглашают только для выволочки. Учителям виднее, что ученикам хорошо, а что плохо.