Последний рекорд русского оружия

Константин Макиенко
3 февраля 2003, 00:00

Беспрецедентный рост спроса на вооружение отечественного производства в мире в ближайшие годы сменится спадом

В 2002 году Россия установила третий подряд национальный рекорд по поставкам вооружений и военной техники (ВВТ), увеличив их отгрузку по сравнению с 2001 годом на 1 млрд долларов, с 3,7 до 4,7 млрд (в 2000 году объем продаж составил 3,68 млрд долларов). Абсолютным лидером в торговле нашим оружием стал единственный государственный посредник - ФГУП "Рособоронэкспорт". На эту компанию пришлось почти 70% прироста продаж, что составляет в денежном выражении 700 млн долларов. Успех нашего госпосредника вполне закономерен. Именно на прошлый год пришелся пик поставок оружия и техники по контрактам, заключенным руководством "Рособоронэкспорта" в 1996-м и 2001 годах с Индией и Китаем. Но есть и другая причина. Руководители ряда предприятий, обладающих правом на самостоятельный экспорт вооружений и техники за рубеж, в последнее время этой возможностью все чаще пренебрегают, предпочитая посредничество "Рособоронэкспорта" с его обширной инфраструктурой (представительства более чем в тридцати странах).

Впрочем, и торгуя самостоятельно, в прошлом году они не ударили в грязь лицом. Все пять компаний, имеющие экспортные лицензии, - РСК "МиГ", концерн "Антей", НПО "Машиностроение", КБ "Машиностроение" и КБ "Приборостроение" - в сумме осуществили поставки не менее чем на 700 млн долларов, почти вдвое больше, чем год назад.

Африканские любители "Сухого"

Основу нашего оружейного экспорта, как и в предыдущие годы, составила авиационная техника - почти три четверти от объема продаж, то есть более 3,5 млрд долларов. Причем наиболее востребованными на внешнем рынке оказались истребители четвертого поколения Су-27/Су-30. В прошлом году Иркутское авиационное производственное объединение начало отгрузку первых истребителей Су-30МКИ в Индию по контракту, заключенному еще в 1996 году, а АХК "Сухой" продолжал передавать крупные партии машин и комплектов для лицензионного производства Су-27СК в Китай. Несколько бомбардировщиков Су-24 удалось продать и Алжиру. А вот более бедная Эфиопия предпочла закупить более совершенные и, соответственно, более дорогие Су-27. Россия в прошлом году поставила ей вторую партию этих самолетов из наличного запаса Минобороны. Эксперты уверены, что закупить наши тяжелые истребители Су-27 эфиопское руководство побудили просочившиеся в прессу разведданные о наличии таких же самолетов у Эритреи (журналисты увидели в аэропорту Асмэры четыре Су-27, о чем тут же написали), с которой Эфиопия несколько лет назад вела ожесточенную войну. Однако, по нашей информации, Су-27 в Эритрею продала, скорее всего, не Россия, а Украина или же другая страна СНГ.

Если истребители "Сухого" шли нарасхват - их поставлено 60 штук, то успехи фирмы Микояна намного скромнее. По предварительным оценкам (точные данные засекречены), истребителей "МиГ" поставлено почти втрое меньше. С высокой степенью вероятности можно говорить только о поставках в прошлом году восьми МиГ-29 в Мьянму и шести МиГ-29 в Йемен.

Остальные покупатели самолетов микояновской фирмы, с которыми у нее заключены контракты, вряд ли смогли получить "МиГи" в прошлом году, в основном из-за финансовых трудностей. Так, нет никаких подтверждений тому, что началась реализация контракта на поставку двенадцати МиГ-29 в Судан. По всей вероятности, именно отсрочку в исполнении этой сделки, связанную с низкой платежеспособностью Хартума, имел в виду председатель КВТС Михаил Дмитриев, говоря о "форс-мажорных обстоятельствах, с которыми столкнулась РСК 'МиГ' в Судане".

Не лучше дела обстоят и с платежеспособностью Эритреи - второго африканского ценителя микояновских машин. В ходе боевых действий в 1999 году эфиопские ВВС и ПВО уничтожили два из шести эритрейских МиГ-29, и еще одна машина получила повреждения, исключающие возможность ее ремонта и дальнейшего боевого использования. Поэтому было бы логично, если бы эритрейские власти в 2002 году купили еще несколько МиГ-29. Однако денег на них, скорее всего, не хватило, поскольку Эритрея практически исчерпала бюджет, приобретя четыре Су-27.

Тем не менее общий объем экспорта РСК "МиГ" с учетом небольших контрактов и поставок запасных частей по итогам 2002 года составил около 300 млн долларов. В результате микояновская корпорация заняла второе место после "Рособоронэкспорта" и первое среди независимых экспортеров отечественной техники.

Поставки других типов вооружений - для сухопутных войск, ПВО и ВМС - не идут ни в какое сравнение с авиацией. Суммарно на них приходится не более четверти от общего объема поставок - немногим более миллиарда долларов, причем наибольшая часть - 600-700 млн долларов - на вооружения для сухопутных войск.

Так, "Рособоронэкспорт" завершил выполнение поставочной части танкового контракта, заключенного с Индией в начале 2001 года и предусматривавшего поставку 124 и лицензионное производство 186 танков Т-90С. В 2002 году в Индию было передано 84 машины, после чего госпосредник и "Уралвагонзавод" приступили к подготовке лицензионного производства Т-90С в Индии. Кроме того, в Индию же поставлялись системы залпового огня "Смерч", а в Кувейт - боеприпасы к этим системам.

В деле поставок техники для ПВО и ВМС в 2002 году успехи еще скромнее. Вьетнам получил два патрульных катера, а в интересах Индии проведена модернизация подводной лодки проекта 877ЭКМ, получившей ракетный комплекс Club-S. В целом же совокупная стоимость поставок военно-морских систем едва превысила 200 млн долларов. Примерно на такую же сумму поставлено и систем ПВО. Прежний лидер рейтинга независимых экспортеров - концерн "Антей", продававший в лучшие годы техники на 300-400 млн долларов, в прошлом году резко сдал свои позиции. До того, как объединиться с НПО "Алмаз" в единый концерн ПВО "Алмаз-Антей", компания завершила выполнение второго греческого контракта, поставив в эту страну четыре последних ЗРК Тор-М1 и два командных батарейных пункта на общую стоимость около 100 млн долларов.

Теоретически в лидеры среди независимых экспортеров могло бы пробиться КБ "Приборостроение". Эта компания выполняет НИОКР по ЗПРК "Панцирь-С1" в интересах ОАЭ. Арабы в общей сложности заказали пятьдесят таких комплексов. Летом прошлого года КБ "Приборостроение" должно было завершить НИОКР системы и начать поставку первой партии из двенадцати комплексов. Правда, пока никакой информации о начале поставок нет, что может свидетельствовать о задержке в реализации этой программы. Впрочем, несмотря на довольно скромные результаты судостроителей и производителей ПВО, уже сейчас с уверенностью можно утверждать, что эпоха доминирования в поставках авиационной техники подходит к концу и в ближайшие годы российский экспорт будет в большой степени базироваться на военно-морских вооружениях и ПВО.

Корабли вместо самолетов

Главная причина роста экспорта заключается в том, что китайский и индийский спрос на российскую авиационную технику сейчас пребывает в апогее, а на военно-морскую - приближается к своему пику, который наступит в ближайшие три-четыре года. Любопытно, что максимум российских поставок пришелся на момент, когда экспорт крупнейших западных стран - США, Великобритании и Франции - переживает спад, вызванный паузой в поставках в регион перенасыщенного оружием Ближнего и Среднего Востока. Заслуживает внимания и то, что российскую, а отнюдь не американскую или европейскую динамику экспорта повторяет Израиль, поставивший в прошлом году ВВТ на сумму 3,7 млрд долларов. Это объясняется прежде всего работой Израиля на том же китайском и индийском рынках, причем не всегда корректной - Израиль беззастенчиво модернизирует пиратским способом почти любую технику, выпущенную в СССР.

Существующий портфель заказов (только у "Рособоронэкспорта" он составляет 11,8 млрд долларов) позволяет надеяться, что при отсутствии сбоев в работе промышленности большие объемы отгрузки сохранятся по крайней мере в 2003-м и 2004 году, когда Китай получит более сорока истребителей Су-30МКК, а Индия - 22 единицы Су-30МКИ. Тогда же индийские ВМС должны получить три фрегата проекта 11356. Кроме того, "Рособоронэкспорт" заключил ряд весьма крупных военно-морских контрактов, среди которых выделяются сделка на постройку для КНР двух эсминцев проекта 956ЭМ на 1,4 млрд долларов, контракт на поставку в эту же страну восьми ПЛ класса Kilo на сумму до 2 млрд долларов и корабельных ЗРК большой дальности "Риф" (морской аналог С-300).

Но, даже несмотря на это, Россия в обозримой перспективе вряд ли сможет превзойти прошлогодний максимум. Более того, все фундаментальные проблемы российской системы ВТС сохраняются.

Прежде всего поставки по-прежнему слабо диверсифицированы по географическому признаку. Главными потребителями российских ВВТ остаются КНР и Индия. Но они уже близки к насыщению своих армий оружием того технологического уровня, который в состоянии предложить Россия. Обе страны развивают программы импортзамещения, а Индия на глазах активизирует сотрудничество с западными странами и Израилем. Поэтому в этой паре начинает доминировать Китай, на индийском же рынке Россия сталкивается со все возрастающей конкуренцией с Израилем, Францией, Великобританией, а в последнее время и с США.

Большим разочарованием последних лет стал так и не состоявшийся крупномасштабный выход на рынки наших традиционных военно-технических партнеров - Ирана и Ливии, которые предпочитают развивать сотрудничество со странами Восточной Европы, бывшими республиками СССР и Китаем. Более того, после 11 сентября 2001 года Россия упустила исторический шанс прорваться на емкий и прежде абсолютно для нас закрытый рынок Саудовской Аравии, получить новые крупные контракты в Кувейте и ОАЭ.

В полной мере сохраняется и такой недостаток системы ВТС, как низкий уровень финансирования НИОКР и закупок. Проблема здесь не ограничивается тем, что мы отстаем в деле создания вооружений нового поколения. Все чаще возникает ситуация, когда России просто нечего предложить на рынке в наиболее быстрорастущих его секторах. Прежде всего это касается средств управления, разведки и связи, особенно беспилотных летательных аппаратов и радаров воздушного базирования. В области экспорта авиационных комплексов, где ситуация вроде бы вполне хороша, есть и другая сторона - на фоне больших поставок тяжелых "суховских" истребителей Россия полностью сдала рынок легких, особенно однодвигательных, машин. Отсутствие предложения в этом сегменте рынка привело к тому, что Индия, похоже, разместит крупный заказ на 125 французских истребителей Mirage 2000-5. Недопустимо долго ведется доводка учебно-тренировочных самолетов нового поколения, в результате полуторамиллиардный контракт на 60 УТС может достаться Великобритании. Очень тревожная ситуация складывается и в перспективном секторе корабельных ЗРК средней дальности действия, так как у России нет современного малогабаритного легкого комплекса с высокой огневой производительностью. И эта ниша будет заполнена Францией и Израилем.