Временная необходимость радикализма

Обзор почты
Москва, 03.03.2003
«Эксперт» №8 (362)

Немногочисленные отклики на статью "Инструкция по эксплуатации избирателей" заставляют меня расставить акценты более четко, чем это было сделано в статье.

Наше политическое пространство не структурировано. На рынке нет партий, ясно обозначающих, за что они призывают голосовать своих избирателей. Причем, чем больше политики эксплуатируют тему государственности или вошедшую в моду тему консерватизма, тем менее ясным становится, какова глубинная идеология каждой партии. Эта ситуация является идейным тупиком и не позволит нашему государству развиваться вообще, какими бы государственниками мы ни были.

Партии не желают определять свои убеждения, но мы сами - находящиеся в сознании избиратели - можем это сделать. Наше исследование показало, что в нашем сознании присутствуют две концепции западного мира (и это подтверждает, что мы - часть западной цивилизации) - концепция общественной солидарности и концепция частного интереса. В статье они обозначены в предельном виде, и, как справедливо замечает один из читателей, все равно в реальной политике они будут смешаны в какой-то пропорции. Верно, компромиссы будут. Однако, как только вы определяетесь "где вы", вы сразу же становитесь заинтересованы в том, чтобы: а) игра велась вашими сторонниками и б) пропорции были в вашу пользу. Такая определенность придает смысл политике и выводит нас из тупика.

Радикализм идей нас, конечно, отпугивает. Мы вроде бы и перераспределять все заново не хотим, и в то же время действительно несправедливо, что одни очень богаты, а другие бедны. Рефлексируя, мы хватаемся за спасительный консерватизм - мол, пусть он все расставит на свои места. Но из личного опыта общения могу заметить, что те, кто помоложе, и, как следствие, порадикальнее, задаются вопросом: а что, собственно, мы собираемся консервировать? И на него нельзя не ответить.

Меня лично очень беспокоит, что если идеи общественной солидарности и всеобщего братства у нас публично признаются этически верными, то идея частного интереса представляется не публикой, но публике как ложная, кощунственная по отношению к бедному российскому народу. Достаточно посмотреть телевизор, чтобы заметить: в идеологическом (в противовес экономическому) пространстве у нас не "бомжи и пьяницы" представляются изгоями общества, а как раз противоположная сторона - банкиры, промышленники и прочие, проходящие по уничтожительному статусу "олигархи". Это они все время вынуждены оправдываться, что владеют собственностью, торгуют нефтью, втягивают нас в глобальную экономику и строят по всей стране супермаркеты. И напрасно полагают не поспевшие к большой раздаче капитала представители среднего и малого бизнеса, что к ним-то, "честно нажившим", отношение будет другим. Либо мы признаем право частного интереса, либо нет.

Нам, интеллигентам и интеллектуалам, очень сложно обосноваться на правом фланге. Потому что, подобно читателю cvar, мы знаем, что весь XX век прошел под знаком социал-демократии и западный мир благополучен в ее объятиях. Но мы должны оцени

У партнеров

    «Эксперт»
    №8 (362) 3 марта 2003
    Евразийская интеграция
    Содержание:
    Проект четырех президентов

    Россия, Украина, Казахстан и Белоруссия сделали еще одну попытку создать на постсоветском пространстве эффективное межгосударственное объединение. Однако политическая воля к интеграции должна быть подкреплена заинтересованностью бизнеса и чиновников

    Экономика и финансы
    Реклама