Мода в шоколаде

Юлия Попова
28 апреля 2003, 00:00

Фестиваль "Мода и стиль в фотографии" показал: в погоне за стилем фотографы упустили из вида моду

Фестиваль "Мода и стиль в фотографии" - это много раскиданных по Москве выставок, о которых сразу и не скажешь, что их объединяет. Тут тебе и Хельмут Ньютон, и Дэвид Лашапель, и наши художники Арсен Савадов с Владиком Мамышевым-Монро, и Родченко со снимками цирковой арены, и фото берлинских довоенных кабаре, и Слава Зайцев. Объяснить это сборище можно только механически - вычесть из всего списка то, что имеет непосредственное отношение к моде, и считать остаток относящимся к стилю. Вернее, к тому, где его пытаются найти современные фотографы.

Прочь из дома

Достаточно раз увидеть витрину киоска, плотно облепленную обложками модных журналов, как станет ясно: вопрос о том, куда двигаться модной фотографии, далеко не праздный. Подумать только, каждый божий день выходят десятки журналов, которые (как бы они ни старались изобразить обратное) об одном и том же: о том, что модно носить, и о том, как модно жить. И каждый день читатели должны извлечь из цветных картинок, занимающих сотни полос, убедительные ответы на эти вопросы. Убедительные - значит созвучные новому дню, значит не такие, как вчера.

Поэтому способы снимать моду так менялись и продолжают меняться дальше. Если не пожалеть времени и постараться полностью охватить фестивальную программу, все этапы этой эволюции пройдут перед вашими глазами. Когда-то (кажется, это было в глубокой древности) моду снимали так, чтобы ничто не отвлекало от костюма. В те далекие времена (до 50-х) фотомоделям приходилось иной раз приподнимать руку, чтобы продемонстрировать особенности покроя рукава, или отставлять ногу, чтобы предъявить зрителю устройство складок на юбке. Но времена, когда снимали не моду, но костюм, безвозвратно прошли. С конца 50-х мода стала выбираться из фотостудий, модели - смешиваться с толпой, а фотографы - делать вид, что снимают репортажи о кипении урбанистического котла, в котором вместе со всеми прочими вещами варится и мода.

Тогда в модной фотографии появился бывший спортивный фоторепортер Мартин Мункачи, а Кассаветес и Аведон вместе с их приверженцами сотворили то, что называется outdoors naturalism. Для Хельмута Ньютона, чья выставка - гвоздь нынешнего фестиваля, этот "уличный натурализм" был уже нормой жизни. Сегодня все это - классика, а следовательно, и анахронизм. Сегодня снимать модель на улицах Парижа (Лондона, Нью-Йорка) - это, считай, то же самое, что снимать ее в студии или на подиуме, потому как улицы эти сами давно превратились в подиумы. Над тем, куда теперь девать моделей и что там с ними делать, и ломает голову новое поколение фотографов.

На дне

Приехавшая из Франции выставка Visions 01 целиком про то, куда можно отправить моделей, чтобы никто не догадался, что снимается мода. "Зачем?" - спросите вы. Да затем, чтобы размыть границы модной фотографии и помочь моде дальше растекаться по нашей жизни. Фотографы командируют моделей на городскую свалку, в задрипанные пригороды, в пустые квартиры, в подчеркнуто условные, "мультяшные" декорации. Маркус Жанс рассаживает девушек вокруг пустого грязного бассейна в заброшенном доме ("Ничто не сравнится с родным домом"), Морган Ле Галль "вписывает" их с помощью компьютерной графики в архитектурные макеты. Эмануэль Мафий иногда обходится и без девушек - снимает модную блузку сквозь не вполне чистое стекло французского окна, за которым та болтается на веревке.

Тему продолжают фотографы, снимающие сегодня для наших журналов. Егор Заика (серия "Нексус"), Елена Иванова-Тагирова и Артур Тагиров ("Я дарю тебе жизнь, Буратино"), Владимир Клавихо-Телепнев ("Сестры") показывают жанровые рамки, в которые можно "вправить" и моду. Среди них - псевдорепортажи о жизни городских окраин, состязания в брейк-дансе, живописно размытые снимки-видения, черно-белая хроника некоего перформанса. В это могут вписаться модные майки, куртки, штаны и кепки. А можно обойтись и без них. Потому что сегодня в модной фотографии детали костюма - это не главное, это вообще не важно. Важна картинка в целом - стиль, иначе говоря.

Ностальгия по естественному

Сказать по правде, эти нынешние гонки за всеобщей стильностью кажутся гонками обреченных, когда сравниваешь их с продукцией предшествующих поколений. Я говорю даже не о Ньютоне, а о каких-то бесхитростных вещах вроде берлинских кабаре 20-30-х с тяжеловатыми тетками в нелепых костюмах. Конечно, все мы знаем, что практически любая старая фотография кажется более стильной, чем только что испеченная. Берлинские кабаре в ожидании Гитлера или цирк в исполнении Родченко для нас - шедевры чистого стиля. Сегодня и любой советский фильм 60-х выглядит куда более стильным, чем какой-нибудь клип или ролик, о стиле которого думали со звериной серьезностью. Да что там шестидесятническое кино! Снимки моделей Славы Зайцева, которые в свое время навевали уныние и подпитывали желание скорее эмигрировать, сейчас, на выставке "Начало авторской моды в СССР. 1960-80", кажутся даже не лишенными этакого стилистического флера. Впрочем, этот флер того же рода, как у всех объектов советской ностальгии - от ГУМа в его послевоенном виде до автоматов с газировкой, - умилительная экзотика, но Господь не приведи там еще раз оказаться.

Впрочем, есть в фестивальной ретроспективе и такие вещи, обаяние которых не сводится к "эх, были же времена...". Это - "Мои шестидесятые" Жана Мари Перье. Сначала, правда, кажется, что прелесть этой выставки заключена целиком в персонажах, которые на фото. Только полностью бесчувственный к мирской суете отшельник останется равнодушным, когда перед его глазами окажутся подряд Боб Дилан, молодая Денев, Жюльен Клерк с ромашкой в темных кудрях, молодые The Beatles, голубоглазый Джонни Холидей, обнимающий "вечную девочку" Сильви Вартан. А еще Мик Джаггер со товарищи, и молоды они до безобразия, и почти ничем не напоминают сегодняшние "байки из склепа".

И все же, смею заметить, обаяние снимков Перье не только ностальгического свойства. В них есть то, что можно назвать незатейливостью. Они - из тех времен, когда можно было снимать просто лицо и необязательно было "раскалывать" его на части каким-то хитрым цифровым способом, превращать его в декоративную маску или в палитру художника-визажиста. Когда можно было просто позировать и сравнительно сложные постановки не носили концептуального характера, а делались в основном шутки ради. Потому в отсутствие экзотики, эротики, подтекста, садизма, мазохизма и концептуализма снимки Перье являются образцом того, чего не хватает современной модной фотографии - обаяния и естественного стиля.

Лебедь в штольне

Но сегодня эта незатейливость у модной фотографии не в чести. "Просто" съемка модных костюмов и аксессуаров, равно как и лиц, никому не интересна. Это видно по избытку формальных затей (белых шарфов на фоне черно-белой опавшей листвы и т. д. и т. п.), заигрываний с перевоплощениями, коллажем и претензий на концептуальность. Отчего возникает этот избыток? Похоже, оттого, что модная фотография ни в чем не хочет уступать современному искусству. То, что она на это искусство пристально поглядывает, столь же очевидно, сколь и естественно. Авангардное искусство всегда служило источником идей и приемов для искусств "прикладных", таких как дизайн или модная фотография, еще с тех пор, как Ман Рей делал инсталляции на тему костюма.

Если вспомнить об этом, то присутствие рядом с работами молодых фотографов-экспериментаторов серии фотоснимков художника-концептуалиста Арсена Савадова под названием "Донбасс Шоколад" не кажется следствием какой-то путаницы. "Шоколад" (кто не знает) - это много-много голых, перепачканных угольной пылью шахтерских тел, иногда кое-где и очень слегка прикрытых белоснежными балетными пачками. Поначалу, когда встречаешься с этой неземной красотой на "Моде и стиле", недоумеваешь: "Художник хороший, серия весьма известная (ее Марат Гельман не раз выставлял), но при чем тут мода и стиль?" А потом понимаешь: да это же будущее модной фотографии! По крайней мере, одна из подсказок, один из указующих перстов.

Вот так открываешь однажды модный журнал, а там на нескольких разворотах вечерние наряды из новой коллекции Юдашкина натягивают на себя угольщики Донбасса (металлурги Норильска, рыбаки Сахалина, прапора Могилевщины). Я бы раньше себе такого не смогла представить, но теперь, обойдя десяток выставочных залов, запросто. Иного пути у модной фотографии как будто и нет.