Военно-системный кризис

Русский бизнес
Москва, 07.07.2003
«Эксперт» №25 (379)
Российский ВПК перестал быть системой. Отсутствие у государства четкой программы, постоянный передел собственности и коррупция привели к тому, что мы уже не делаем хорошо даже то оружие, которое всегда делать умели

То, что творится сейчас в нашем ВПК, иначе как тотальным кризисом не назовешь. В статье изложен сюжет с эсминцами для Китая, которые комплектуются старым или не прошедшим испытаний оборудованием. Помимо этого вспоминаются и недавний отстрел топ-менеджеров концерна ПВО, и бесконечные разборки АВПК "Сухой" с серийными заводами по вопросу, кто будет "головником" в очередном экспортном контракте, и скандал с фрегатами, которые "Балтийский завод" строит для Индии. Если кто не помнит, в последнем случае речь идет о зенитно-ракетном комплексе "Штиль-1", которым вооружаются фрегаты, - при зачетных стрельбах штилевские ракеты вместо того, чтобы поражать цели, самоуничтожались (производитель ЗРК "Штиль-1" - НПО "Альтаир").

Все это наводит на грустные размышления. Наблюдающие за этим кластером смирились уж было с тем, что остатки скукожившегося советского ВПК не в состоянии перейти на новые поколения военной техники, и все-таки полагали, что за счет советских заделов он еще несколько лет относительно благополучно просуществует (отсюда и интерес к ВПК крупного бизнеса, и постоянно возникающие попытки передела активов). Модернизация самолетов четвертого поколения, фора в системах ПВО и подводных лодках - со всем этим, казалось, еще долго можно играть на рынках стран третьего мира и поддерживать собственную обороноспособность при мизерных размерах гособоронзаказа. Похоже, что не получится. Даже то, что мы умели делать хорошо, теперь делается плохо.

Недавно автору этих строк довелось побывать на пресс-ланче вице-премьера Бориса Алешина, курирующего в правительстве в числе прочего и ситуацию в ВПК. Журналистов в тот момент больше всего волновали убийства и. о. гендиректора концерна ПВО Игоря Климова и Сергея Щитко, коммерческого директора ОАО РАТЕП, входящего в тот же концерн. Вице-премьер ответил: это, мол, частные разборки, а не системный сигнал - системе в целом ничто не угрожает. Что ж, если на экспортные корабли устанавливать неработающие ЗРК и списанное энергетическое оборудование и не счесть это системным сигналом, то о системе ли вообще идет речь в случае нашего ВПК?

В конце июня в Америке двух военных инженеров обвинили в промышленном шпионаже: Кеннет Бранч, разрабатывавший СЗР в Lockheed Martin, поддался на уговоры коллеги из Boeing Уильяма Эрскина и за кругленькую сумму и обещание дальнейшего трудоустройства "слил" ему техническую документацию. В результате Boeing выиграл у Lockheed Martin двухмиллиардный тендер на разработку системы запуска ракет (СЗР) для ВВС США. Да, и в американском ВПК не все чисто, скажет досужий читатель. Но здесь-то система как раз сработала: ракетчикам, по мнению экспертов, грозит 15 лет тюрьмы и многомиллионные штрафы.

Мы уже годы спорим, какие компании в военке должны быть частными, а какие государственными; сколько концернов должно остаться в авиапроме, а сколько в судостроении; кому поручить разработку истребителя пятого поколения (за несуществующие десятки миллиардов), а кому модернизацию четвертого. Это важные, но частн

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (379) 7 июля 2003
    Свобода и демократия в россии
    Содержание:
    Давно забытое старое

    Многие думали, что такой "беспредел", как нынешняя атака на ЮКОС, в России уже невозможен. Зря они так думали. Страна описала петлю во времени

    Обзор почты
    Наука и технологии
    Русский бизнес
    Реклама