Из подполья в филармонию

Культура
Москва, 26.04.2004
«Эксперт» №16 (417)
В Россию приезжает реформатор современного джаза Джон Зорн. Благодаря ему джаз, давно грешащий излишним академизмом, обретает второе рождение

Вообще, Москву ждет джазовое нашествие. В конце мая на ежегодный фестиваль "Богема-Джаз" приезжает один из величайших пианистов мира Херби Хэнкок, и в 60-е, и в 70-е преобразовывавший облик джаза и современной музыки вообще, а в 80-е в дополнение ко всему ставший одним из родоначальников электронной музыки. Непосредственно перед его приездом 12-13 мая нас посетит феноменальный певец, человек-оркестр Бобби Макферрин, широкой публике известный по песне Don`t worry, be happy. Макферрин на самом деле чуть ли не идеал музыканта. Обладающий невероятными вокальными возможностями, он поет все - от джазового мэйнстрима до классики, а заодно еще в одиночку устраивает на сцене удивительные шоу. И 60-летний Хэнкок, и 50-летний Макферрин - живые классики. Их приезд предваряют гастроли одного из самых актуальных джазменов - нью-йоркского саксофониста и композитора Джона Зорна, который выступит 29 апреля в Московском Дворце молодежи.

Герои вчерашних дней

Еще недавно мы были глухой джазовой провинцией. Лет семь-восемь назад приезд даже умеренно известного американского джазмена был грандиозным событием. Паркер, Колтрейн, Майлз Дэвис играли где-то в другой жизни, на другой планете - до нас доходили лишь отголоски музыкальных бурь, бушевавших в нью-йоркских и калифорнийских клубах. В последние годы ситуация несколько изменилась - разбогатевшие шестидесятники (когда-то стиляги с коллекцией пластинок "на ребрах", а ныне преуспевающие бизнесмены) принялись воплощать в жизнь юношеские мечты, наперебой приглашая заокеанских кумиров. Тут-то и выяснилась печальная правда - мы опоздали. К концу XX века когда-то мощный джазовый бум сошел на нет; нерв музыкальной жизни переместился в иные сферы. Великие американцы, сводившие с ума всю планету лет двадцать-тридцать назад, нынче готовы ехать за тридевять земель, чтобы заработать несколько тысяч долларов. Окончательно в этом мы убедились после довольно-таки анекдотичного приезда легендарного гитариста Эла ди Меолы. Когда-то он играл с Пако де Лусией и собирал полные стадионы - а приехав в Москву в 2001-м, аккомпанировал Леониду Агутину и Анжелике Варум. Насколько известно, за исполнение "Ля-ля-фа" и прочих шедевров он получил десять тысяч долларов. Для Агутина это деньги небольшие, для Меолы, при нынешней его невостребованности, - очень приличные.

Катастрофическое падение популярности джаза - прямое следствие постепенной утраты его общественной функции "самого революционного из всех искусств". Музыка в XX веке оказалась своего рода саундтреком для социальной жизни; различные культурные и даже политические силы находили себе музыкальные аналоги, подпитывали себя мелодически и гармонически. Сейчас это кажется странным, но когда-то Луи Армстронг казался сокрушителем музыкальных догм, экспериментатором почище Стравинского и Шостаковича. Он же со товарищи, напомним, был символом тогдашнего, довоенного движения за равноправие черных. В 50-е именно джаз - а вовсе не новорожденный рок-н-ролл - взяли на вооружение битники, маргинальны

Новости партнеров

«Эксперт»
№16 (417) 26 апреля 2004
Власть и бизнес
Содержание:
Домострой для бизнесмена

Высокопоставленные российские чиновники придумывают все новые и новые обременения для крупной частной собственности в стране. В обмен на относительную легитимность требуется отказ от использования налоговых льгот, масштабная благотворительность и безусловная поддержка партии власти

Наука и технологии
На улице Правды
Реклама