Благотворительность по принуждению

Если бизнес понуждать к благотворительности, то эта благотворительность будет всегда выглядеть как попытка откупиться от общества. Хотя есть основания полагать, что традиции социальной инициативы возродятся в России и без понуканий

В последнее время жизнь нашей страны изобилует открытиями. Совсем недавно предприниматели осознали хрестоматийное: нельзя жить в обществе и быть свободным от этого общества. Термин "социальная ответственность бизнеса" вошел в обиход и зазвучал в дискуссиях, на радио и телевидении, замелькал на страницах газет... Наверное, это правильно. Правильно, что не стоит относиться к обществу, к стране как к дойной корове. Что нужно делиться и помогать. Что вообще все должны быть более ответственными. Но, несмотря на всю правильность, несмотря на готовность предпринимателей быть социально ответственными, существование ряда проблем здесь более чем очевидно. И дело не в том, что кто-то слишком жаден, и не в том, что кто-то недостаточно патриотичен. Дело - в фундаментальных проблемах отечественного общественно-политического дискурса, в недостаточной проработанности ключевых понятий, их оторванности от исторического и культурного контекстов, в отсутствии самых общих представлений о том, в какой стране мы живем, и какую - строим.

Случай с социальной ответственностью бизнеса в этом смысле типичен. Если оставить в стороне долгие дебаты о конкретном содержании этого термина, о специфике его инкорпорирования в отечественную политическую культуру, то здесь все происходит по принципу "партия сказала 'надо', комсомол ответил 'есть'". Но ответил без особого энтузиазма и усматривая в общественно полезной инициативе классический механизм давления или даже шантажа.

Авторы данной статьи не ставят перед собой цели "открыть обществу глаза" на то, чем же на самом деле является социальная ответственность бизнеса и в каком виде эта идея должна быть реализована в России. Их главное намерение - привлечь внимание к некоторым аспектам обсуждаемой проблемы, которые, на их взгляд, имеют существенное, а во многом - определяющее значение.

Почему нет энтузиазма

Основная цель бизнеса - извлечение прибыли в рамках действующего законодательства. Соответственно, главная обязанность бизнесмена - соблюдать закон, в том числе трудовое законодательство, регулирующее его отношения с наемными работниками, природоохранное законодательство, фискальное законодательство, конвертирующее уплачиваемые им налоги и зарплаты, пенсии, льготы и иные расходные статьи государственных бюджетов всех уровней, и проч. Этим формальные обязательства предпринимателя перед государством и обществом исчерпываются. Все прочие обязательства носят сугубо добровольный характер и определяются главным образом этическими нормами и политической культурой, степенью понимания предпринимателем того факта, что улучшение внешней среды бизнеса непременно положительно отразится на этом самом бизнесе, а также требованиями репутационного менеджмента.

Благотворительность не может быть обязанностью. Такая постановка вопроса абсурдна. Благотворительность самостоятельно возникает на определенном этапе развития предпринимательства и во многом отражает уровень его зрелости. Форсирование этого процесса, придание ему формальных рамок, фиксирование его обязательного характера - это самый верный путь к его замедлению, способный вызвать у представителей бизнеса устойчивое отторжение к благотворительности, то есть прямой путь к прямо противоположному результату. И дело не только в том, что предприниматель сам лучше знает, сколько средств и когда он может отвлечь от своего бизнеса на благотворительные нужды так, чтобы этому самому бизнесу не повредить. И не только в том, что прерогатива определять конкретное направление использования этих средств принадлежит ему безоговорочно.

Свобода представляет собой баланс между ограничениями внутренними и внешними, а процесс освобождения - переход от внешних ограничений к внутренним. Если меценатство есть следствие решения самого бизнесмена, то оно - акт выражения свободы. Если же это решение стимулируется извне, то это акт выражения несвободы

Возвращаясь к упомянутому в начале статьи понятию "свобода", напомним, что, не означая отсутствия ограничений, свобода представляет собой баланс между ограничениями внутренними и внешними, а процесс освобождения - переход от внешних ограничений к внутренним. Меценатство, благотворительность и прочие социальные некоммерческие инициативы по сути представляют собой отвлечение финансовых ресурсов, которые можно было бы направить на развитие бизнеса или просто положить себе в карман. В обоих случаях это - типичное ограничение. Если решение о таком ограничении принимает сам бизнесмен, то оно - акт выражения свободы. Если же принятие такого решения стимулируется извне, то есть это решение навязывается, ограничение носит внешний характер и представляет собой акт выражения несвободы. Такое стимулирование противоречит идее построения свободной страны свободных людей и посылает мощнейший деструктивный заряд в систему общественных отношений, препятствует гармонизации этих отношений и негативно сказывается на развитии страны в целом.

Сами предложат и сами дадут

Стоит ли говорить о том, что эффективность любого действия, совершенного по принуждению, значительно ниже аналогичного действия, выполненного по собственной инициативе? По мнению авторов, выход ответственности бизнеса перед обществом за рамки требований закона необходим и безусловно полезен, но форсирование процесса не только непродуктивно, оно не нужно. Если говорить о меценатстве, благотворительности, социальной инициативе, то здесь все произойдет (и происходит) в любом случае. Три основные причины мы обозначили выше: этика, общество как среда развития бизнеса, репутационный менеджмент.

Во-первых, личностная этика - древнейший фактор социальной ответственности предпринимателей и прочих состоятельных людей, и есть все основания полагать, что со временем забытые традиции российской социальной инициативы возродятся и укрепятся.

Во-вторых, любой бизнес существует в контексте той или иной общественной среды, и он зависит от этой среды. Бизнес зависит от социальной стабильности, от качества человеческих ресурсов, от инфраструктуры, поэтому он в любом случае будет инвестировать средства в улучшение, совершенствование этой среды с тем, чтобы обеспечить наиболее благоприятные условия для собственного развития. И здесь интересы бизнеса полностью совпадают с интересами общества.

Наконец, немаловажное значение имеет репутационный менеджмент. Не секрет, что социально ответственные компании в современном мире пользуются большим уважением и доверием партнеров и клиентов, что социальные инициативы оказывают значительное влияние на капитализацию компаний, что сотрудники демонстрируют большую лояльность к работодателю, если он не пренебрегает благотворительностью и дает им ощущение сопричастности благому делу.

Таким образом, процесс усиления социальной ответственности бизнеса имеет собственную динамику и не нуждается во внешних стимулах. Более того, как выясняется, стимулы эти его тормозят.

Практика разделяй и властвуй

К сожалению, принуждение - не единственный ингибитор этого процесса, есть более сильные, более деструктивные факторы.

Любая помощь (а социальные инвестиции - это все же всегда помощь) предполагает наличие определенного уровня симпатии/сочувствия дающего к берущему. С одной стороны, расхожее представление о том, что российские элиты относятся к народу с изрядной долей высокомерия и презрения, к сожалению, небезосновательно. Справедливости ради подчеркнем, что в бизнес-элите такое отношение распространено не больше, а пожалуй, и меньше, чем в элите политической и в среде интеллигенции. Народ, в свою очередь, к предпринимателям особенно теплых чувств также не испытывает - сказываются и десятилетия советской власти, и ощущение обманутости, возникшее на исходе XX века. Эта взаимная неприязнь, доходящая подчас до обоюдной ненависти, отнюдь не способствует развитию "социально ответственного бизнеса", усилению у предпринимателей желания помогать и отдавать. В самом деле, нелегко заставить себя искренне захотеть помочь тому, у кого новость об убийстве-банкротстве-аресте любого бизнесмена вызывает чувство благодушного удовлетворения.

В этой ситуации определенные политические круги намеренно разжигают ненависть, играя на чувствах людей и используя народ как овчарку, которую в любой момент можно спустить с цепи, тем самым показывая бизнесу всю хрупкость его могущества, непрочность его положения.

Эта игра на противоречиях, будучи вполне инструментальной в качестве средства устрашения и шантажа, в качестве защиты интересов узкого круга людей, деструктивна и опасна для системы общественных отношений в целом. Применение принципа "Divide et impera" в собственной стране слишком цинично и совершенно непатриотично. Вместо этого стоило бы напомнить, что большую часть рабочих мест обеспечивают те самые нелюбимые предприниматели. Что именно они - главный источник поступления бюджетных средств, из которых платятся все зарплаты бюджетникам и пенсии, из которых финансируются правительственные программы, за счет которых модернизируются основные фонды, развивается социальная инфраструктура. Что на частных предприятиях по статистике производительность труда на порядок выше, а значит, выше зарплаты сотрудников и лучше условия труда.

Об общей ответственности

В обществе накоплен мощный заряд ненависти, отравляющей жизнь всем без исключения и таящей в себе опасность разрушительного социального взрыва. С одной стороны - общество и власть, с другой - бизнес. С одной стороны - потребление и перераспределение, с другой - производство. Активно культивируются старые стереотипы вроде "богатый - вор, бедный - честный". Ситуация кричаще бессмысленная и разлагающая общество. И здесь говорить об ответственности только лишь бизнеса бессмысленно - необходимо вести речь о развитии социальной ответственности всех участников общественных отношений, основанной на взаимном уважении и стремлении к консолидации. Общей целью должно стать превращение государства в целостный организм, в котором каждый выполняет свою функцию и поддерживает другого. В котором бизнес не только платит налоги, но и вкладывает деньги в социальную инфраструктуру, ощущая поддержку, а не давление со стороны власти, благодарность, а не ненависть со стороны народа. А до тех пор любая социальная активность бизнеса будет восприниматься как попытка откупиться, как подачка, которую, конечно, берут, но при этом еще больше озлобляются. До тех пор, пока в каждом бизнесмене будут учить видеть вора, а не успешного человека, которому каждый рубль дался весьма непросто и который за свой нынешний социальный статус заплатил годами упорного труда, зачастую здоровьем, отказом от простых жизненных удовольствий (удовольствий, которые любому обывателю представляются само собой разумеющимися - вроде сна, приятного времяпрепровождения, восьмичасового, а не безразмерного рабочего дня); до тех пор, пока народ будут учить преуспевающего человека ненавидеть, а не учиться у него, до тех пор, пока установка "отнять и поделить" будет доминировать над установкой "заработать" - до этих пор любая социальная ответственность бизнеса будет вызывать глухое раздражение у берущего и неприязнь у дающего.

И менять надо не директивы, законы и кодексы, а ментальные установки, стереотипы и убеждения. А посадить народ на "наркотическую иглу" дани от бизнесменов - это не выход. К сожалению, об этих проблемах вспоминают в основном во время предвыборных кампаний и в ходе популистских дискуссий - реальных практических шагов до сих пор не сделано. В стране никто не занимается построением системы ценностей и норм, улучшением нравственного климата в обществе, а давно пора разработать комплексную долгосрочную программу построения такой системы, реализуемую через все возможные каналы, начиная от школьных учебников и заканчивая СМИ, телевидением, литературой и искусством.

В стране никто не занимается построением системы ценностей и норм, улучшением нравственного климата в обществе, а давно пора разработать комплексную долгосрочную программу построения такой системы, реализуемую через все возможные каналы, начиная от школьных учебников и заканчивая СМИ, телевидением, литературой и искусством

Необходимо также отметить, что при разработке и реализации политики, направленной на стимулирование и развитие благотворительности в России, важнейшее значение имеет расстановка акцентов.

Главным образом это означает необходимость избежать превратного, ошибочного и потому вредного для общества подхода, когда социальная активность трактуется как социальная дань, социальный налог, социальная рента, откуп богатых, расплата за обогащение и проч. Для этого идеология социальной ответственности должна разрабатываться не в отрыве, но как неотъемлемая часть общегосударственной российской идеологии и, соответственно, параллельно с развитием и укоренением ключевых ценностей капиталистического общества, главная из которых - уважение к частной собственности.

До тех пор, пока уважение к частной собственности не станет само собой разумеющимся, социальная стабильность будет недосягаемой. Причина тому - нежелание части общества эффективно работать из-за надежды на неминуемый передел собственности и нежелание другой части общества расширять социальную активность из-за того, что в окружающих ее представители видят постоянную и ощутимую угрозу не только их собственности, но самому физическому существованию.

Отсутствие социальной стабильности сегодня грозит перерасти в хроническую болезнь нынешнего режима, тогда как достижение социальной гармонии могло бы стать одним из наиболее значимых успехов президента, ничуть не менее значимым, чем удвоение ВВП.