Агрессивное бесчувствие

14 марта 2005, 00:00

Редакционная статья

Первые сообщения об уничтожении Аслана Масхадова появились 8 марта во второй половине дня.

Несмотря на праздничный день, решительно далекий от какой-либо политики и никак не располагающий к излишнему общественному возбуждению, новость эта сразу же вызвала самый широкий общественный резонанс. Однако единодушной реакции снова не получилось.

Казалось бы, есть вещи, на которые нормальный человек может реагировать лишь в определенном диапазоне, в рамках личных особенностей темперамента и нюансов этического свойства. Масхадов - очевидный и безусловный враг нашей страны, который более десяти лет воевал против России и непосредственно связан (как минимум) с теми, кто взрывал дома в Москве и Волгодонске, кто захватывал заложников в театральном центре на Дубровке и в Беслане, кто устраивал взрывы в московском метро и уничтожал пассажирские самолеты. Не обязательно считать Масхадова исчадием ада, а его гибель называть "лучшим подарком к 8 марта" - в конце концов, умер человек, и, каким бы он ни был, - Господь теперь ему судья.

Однако среди тех, кто сколько-нибудь публично проявил свою реакцию - в Интернете, на радио и в газетах, - едва ли не самым громким оказался хор тех, кто принялся обвинять российские власти в чудовищном преступлении (мягкий вариант - "грубой ошибке") и предрекать кровавую плату, которая ждет Россию за содеянное. И дело даже не в откровенном вранье и полном непонимании сущности чеченского терроризма: с гибелью Масхадова вероятность крупных терактов на территории России значительно уменьшилась, ибо без лозунга "Российская власть должна сесть за стол переговоров с Масхадовым" все эти чудовищные преступления во многом теряют смысл.

Люди имеют право быть наивными, но граждане, как бы они ни относились к конкретной власти, все-таки не должны желать своей стране бед и поражений, не должны быть на стороне ее врагов. Этого требует не закон, а элементарный здравый смысл, элементарный инстинкт самосохранения общества, просто нравственное чувство. Впрочем, странно говорить о здравом смысле и хоть каком-то инстинкте самосохранения, когда люди, живущие в городе, пережившем уже более десяти страшных терактов, с почти не скрываемым мстительным злорадством пророчествуют новые взрывы и захваты, буквально призывая их.

И не исключено, что и призовут. Сегодня многие и в России, и на Западе пишут, что "Кремль убрал Масхадова как раз тогда, когда угроза мирных переговоров стала почти неизбежной". И в общем, они не так далеки от истины. Нет, разумеется, никакой угрозы мирных переговоров не было и в помине. Солдатские матери (которые, кстати, делали когда-то безусловно важное дело, добиваясь хоть сколько-нибудь человеческих условий службы для своих сыновей), занявшись вдруг мирными переговорами с Масхадовым, не нашли понимания даже в ПАСЕ. Но связь между необходимостью убрать Масхадова и мирными переговорами очевидна. "Мирная инициатива солдатских матерей" была бы куда эффективнее на фоне захвата нескольких сотен заложников, взрыва дома или уничтожения вагона метро в час пик. Не то что ПАСЕ, но и куда более пророссийские организации не смогли бы отказать ни "солдатским матерям", ни Масхадову во внимании.

Именно поэтому все антитеррористические подразделения спецслужб в последнее время работали в экстренном режиме. Поэтому так торопились убрать Масхадова.

Сегодня не стоит бояться мести боевиков за смерть бывшего президента бывшей Ичкерии - ни за Дудаева, ни за Гелаева, ни за Радуева никто не мстил. Что же до пророчествующих о мести "честных граждан", то трудно понять, каким образом они не пропускают в собственные головы простую мысль: их страстные предсказания и очевидная готовность возложить вину за любой теракт на власти собственной страны и создают предпосылки для новых несчастий.