Счастье сжиженной субстанции

Иван Рубанов
28 ноября 2005, 00:00

Производство сжиженного природного газа - одно из наиболее перспективных направлений мировой энергетики. Россия здесь пока явный аутсайдер

Редкое мероприятие, проводимое работниками газовой отрасли, обходится без упоминания ставшей очень модной аббревиатуры СПГ, которую произносят с таким же восхищением, с каким советские женщины некогда обсуждали итальянскую обувь, а школьники - импортные джинсы. И их легко понять. Последние десятилетия производство СПГ, то есть сжиженного природного газа, стремительно растет. Сейчас это уже масштабный бизнес, обеспечивающий значительную часть международной торговли газом. СПГ-технологии все заметнее теснят традиционный для России сегмент трубопроводных поставок, а аналитики и отраслевые специалисты в один голос пророчат дальнейший бурный рост производства и потребления сжиженного газа. Может показаться, что Россия как ведущая газовая держава, имеющая выход на все ключевые рынки и владеющая третью газовых запасов, просто обязана быть одним из ключевых СПГ-игроков. Но это не так: промышленного производства сжиженного природного газа в нашей стране не ведется. Так чем же приглянулся потребителям сжиженный газ и насколько этот бизнес перспективен для России?

Сырье для энергетики будущего

По большому счету СПГ - не самостоятельный промышленный продукт, а форма транспортировки природного газа. Добытый на месторождениях газ на специальных предприятиях путем резкого охлаждения сначала сжижается, затем везется морскими судами-метановозами в порты, где на специальных терминалах по регазификации СПГ вновь преобразуется в газообразную форму для доставки по трубам конечным потребителям.

Естественно, производство СПГ теснейшим образом связано с изменением спроса на природный газ, и вот тут, как оказывается, у СПГ перспективы самые радужные. Хорошо известно, что ключевую роль в мировой энергетике сейчас играет нефть, которая обеспечивает более трети совокупного энергопотребления, на втором месте находится уголь, и лишь третью позицию занимает природный газ, хотя его доля за последние двадцать лет и увеличилась с 19 до 24%. Практически все отраслевые специалисты считают, что в дальнейшем добыча газа продолжит расти опережающими по сравнению с другими углеводородами темпами. Вместе с тем многие аналитики убеждены, что нас ожидает резкий рост потребления газа и в результате он сместит нефть с пьедестала главного энергоносителя. По сути, речь идет о том, что мировая энергетика из состояния "нефтяной паузы" переходит в состояние "газовой паузы".

Например, известный американский специалист-нефтяник Майкл Экономидес прогнозирует, что к 2020 году газ займет господствующую позицию в мировом ТЭКе, а его доля в энергопотреблении достигнет 45-50%. Основания для подобных предположений есть, и весьма веские. Мировые запасы нефти уже сильно выработаны, в то время как с газовыми ресурсами ситуация куда лучше: если нынешних запасов нефти при текущем уровне добычи хватит на 37 лет, то обеспеченность газом почти вдвое лучше - 66 лет. При этом развитые страны все активнее стимулируют замещение традиционных видов сырья для энергетики - угля и нефти - природным газом, сжигание которого наносит намного меньший ущерб окружающей среде. Тем более что с началом действия Киотского протокола подобные экологические преимущества приобретают конкретное и весьма немалое денежное выражение. Как отмечает вице-президент The Boston Consulting Group Камерон Бейли, более высокий налог на выброс CO2 сделает угольную генерацию нерентабельной и ускорит ее вывод из эксплуатации, что вызовет дополнительный рост спроса на газ на развитых рынках. Не менее важно для потребителей и другое преимущество газа: в пересчете на теплотворную способность он оказывается на десятки процентов или даже в разы дешевле нефти.

Как отмечает Камерон Бейли, внутреннее производство на развитых рынках, например в Европе и США, уже в ближайшем будущем не сможет справиться с растущим спросом на газ. Сейчас его запасов, при условии сохранения уровня производства на этих рынках, хватит только на десять лет, так что им неизбежно придется наращивать импорт. При этом г-н Бейли не сомневается, что значительная и все возрастающая часть международной торговли будет происходить в форме СПГ, а не трубного газа (см. график 3). Что же такого особенного в сжиженном газе, почему он так привлекает потребителей и заставляет производителей использовать сложные и дорогостоящие технологии?

Мобильный газ

Оказывается, что по сравнению с трубопроводами СПГ-технологии имеют целый комплекс критически важных преимуществ.

Многие из них связаны с "мобильностью" сжиженного газа: при необходимости он может быть доставлен с любого завода по сжижению на любой регазификационный терминал. Транспортировка судами-газовозами дешева, а длина транспортного маршрута, в отличие от прокладки трубы, не является в этом бизнесе критическим параметром. Получается, что производители и покупатели сжиженного газа вольны в выборе торгового партнера. Иными словами, рынок СПГ неминуемо будет полностью конкурентным.

Другой, не менее важный, аспект "мобильности" связан с тем, что технология СПГ позволяет оперативно менять объемы производства и поставок газа в зависимости от рыночной конъюнктуры. То есть появляется возможность легко сглаживать сезонные и суточные колебания спроса, при этом контракты на излишки продукции при необходимости могут торговаться на бирже. Возможности рыночной торговли контрактами на поставку СПГ оказываются особенно привлекательными для крупнейших импортеров, именно в сторону такой модели реформирует свой газовый рынок крупнейший потребитель российского газа - Евросоюз. Впрочем, страны, зависимые от импорта энергоносителей, делают ставку на СПГ еще и потому, что это дает им отличную возможность диверсифицировать структуру энергопотребления - снизить как долю нефти (как правило, доминирующей в энергобалансе), так и долю основных поставщиков.

Наконец, лишь СПГ оказывается единственно подходящей технологией для трансокеанических перевозок (например, из Персидского залива в США или Японию). А как ожидается, именно подобные транспортные поставки будут в ближайшей перспективе расти опережающими темпами, поскольку возрастают региональные дисбалансы между производством и потреблением газа. В частности, из-за прогнозируемого спада газодобычи в Канаде, который будет сочетаться с ростом спроса на газ в США, значительно увеличатся потребности в поставках газа на североамериканский рынок.

Но это еще не все преимущества сжиженного газа.

Устоять невозможно

Если в трубопроводы могут закачиваться только простейшие углеводородные газы - метан (CH4) и этан (C2H6), которые используются почти исключительно для сжигания на электростанциях (потому эту смесь и называют энергетическим газом), то сфера применения продуктов, получаемых из СПГ, куда шире. Заводы по сжижению и регазификации играют одновременно и роль химического производства: используемые на них технологии позволяют с минимальными затратами извлекать из поступившего с месторождения газа все ценные примеси или же разделять сжиженный газ на фракции.

Основная из этих фракций, смесь этана и метана, после регазификации закачивается в трубопроводы и по своему составу и применению в точности соответствует энергетическому газу. Меньшая по весу так называемая широкая фракция легких углеводородов (ШФЛУ) состоит из более сложных по химической формуле веществ и представляет для потребителей ничуть не меньший, а может, даже больший интерес, чем энергетический газ. ШФЛУ является важнейшим сырьем для нефтехимии, а кроме того, может использоваться для производства бытового топлива или моторных топлив (так называемую пропан-бутановую смесь завозят автотранспортом в отдаленные районы).

Особенно перспективным выглядит использование газа в качестве автомобильного топлива, и дело не только в том, что газовый "бензин" вдвое дешевле своего нефтяного аналога. На фоне планируемого в 2006-2008 годах значительного ужесточения экологических нормативов в развитых странах ожидается стремительный рост потребления этого продукта (в ЕС вообще поговаривают о кардинальном переходе с бензина на газовое топливо), ведь он наносит меньший ущерб окружающей среде по сравнению с традиционными бензинами, получаемыми из нефти.

Хотя на ШФЛУ приходится лишь порядка 10% от объемов поступающего с месторождений природного газа, стоят они заметно дороже традиционной энергетической смеси и являются для изготовителей СПГ весьма ценным бонусом к основной продукции. Впрочем, даже если эту фракцию не извлекать, это автоматически будет оплачено потребителями, ведь теплотворная способность у такого газа будет выше, а СПГ оценивается в расчете на энергетические единицы (так называемые British Thermal Units, или БТУ), а не меры объема или веса.

Помимо технологических преимуществ создание СПГ-объектов обыгрывает трубные проекты и по ряду инвестиционных характеристик. Для их реализации, например, требуется меньший стартовый капитал и не столь продолжительные сроки строительства (около трех лет). Если для начала прокачки газа по трубопроводам необходимо полностью завершить создание газопроводной нитки, то мощности по производству сжиженного газа можно вводить в строй постепенно, а поставки начинать после вложения 50% средств. Владельцы СПГ-объектов в несравненно меньшей степени отягощены рисками ухудшения политических взаимоотношений, корпоративных войн или падения спроса, в то время как реализация трубопроводных проектов невозможна без твердых долгосрочных договоренностей между поставщиками, потребителями и транзитными государствами.

Ложка дегтя

При таких существенных преимуществах сжижение уже давно бы стало главной технологией в международной торговле газом, если бы не два его недостатка.

Первый связан с высокой опасностью СПГ-производств. Взрыв на СПГ-заводе - это не просто авария, это катастрофа, которая может привести к полному разрушению производства и гибели персонала. Пробоина в метановозе близ крупного мегаполиса чревата еще более плачевными последствиями. Весь СПГ немедленно превратится в колоссальные объемы газа, который при неудачном стечении обстоятельств может отнести ветром в сторону города, вызвав там массовые отравления и удушья.

Как отмечает исполнительный директор Международного альянса по СПГ Дэвид Свит, негативное общественное мнение - одна из ключевых причин того, что ни один регазификационный терминал до сих пор не был построен на Восточном побережье США. Частичным решением этой проблемы является строительство СПГ-объектов в слабо заселенных местах. Например, в вышеупомянутом случае проблему решили путем строительства регазификационного завода в пустынных районах мексиканского полуострова Калифорния.

Другой постоянно упоминаемый российскими газовиками недостаток СПГ - его дороговизна по сравнению с трубным газом. Действительно, сжижение и регазификация стоят недешево, порядка 40-55 долларов за тысячу кубометров, а это больше, чем отпускная цена такого же объема газа для российских потребителей. Однако, как оказывается, этот недостаток, по крайней мере в западноевропейских странах, уже стал достоянием прошлого.

Продавцы сжиженного газа получают заметный выигрыш за счет экономии на морских перевозках. Как отмечает Юрий Орлов, член совета РАН по физико-техническому анализу энергетических систем, при благоприятных условиях такой способ транспортировки газа на единицу расстояния и объема оказывается почти на порядок дешевле газопроводного. Благодаря этому на больших расстояниях, свыше 2-2,5 тыс. км, СПГ-технологии обыгрывают трубопроводные проекты по экономическим параметрам (см. график 4). Если в 70-х годах себестоимость сжижения была исключительно высокой, а строительство терминалов - весьма капиталоемким, то с течением времени все составляющие СПГ-технологии постоянно совершенствовались и удешевлялись. Например, капитальные затраты на строительство заводов по сжижению газа сократились с 2 тыс. долларов за тонну мощностей несколько десятилетий назад до 500 долларов ныне (см. график 5). В результате стоимость СПГ на ключевых рынках приблизилась к ценам на трубный газ. Причем, как уверяют специалисты, СПГ-технологии по-прежнему будут удешевляться, в то время как затраты на строительство и обслуживание материалоемких трубопроводных систем, напротив, продолжат расти.

Старт гонке уже дан

Первая коммерческая перевозка сжиженного природного газа состоялась в 1965 году, но глобальный характер производство СПГ стало приобретать лишь с начала 90-х. С тех пор мировая торговля СПГ ежегодно возрастала на 5-10%, а по темпам роста потребления сжиженный газ сильно обогнал традиционные энергоносители и стал превращаться во все более серьезного конкурента трубопроводного газа (см. график 1). К настоящему времени почти четверть международной торговли газом приходится на поставки в форме СПГ, благодаря чему доля трансграничной трубопроводной торговли в последние годы постоянно сокращалась - приблизительно на 1% в год.

Никто из отраслевиков не сомневается, что в среднесрочной перспективе рынок сжиженного газа продолжит свой стремительный рост. Как ожидается, к 2010 году мировое производство СПГ вырастет в разы и, по разным прогнозам, достигнет 200-400 млн тонн (см. график 2), что вполне подтверждается невероятным количеством строящихся и проектируемых СПГ-объектов. При том что сейчас в мире действует шесть с половиной десятков заводов по сжижению и регазификации, уже возводится 25 новых, а еще 80 проектов находится на стадии рассмотрения. Если в 2003 году в мире работало около 120 танкеров-метановозов, то в 2004 году их стало сразу на 30 штук больше, а кроме того, были размещены заказы на 55 судов, которые будут спущены на воду в 2005-2007 годах. Многие из новых проектов анонсированы или уже реализуются в странах - новичках сообщества добытчиков углеводородов, благодаря чему число игроков рынка сжиженного газа резко возрастет уже в ближайшем будущем.

Пока, правда, мировой рынок СПГ представлен малым количеством игроков и сильно концентрирован: около 70% потребления приходится на Японию, Южную Корею и США; почти такую же долю поставок обеспечивают пять стран-производителей - Индонезия, Малайзия, Алжир, Катар, Тринидад и Тобаго. Отчасти поэтому "мобильные" качества СПГ пока используются не полностью. Как и в трубном бизнесе, основные объемы газа контрактуются в рамках долгосрочных соглашений, а суда-газовозы строят под определенные маршруты и конкретные терминалы.

Однако, как отмечает Юрий Орлов, бурно развивающийся рынок в ближайшем будущем претерпит серьезные изменения. Вместе с резким ростом количества игроков значительно возрастут объемы спотовой торговли, осуществляемой на краткосрочной основе и в рыночных условиях, подобно тому как это сейчас происходит с пшеницей, нефтью или цветными металлами. По оценкам Cedigaz и The Boston Consulting Group, c 2002-го по 2010 год этот сегмент рынка увеличится в шесть раз и составит около 15% от всего продаваемого СПГ. Показательно, что в последние годы некоторые покупатели СПГ, в частности японские энергетические компании, разместили заказы на суда-газовозы, не связанные с каким-либо конкретным проектом.

Россия пока аутсайдер

На мировом рынке СПГ значение России сейчас близко к нулю: сжиженный газ в заметных количествах мы не производим и не потребляем, хотя и имеем колоссальный ресурсный потенциал. Отчего же крупнейшая газовая держава мира до сих пор практически не участвовала в развитии перспективного сегмента рынка? По большому счету до последнего времени для российских компаний это направление было неинтересно или неактуально. Главный российский добытчик, "Газпром", делал ставку исключительно на развитие собственной, крупнейшей в мире, газопроводной системы. Мелкие газодобывающие компании были не в состоянии самостоятельно тянуть многомиллиардные проекты, ну а нефтяникам, тоже ведущим добычу газа, не было резона инвестировать огромные средства в непрофильный бизнес.

Что касается компании-монополии, то ее "отречение" от сжиженного газа, похоже, было вызвано следующими причинами. "Газпром" довольно успешно экспортировал свой газ по трубам, в то время как появление на рынке его же СПГ нарушило бы один из ключевых торговых принципов компании: газовые поставки "Газпрома" не должны конкурировать друг с другом. Но, вероятно, сыграли свою роль и факторы субъективного толка. Например, такой: газовая монополия привыкла работать в слабоконкурентной среде, с хорошо проверенными партнерами, на основе долгосрочных контрактов и, похоже, попросту не решалась выходить на высококонкурентный и малознакомый рынок СПГ. Тем самым мы как страна частично упустили инициативу. Сейчас, несмотря на быстрый рост потребления СПГ, дефицита этого товара на мировом рынке не наблюдается; производители вполне поспевают за спросом. А это значит, что халява новых производителей не ждет.

Так, может, нам имеет смысл по-прежнему ориентироваться на трубопроводные поставки газа в Европу и не особо оглядываться на мировые тенденции, тем более что от этого региона никакой океан нас не отделяет? На наш взгляд, это не самая дальновидная стратегия. Сейчас мы берем на себя множество рисков, привязываясь к отдельным потребителям. Мы платим немалые деньги за вынужденный транзит нашего газа соседям. При этом львиную долю доходов за доставку газа конечным потребителям получают европейские газораспределительные компании, а не Россия как добытчик газа. Наконец, мы еще и добровольно лишаем себя выхода на другие, более перспективные, чем европейский, рынки, в первую очередь США и стран АТР. Но все эти недостатки могут померкнуть на фоне возможных проблем в будущем, когда российский трубный газ в Европе, несмотря на нынешнюю низкую себестоимость добычи, может оказаться отнюдь не дешевым.

При этом Россия обладает рядом конкурентных преимуществ, благодаря которым она уже давно могла бы стать если не лидирующим, то весьма крупным производителем СПГ. Страна имеет выход ко всем ключевым потребителям: сжиженный газ с месторождений Ямала и шельфа арктических морей удобно поставлять в Северную Европу и США, а углеводородные запасы Сахалина и Восточной Сибири близко расположены к крупнейшим в мире японскому и корейскому рынкам. В России возрастает добыча так называемого жирного газа, содержащего ценные примеси, а значит, и более дорогого. Как ни парадоксально, но заметные преимущества нам дает и суровый климат. По словам Юрия Орлова, в зимний период, когда спрос на энергоносители максимален, выработка СПГ на сжижающих установках в климате северных регионов может возрастать на 30% по сравнению с аналогичными производствами в экваториальных районах.

Лучше поздно, чем никогда

В среднесрочной перспективе изготавливать сжиженный газ в нашей стране все же начнут. Российские возможности для создания подобного производства по достоинству оценили иностранцы. В 2003 году консорциум ведущих западных энергетических компаний Shell, Mitsui и Mitsubishi, осваивающих сахалинские углеводородные залежи, одобрил запуск второго этапа проекта, важнейшей частью которого является строительство завода по сжижению газа и необходимой сопутствующей инфраструктуры. Правда, российским будущее предприятие можно назвать лишь условно (среди инвесторов нет отечественных компаний, к тому же иностранцы ведут добычу в рамках соглашения о разделе продукции). Тем не менее сахалинский завод окажется одним из крупнейших в мире. Сложности со сбытом новому проекту не грозят, ведь он расположен намного ближе к крупнейшим мировым потребителям, чем заводы конкурентов: российский СПГ можно доставляться в Японию за один день, в то время как другим производителям подобный груз приходится везти туда больше недели.

Хотя и с сильным опозданием, резко изменили свое отношение к СПГ и в "Газпроме". Представители компании недавно объявили о первой поставке сжиженного газа в США, которая, по их словам, стала "новой страницей во внешнеэкономической деятельности" монополии. Хотя отправленный груз был куплен у британской компании, а судно нанято на стороне, громкое заявление продемонстрировало то значение, которое в "Газпроме" теперь начали придавать рынку СПГ.

Правда, самостоятельно войти на рынок сжиженного газа "Газпром" пока не в состоянии. Сложности во многом связаны с нехваткой опыта - и по работе на конкурентном рынке, и по созданию СПГ-производств в целом. К тому же наши промышленные предприятия не умеют строить крупные установки по сжижению и суда-газовозы, а ведь российские проекты необходимо реализовывать в очень непростых природных условиях. В такой ситуации единственной возможностью реализации СПГ-проектов для "Газпрома" становится совместная деятельность с уже работающими на рынке иностранцами по схеме "Газ наш, а деньги, опыт и выход на рынок - ваши".

Нетрудно догадаться, что первым СПГ-объектом, на который обратили свой взор газпромовцы, стал вышеупомянутый сахалинский проект. "Газпром" настойчиво попросился в состав консорциума и уже договорился с крупнейшим акционером, компанией Shell, об обмене части ее доли в проекте на свои активы в других регионах. Хотя сейчас стороны все еще пытаются урегулировать спорные вопросы по условиям обмена, вряд ли стоит сомневаться, что в ближайшей перспективе "Газпром" своей цели добьется.

Ключевой проект

У "Газпрома" есть и собственный проект по созданию СПГ-завода, пожалуй, единственный из реально осуществимых в среднесрочной перспективе в России. Это создание СПГ-производства на базе Штокмановского месторождения газа. Ранее "Газпром" предполагал пустить добываемый там газ в североевропейский газопровод, однако затянувшееся освоение месторождения поставило крест на этих планах. Теперь с его помощью российская компания рассчитывает закрепиться на атлантическом рынке СПГ. Совокупные вложение в проект должны составить порядка 20 млрд долларов, мощности завода по сжижению составят 7,5 млн тонн в год, а первые поставки продукции планируется начать в 2010-2012 годах.

В середине этого года проект начал приобретать конкретные очертания, а два месяца назад "Газпром" уже сформировал так называемый шорт-лист - укороченный список пяти потенциальных иностранных участников для вхождения в формируемый для освоения консорциум. Скорее всего, будет избрано два ключевых партнера. Один станет выполнять функцию поставщика технологий - на эту роль подойдут норвежские Norsk Hydro или Statoil, имеющие опыт строительства СПГ-объектов в арктических условиях; другим, возможно, окажется компания из США, которая обеспечит выход на североамериканский рынок. Это второй по близости рынок после европейского, куда крупные объемы штокмановского СПГ точно не пойдут во избежание конкуренции с трубным газом "Газпрома".

Но даже если оба СПГ-проекта, сахалинский и штокмановский, будут полностью реализованы, Россия с их помощью войдет в лучшем случае в десятку крупнейших мировых производителей СПГ. Такова цена нашей медлительности.

При подготовке статьи использованы материалы исследования "Технология СПГ - вариант освоения ресурсов газа полуострова Ямал" и международного "круглого стола" "Мировой опыт: оптимальные модели функционирования газовой отрасли"