Француз не пройдет

Культура
Москва, 05.02.2007
«Эксперт» №5 (546)
В Петербурге расторгнут контракт на строительство второй сцены Мариинского театра с автором проекта Домиником Перро. Такой итог сотрудничества с французским архитектором дискредитирует идею проведения крупных международных конкурсов в России

Французский архитектор Доминик Перро не будет руководить строительством нового здания Мариинского театра в Петербурге. Последующей разработкой и осуществлением его проекта займется пока не известная российская компания. Расторжение контракта стало финальной точкой в конфликте между автором проекта, победившего в международном архитектурном конкурсе 2003 года, и ФГУ «Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» и другими ведомствами, задействованными в реконструкции театра.

Уйди, проклятый

Чтобы лучше понять историю проектирования новой сцены Мариинского театра, надо для начала мысленно нарисовать две параллельные прямые. Одна прямая будет называться «мечта о новой западной архитектуре», другая — «желание обойтись без иностранцев». Тогда историю Мариинки-2 можно представить себе в виде хаотичных колебаний между этими двумя параллелями.

Началось все с того, что в августе 2001 года Госстрой провел тендер на реконструкцию Мариинского театра. Победила там американская девелоперская компания Samitaur Constructs. Компания пригласила архитектора Эрика Оуэна Мосса, с которым уже было осуществлено несколько проектов. В феврале 2002 года Мосс предложил проект нового здания Мариинского театра и проект реконструкции Новой Голландии (тогда Новая Голландия шла в комплекте со второй сценой театра). И театр, и концертный зал для Новой Голландии Мосс представил в виде сочетания строгих геометрических и изломанных, истерзанных стеклянных объемов — в лучших традициях архитектуры деконструктивизма. Проект этот стал настоящей проверкой архитектурных вкусов. Если бы он был принят, Петербург, не избалованный ни современной архитектурой, ни московскими бешеными темпами строительства, тут же, одним махом вырвался бы вперед в заочном архитектурном соревновании с Москвой, уже поросшей псевдоисторическим безобразием и к тому же принявшей очень консервативный проект реконструкции Большого театра.

Но американский вариант тогда заклевали и затоптали, инкриминировав его автору полное непонимание петербургского контекста, местных традиций, души города и тому подобных эфемерно-фундаментальных вещей, которые выползают на свет божий всякий раз, когда архитектурное решение не хотят обсуждать по существу. Мораль была такая: уйди, проклятый Мосс, без тебя справимся. Но вслух было сказано следующее: «Что же это за произвол? Такое важное здание — и без архитектурного конкурса?!» И Госстрой объявил международный архитектурный конкурс.

Градообразующее заклинание

Словосочетание «архитектурный конкурс» к тому времени уже превратилось в заклинание. Превратилось по воле той части архитектурной и сочувствующей общественности, которая наелась московских доморощенных архитектурных тортов и мечтала о том, что в России будут проходить международные конкурсы на важные общественные постройки, как во всем цивилизованном мире. К нам будут ездить иностранные звезды и бороться друг с другом на наших глазах, кто лучше застроит какой-нибудь ужасный пустырь в Хорошево-Мневниках. И

Новости партнеров

«Эксперт»
№5 (546) 5 февраля 2007
Мировая война
Содержание:
Диспозиция Армагеддона

Соединенные Штаты отказались от переговоров с Ираном и наращивают давление на Тегеран. Шансов на предотвращение большой войны становится все меньше

Обзор почты
Реклама