Возвращение Астрахани

Юрий Алешин
10 сентября 2007, 00:00

С декабря 2004 года, когда к власти в Астрахани пришла команда 39-летнего депутата областной думы Сергея Боженова, город начал восстанавливать дороги и мосты, чистить каналы и хочет вернуть себе утраченное когда-то звание южнороссийской Венеции

Определение «современный город» к Астрахани долгое время было неприменимо. Слово «провинция» как нельзя лучше характеризовало город и в эпоху СССР, и в постсоветское время. Самый южный город на Волге нуждался не только в финансовой поддержке, но и в грамотном менеджменте. Вывести город из забытья удалось только в последние несколько лет, и нынешние муниципальные власти, новая формация управленцев во главе с мэром Сергеем Боженовым, уже не согласны с тем, что Астрахань называют провинцией

— Сергей Анатольевич, за несколько лет в городе проделана работа, которая не велась десятилетиями. Городской бюджет вырос совсем ненамного. Вы что, клад нашли?

— На самом деле с точки зрения бюджета ситуация мало изменилась. У нас по-прежнему 90 процентов средств уходит на социалку. Как и в тот момент, когда мы пришли к власти. Разбитые дороги, закрытые для движения мосты, кучи мусора на улицах, совершенно убитая коммуналка, парки, дворы, заросшие бурьяном, постоянные отключения света и воды. Представили картину? Мы начинаем вникать в дела, и выясняется еще одна шокирующая деталь — город в долгах буквально по самые девятиэтажки. При двухмиллиардном бюджете старая власть умудрилась задолжать полтора миллиарда под семнадцать, восемнадцать процентов годовых, МУПы на грани банкротства. А чем занимается экономический блок? А он контролирует деятельность муниципальных предприятий и обосновывает тарифы. Проще говоря, не делает ничего. Я разогнал этих горе-экономистов. Взял на работу других: молодых, думающих и, главное, способных на революционные преобразования. Сначала перекредитовались. Снизили процентную ставку с восемнадцати до пятнадцати процентов. И начали готовить выпуск муниципального займа. Заем разместили под 9,5 процента, сейчас готовимся запустить второй, уже всего под семь процентов. Так, глядишь, от крупных кредитов совсем откажемся.

— То есть никаких чудес, никаких найденных сокровищ…

— Вот вы говорите про клад. Так ведь главные сокровища в головах. Кто мешал прежней администрации разработать новую экономическую концепцию и начать вытаскивать город из ямы? И тогда, и сейчас было очевидно: большие деньги не свалятся с неба. Мы стали искать механизм, как развивать город без бюджетных денег. Иначе зачем вообще было приходить к власти? И мы его нашли. Все ключевые замы разъехались по стране в поисках инвесторов, не пропускали ни одной крупной экономической выставки, ни одного форума. Кстати, вы можете себе представить, что несколько лет назад внешних инвестиций в город вообще не поступало? Мы подготовили концептуальные программы по выводу Астрахани из кризиса. К нам пришли крупные торговые сети, инвесторы создали тысячи новых рабочих мест, где заработная плата была выше, чем предлагал местный бизнес. В городе сократилась безработица. Провели исследования местного бизнеса и выяснили, что наши предприниматели готовы вкладывать деньги в благоустройство: реконструировать набережные, озеленять скверы, ремонтировать дороги и мосты. Просто их никогда об этом не просили. А мы вот не погнушались. Предложили конкретные проекты, и уже за первые полтора года нам удалось отремонтировать несколько пешеходных мостов, построить набережные там, где до этого были свалки и трущобы. Сейчас же на их месте любимые места отдыха астраханцев: скверы на берегу городских каналов, зеленый газон, цветы, лавочки, замечательное освещение, удобные дорожки. А какой мост появился в городе с помощью предпринимателя-мецената, депутата Госдумы Астраханской области Александра Жеребина — Мост влюбленных! Даже традиция новая появилась, и сейчас ни одна свадьба не обходится без посещения этого моста.

— В городе вообще много мостов. Даже с Петербургом сравнить хочется. Вам льстит такое сравнение?

— Пару лет назад оно было бы неприятным для Петербурга. Вы наши городские каналы видели? Чего в них только нет: покрышки, урны, лавочки, не говоря уже про тонны пластика и прочего хлама. Но сейчас мы приводим их в божеский вид. Осушаем, чистим от мусора и ила, укрепляем берега, реконструируем мосты. Кстати, в Астрахани, стоящей на воде, многие внутригородские мосты оставались закрытыми для движения более десяти лет! До их ремонта у прежних властей не доходили руки. Два года назад мы начали реконструировать четыре действующих пешеходных моста, чтобы они не разделили участь своих собратьев. В этом году приступили к автомобильным. Один уже открыли после капитального ремонта, еще несколько готовимся сдать в следующем году.

— Но мост — это не парк и даже не набережная. Затраты совсем другие. Откуда деньги?

— Я сейчас, может быть, неправильно делаю, что говорю это, но наши подрядчики начали работать на мостах в долг, под наше честное слово. Мы просто убедили их в том, что это нужно делать сейчас, а не завтра. Город уже узнал, что такое автомобильные пробки, и во многом виной тому — загубленная в прошлом инфраструктура. Работы начались, а мы параллельно стали искать деньги. И нашли. Помогли федеральный центр и партия «Единая Россия». На развитие дорог и мостов нам выделяется около 400 миллионов рублей. Также у нас есть, как мы его называем, проект века — почти километровый мост через реки Прямая и Кривая Болда. Сейчас строители уже заканчивают подводные работы и начинают выводить опоры моста. Для нас это стратегический объект. Некоторое время назад меня убеждали, что деньги необходимо потратить на ремонт дорог. А я настоял на том, чтобы появился мост (деньги на дороги мы найдем). Новый мост свяжет с центром города один из самых крупных микрорайонов, в котором есть и промышленные предприятия, и торговля и который должен расти и развиваться. А с «большой землей» его связывает старый хиленький двухполосный мостик, где утром и вечером автомобили стоят в пробках по два-три часа. И это не Москва, это Астрахань!

— Дороги в Астрахани — это отдельная тема. Улицы поворачивают, сужаются и расширяются совершенно неожиданно. Так исторически сложилось? Как в таких условиях можно заниматься решением транспортных проблем?

— Это действительно исторический курьез. Долгое время Астрахань застраивалась вообще без какого-либо плана. Кто где хотел, там и строил дома, а между ними петляли улицы. Сейчас полноценные магистрали в городе можно пересчитать по пальцам. Без малого три года назад мы столкнулись с тем, что на капитальный ремонт дорог из городского бюджета выделялось всего 18 миллионов рублей в год. На полумиллионный город! Для начала мы увеличили эту цифру почти в десять раз. Причем подрядчикам было поставлено жесткое условие: положите брак — будете перекладывать за свой счет. В результате были выявлены фирмы, которые откровенно халтурили и клали на проезжую часть асфальт для тротуаров. Специалисты, думаю, поймут, что это значит: такая дорога не простоит и полсезона — развалится. Нерадивые строители срезали бракованный асфальт и клали новый. Муниципалитет не платил за это ни копейки, все за счет халтурщиков. В итоге нам удалось действительно капитально отремонтировать многие улицы, и на них уже третий сезон нет ни одной выщерблины.

— Вы говорите о таких масштабных проектах, а ведь вряд ли у Астрахани финансовых проблем меньше, чем у других российских муниципалитетов.

— Я бы даже сказал, больше. За последние два года из-за межбюджетных перераспределений город потерял около двух миллиардов рублей. По ряду экономических показателей Астрахань выглядит более чем скромно. Взять, к примеру, бюджетную обеспеченность на душу населения. У нас она составила в 2006 году всего 16 тысяч рублей, это по консолидированному бюджету. А в Краснодаре — 49 тысяч, Волгограде — 36, в Ростове-на-Дону — 34, в Ставрополе — 29. Ниже, чем в нашем городе, обеспеченность населения только в Элисте, Нальчике, Майкопе и Махачкале, но у них она компенсируется трансфертами из бюджетов более высокого уровня. А мы выкручиваемся сами, так сказать, изыскивая внутренние резервы и увеличивая налоговые сборы. Если в 2004 году сборы НДФЛ — основы городского бюджета — составляли 1,3 миллиарда, то в 2006-м они скакнули до двух миллиардов. За два года налоговые и неналоговые доходы по Астрахани выросли почти в два раза.

— Уровень собираемости налогов является индикатором уровня роста зарплаты. Что, астраханцы стали больше зарабатывать?

— Да. И об этом свидетельствует статистика. В прошлом году среднемесячный доход одного горожанина составлял 9,536 тысячи рублей, в 2005-м этот показатель не дотягивал и до 7,5 тысячи. Растут темпы строительных работ и объемы вводимого в эксплуатацию жилья. По этому показателю мы действительно бьем рекорды и не скромничая говорим об этом. По-другому нам работать нельзя. Ведь основная проблема Астрахани — старый жилищный фонд (только представьте: более чем у 30 тысяч астраханских семей туалет на улице)! А это около ста тысяч человек, нуждающихся в новом жилье. Найдите в России еще один город, где проблема жилья стояла бы настолько остро. Я понимаю, что никаких астраханских денег не хватит на то, чтобы решить проблему. В этом случае мы не гнушаемся просить помощи. Ведь если государство не примет срочных мер по ликвидации городских лачуг, их жители, их дети, внуки и правнуки будут жить в трущобах. Вам не становится страшно от этой мысли?

— От того, что мы с вами испугаемся, никому легче не станет. Вы предлагаете что-то конкретное?

— Национальный проект. Ведь это проблема национального масштаба. Поднимают же в рекордные сроки здравоохранение, образование. Почему бы так же масштабно не решить пресловутый жилищный вопрос? Сейчас, конечно, в рамках подготовки к 450-летию Астрахани выделяются средства на переселение, но их не хватает. Жилищный фонд стареет быстрее, чем строятся дома. Поэтому я на всех уровнях власти, до которых только возможно достучаться с моего поста, поднимаю этот больной вопрос. Но ожидать больших федеральных денег, сидя на завалинке, просто преступно. Мы договариваемся со строителями, возводим социальное жилье, которое выкупаем по ценам ниже рыночных. И заселяем людей. Многих — бесплатно! В это трудно поверить, потому что почти по всей России от подобной практики давно отказались, но это чистая правда. У наших людей, которые живут в трущобах, денег на кредиты и ипотеку нет. Были бы — давно бы купили нормальные квартиры. Переселенцы получают новое жилье как от муниципалитета, так и от инвесторов. Мы заключаем с ними соглашения, где прописано обременение земельных участков: снести трущобы, предоставив жителям благоустроенные квартиры. Берем кредиты в банках, покупаем жилплощадь. В конце прошлого года мы взяли около 180 миллионов и переселили около 200 семей из таких лачуг, которые и жильем-то назвать язык не поворачивался.

— Когда смотришь на современную Астрахань, одетую сейчас в строительные леса, создается впечатление, что многое можно делать и без национальных проектов.

— Да, это так. Вот сейчас, например, мы запустили мегапроект по ремонту пятиэтажек. Столица от них избавляется, а мы ремонтируем, так как это жилье еще может прослужить. Федерация дает деньги на ремонт подъездов и крыш, а мы красим фасады. Причем я предложил не просто белить дома, а подойти к этому творчески. Наши художники сделали оригинальные проекты, и сейчас разукрашенные фасады не похожи один на другой. Смотрится просто замечательно! Мы привлекли к процессу ремонта домов горожан, предложив им поучаствовать в финансировании работ. Чисто номинально — всего три-пять процентов от общих затрат. И результат нас порадовал. Люди начали иначе относиться к сделанному. Портит кто-то имущество города, поджигает кнопки в лифте, топчет цветы, пишет на стенах — люди и в милицию звонят, и сами замечания делают. Впервые за долгое время, говорят, мы поняли, что мы тут не просто проживаем, а живем и что этот город — наш. Недавно выезжали дом после ремонта принимать. Иду мимо лавочки, а одна старушка говорит: «Спасибо, сынок». Ради таких слов и стоит работать.