Незавершенная миссия

Герман Греф по-прежнему убежден, что вступление в ВТО — благо для России, удручен модой на госкорпорации и низкой эффективностью госаппарата и всей экономики

Бессменный министр экономики путинского призыва Герман Греф лишился своего поста в ходе сентябрьской рокировки кабинета. «Три недели, прошедшие с момента моей отставки, — слишком малый срок для глубокого разбора полетов», — сухо реагирует Греф на нашу просьбу порассуждать об эволюции роли МЭРТа за годы его руководства этим ведомством.

Впрочем, особо теплого приема мы и не ждали — Греф давно и плотно закрепился в первой тройке наиболее критикуемых персон во власти и имеет стойкую ненависть к журналистам (по этому поводу он недобро шутит с самого начала беседы). Его критиковали и сверху — за отказ по-военному четко удвоить ВВП за семь лет и мгновенно загнать в плановые рамки инфляцию, и снизу — за нежелание отступать от ультралиберального подхода к регулированию российской хозяйственной жизни. В чем Грефу не откажешь — умеет держать удар. Не желая мириться со сжимающимся по факту объемом полномочий своего министерства и засасывающей в болото согласований рутиной работы кабинета, он оставил свой пост. Твердость характера и страсть к порядку, похоже, сидят в немецких генах и подкрепляются пятилетним штудированием правоведческих трудов на юридическом факультете Омского университета.

Оценки инсайдера по горячим следам достаточно любопытны — независимо от степени их убедительности они во всяком случае не умозрительны. Герман Греф рассказал «Эксперту» о ВТО, Стабфонде, госкорпорациях и правительственной кухне.

Одной ногой в ВТО

— За семь с половиной лет во главе министерства что вам удалось сделать из задуманного, а что не удалось?

— Самое важное из незавершенных мною дел — это вступление России в ВТО. Девяносто с лишним процентов работы сделано, остался последний шаг, и он требует сегодня очень больших усилий. Я думаю, что правительство сделает все для того, чтобы эта работа была доведена до конца.

Вступление в ВТО — это исторический шаг для России, он меняет статус страны. Сегодня у нас нет возможности проводить активную агрессивную внешнеэкономическую политику. ВТО открывает такую возможность. Что я имею в виду? Это поддержка наших компаний, устранение всех дискриминаций, как товарного плана, так и инвестиционного, и, конечно же, создание новых региональных торговых экономических союзов.

Этот важнейший шаг должен быть сделан в ближайшие полгода, и возможности для этого все есть. Нужна лишь политическая воля внутри страны. Я убежден, что серьезных внешних ограничителей у нас не осталось.

— Но ведь вступление в ВТО будет означать утрату Россией значимых рычагов защиты во внешней торговле?

— Нет. Весь арсенал защитных мер государство может использовать в рамках ВТО.

— Это смотря на каких условиях вступим...

— Условия нашего вступления на сегодняшний день фактически полностью определены. У нас остались переговоры с одной страной — Саудовской Аравией, они на стадии завершения. И у нас фактически осталось два вопроса: один с США, который мы в последнюю неделю моей работы практически согласовали, и один с ЕС — это экспортные пошлины на древесину. Всё. Все ос

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (580) 22 октября 2007
    Съезд КПК
    Содержание:
    Вечно вместе с партией

    Коммунистическая партия Китая становится более открытой и понятной для общества, но ее роль внутри страны меняться не будет. Дискуссия по этому поводу, осторожно начатая в Китае в начале правления Ху Цзиньтао, свернута и более невозможна

    Спецвыпуск
    Обзор почты
    Русский бизнес
    Реклама